Жду

Анна Павлова прекрасно закончила Ставропольскую детскую художественную школу, а потом и Ставропольское художественное училище, его живописно-педагогическое отделение (мастерская Петра Охрименко). Восемь лет проработала художником-оформителем в клубе собаководства. Успела поучаствовать в двух художественных выставках, одна из которых была персональной.

Я побывала на ее третьей выставке. Скажу по секрету, что приход в выставочный зал Ставропольского краевого дома народного творчества на этот раз обернулся для меня языковым курьезом. Знала, направляясь знакомиться с работами Павловой, что она художник-анималист. Это в моем понимании значило – мультипликатор. Подойдя к дверям, я несколько настороженно рассмотрела плакат Аниной выставки. «Ми-Тяй и Ко» – гласило название того, на что я пришла смотреть. «А как же мультики?» – подумала я. Зашла в выставочный зал. Он был полон четвероногих друзей – в художественном исполнении, конечно. Тогда-то и открылось мне истинное значение понятия «анималист» – человек, рисующий представителей животного мира, братьев наших меньших.

Анна Павлова – живописец и график. Ее пристрастие к изображению животных (а большая часть ее работ – из «собачьей» тематики) и объяснять не стоит. «Мамин питомник – мой ровесник», – смеется она.

Поворотным моментом ее творческого выбора мне представляется появление в семье Павловых того самого Ми-Тяя (помните, название выставки?). Знакомство брошенного на произвол судьбы четырехмесячного щенка китайской хохлатой собаки и его нынешней хозяйки состоялось пять лет назад. Щенок, оставленный предыдущей владелицей в клубе собаководства, перед этим не реагировавший ни на чью ласку, выбрал юную Анну в «вожаки своей стаи» по моментально возникшей любви с первого взгляда. На следующий день пара влюбленных сердец уже покоряла вершины: у Ани состоялся запланированный поход через горы к морю. Ми-Тяй располагался в рюкзачке или забавно и преданно семенил рядышком. Чтобы ее лысенький принц не обгорел на солнцепеке (ведь только голова, лапки и кончик хвоста Ми-Тяя покрыты шерстью), Аня смастерила ему нехитрую одежку из банданы и носового платка. В считанные часы щенок стал душой компании: ловил кузнечиков, подбирал оброненную жевательную резинку и вообще был очень дружелюбен и весел. С той поры Ми-Тяй и Анна Павлова неразлучны.

Надо же, отметила я, у них даже внешний вид схожий. Причем не собака похожа на хозяйку, а хозяйка, если можно так выразиться, на свою собаку: Анина стильная стрижка увенчивается на макушке таким же хохолком, как и у Ми-Тяя. «Я сама придумала для себя такую прическу, а потом подобные стрижки стали модными», – улыбается она.

На выставке Павловой Ми-Тяй повсюду. Вот характерный портрет «Ми-Тяй хитрый», вот «Ми-Тяй под одеялом», вот «Ми-Тяй с красными квадратами». И в каждой работе до мельчайших оттенков передано настроение «натурщика».

Однажды она написала портрет, на котором Ми-Тяй сидел и жмурился от ярких солнечных лучей. За этой работой последовали еще три. Получился своеобразный цикл картин: «Солнце», «Снег», «Ветер» и «Дождь». Может ли нарисованная собачка передать состояние человека, вышедшего из дома в мягкий снежный день, или пронизываемого свежими струями ветра, или мокнущего под проливным дождем, или подставившего лицо солнцу и – улыбающегося? Ми-Тяю это удалось, или Ане – с его помощью. Или им двоим.

Сейчас у художницы нет отбоя от заказов владельцев «друзей человека». Люди любят своих четвероногих воспитанников и хотят, чтобы они «жили» и в работах Анны Павловой.

Аня Павлова чувствует и может запечатлеть, работая маслом ли, пастелью, карандашом, и особенности экстерьера собаки (в чем ей часто помогает профессиональный взгляд мамы), и ее характер. Для нее не существует двух одинаковых бульмастифов или мопсов. Каждое животное – особенное, по-своему неповторимо, знает Анна. И рисует портреты Рыжего, Ратибора, Норда, изредка «разбавляя» их лукавой или мудрой кошачьей мордочкой. Посмотрите, они действительно живые: озорные и величественные, забавные и отважные, доверчивые и беззащитные. Чтобы передать особенности каждой собаки, художница неоднократно общается с «героем» очередного портрета, фотографирует, даже пишет с натуры, если тот усидчив. «Все собаки воспринимают меня как друга», – говорит Анна. Подтверждение тому – ее теплые, добрые картины.

И все же не зря ожидала я увидеть мультяшные рисунки, собираясь на выставку: без мультипликации не обошлось. Оказывается, Аня два года подряд ездит в Москву: штурмует художественный факультет ВГИКа, отделение рисованной анимации. Уже отучилась на подготовительных курсах. Несколько работ были представлены посетителям нынешней выставки. Большинство рисованных персонажей, конечно, зверушки. Я спросила: откуда берутся сюжеты для мультфильмов? «Одна работа, «Мой французский друг», – это мой сон. Большинство остальных – задания ВГИКа, – последовал ответ. – Но все преподаватели замечали, что я выбираю темы или придумываю мультистории обязательно с участием животных».

Замечаете ли вы, как анимализм и анимация нашли свое звуковое отражение в имени Ани Павловой, отозвавшись в душе ее любовью ко всему живому, нуждающемуся в человеческой защите?