Недавно в Ставропольской епархии РПЦ побывала группа представителей комиссии по выработке концепции реформы духовного образования Русской православной церкви. Предложение о создании такой комиссии прозвучало на Архиерейском соборе РПЦ в октябре 2004 года. фото с сайта: eparhia.stavropol.net

В Ставрополе члены комиссии, в частности, ознакомились с работой Ставропольской духовной семинарии, старейшим учебным заведением подобного типа на Кавказе. Состоялись встречи гостей с преподавателями семинарии, а также ряда ставропольских вузов, сотрудничающих с церковью в деле духовного просвещения молодежи. Главным содержанием этих бесед стало единодушное понимание важности объединения усилий ради духовно-нравственного оздоровления нашего общества. Впрочем, говорить о том, что уже проводится некая реформа духовного образования, пока рано, считает один из членов комиссии архиепископ Рязанский и Касимовский Павел.

– Идет процесс переосмысления всего многовекового опыта духовного образования с учетом современных условий и требований. Подобная комиссия, кстати, работала в 1917 году, но после революции, естественно, была распущена… Сегодня мы живем уже совсем в иной стране, многое изменилось. Это не может не влиять и на такую часть церковной жизни, как образование. Вот почему мы много ездим по епархиям, посещаем семинарии, изучаем деятельность современных духовных школ, мнения и пожелания преподавателей и студентов. Видим свою задачу в том, чтобы поднять уровень духовной школы до вузовского, получить не только лицензию на ведение образовательной деятельности, но и аккредитацию, тогда дипломы выпускников наших учебных заведений будут соответствовать и государственным стандартам.

Состояние просветительской работы в Ставропольской епархии вызвало у гостей чувство глубокого удовлетворения. Продолжающееся здесь храмостроительство, восстановление порушенных святынь позволяет надеяться, что дело духовного возрождения принесет свои благодатные плоды. Ведь, как не раз говорил Святейший Патриарх Алексий, чем больше у нас будет храмов, тем меньше будет необходимости строить тюрьмы… Идет преображение человеческой души. И тут роль православной церкви трудно переоценить. Большие задачи стоят сегодня перед новыми поколениями священнослужителей, перед теми ребятами, которые сейчас учатся в семинариях, готовясь вступить на стезю духовного пастыря.

– По сути дела, неформальная реформа духовного образования уже идет не один год, начавшись после произошедших в стране политических преобразований, – полагает епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан. – Ранее церковь находилась в своего рода темном углу, не имея возможности заниматься присущими ей делами в социальном служении, образовании, воспитании. В современной России перед церковью встал вопрос – каким быть духовному пастырю в наше время? Он сегодня должен не только уметь отслужить литургию, выполнить ту или иную церковную требу. Он выходит в мир, за стены храма. Идет в школу к детям, идет в больницы к пациентам, идет в места заключения к людям, преступившим закон, идет и к наркоманам, потерявшим облик человеческий… И всюду он должен уметь найти нужное слово, ключ к душе каждого. А значит, кто-то должен его этому научить. Ведь в семинарию приходят обычные юноши – из сел, станиц да имеющие веру, но далеко не всегда готовые к служению.

Усложнение задач привело к тому, что в Ставропольской семинарии, например, период обучения вырос с четырех до пяти лет, приблизившись к вузовскому уровню. Рассматривается дальнейшая судьба регентского и иконописного отделений: быть может, их следует вычленить из семинарии как что-то прикладное в области церковного искусства. Много вопросов по поводу перехода на государственные стандарты образования: полезно это или нет? Не пострадает ли от этого качество обучения в духовной школе? Не хотелось бы, считает владыка Феофан, чтобы некие чиновники, далекие от православия, начали вдруг диктовать условия духовной школе. Тем более что уже есть свои весьма неплохие наработки. Ставропольская семинария сегодня в числе лучших в России. Один пример. Когда потребовались кандидаты на обучение в соответствии с президентской программой подготовки кадров в области религии при Московском госуниверситете, только двое ребят успешно сдали вступительные экзамены – это были ставропольские семинаристы.

В ходе обсуждения вопросов духовного образования не раз вспоминали участники имя Святителя Игнатия Брянчанинова, очень много сделавшего для становления Ставропольской духовной семинарии и ныне являющегося ее небесным покровителем. Дворянин, аристократ с блестящими дарованиями, окончивший элитное военное инженерное училище, имевший широкие возможности для светской карьеры, он всецело отдал себя служению Богу, оставив о себе память как духовный писатель, мыслитель, ученый. Его труды входят в сокровищницу духовной литературы. Во времена Святителя Игнатия тоже остро стоял вопрос реформы духовной школы, поэтому опыт полуторавековой давности весьма ценен. Мы должны научиться извлекать уроки из прошлого в органичном сочетании с современными требованиями жизни.

Сегодня одни обвиняют церковь в излишнем увлечении светскими проблемами, другие, наоборот, говорят, что церковь отделяется от общества, что она должна активнее отвечать на вызовы времени. Получается, у церкви нет права на ошибки. И снова с особой силой встает – как первоочередной – вопрос об уровне служителя церкви, духовного наставника ХХl века. Базовые компоненты предполагаемой реформы закладываются на многие годы вперед, и подходить к их разработке, конечно, надо очень ответственно.

– Когда нам говорят о необходимости подогнать стандарт духовного образования под светский, это вызывает вполне обоснованные опасения, – говорит епископ Феофан. – Стоит лишь вспомнить, в какие атеистические времена формировалось светское образование. Между тем как церковное образование имеет куда более глубокие корни. Исторический факт: Московский госуниверситет вырос когда-то из Славяно-греко-латинской духовной академии!.. Вопрос надо ставить иначе. Да, по форме стандарты духовного и светского образования могут быть близки, но церковь обязана сохранить дух своих школ. Признание государством духовного образования как одного из компонентов общей системы образования представляется логичным шагом на этом пути. И сама система образования от этого только выиграет.

Нельзя не согласиться с владыкой в том, что и обществу надо научиться видеть церковь иначе, не так, как это было принято в годы «безбожного» государства. Мы все еще часто продолжаем мыслить атеистическими категориями, смешивая понятие «светское государство» с понятием «атеистическое государство». Светское считается безбожным, а ведь это абсолютно не так! Светское государство занимается своими вопросами, церковь – своими, не мешая другу другу, а взаимообогащая в служении обществу в целом. Реформа – деликатная, кропотливая, очень нужная, но ни в коем случае не скоропалительная работа.

Обращаясь к будущим пастырям, иконописцам, регентам, епископ Феофан, в частности, подчеркнул:

– Не забывайте никогда о самом главном, ради чего вы пришли в стены духовных школ: вы пришли послужить Богу, церкви, народу Божию и Отечеству. Годы учения в семинарии должны стать для вас временем формирования своей личности, сугубо посвященной одному высокому служению. Не обязательно спросят у вас диплом об образовании и какие в нем оценки. Но в первую очередь на вас будут смотреть, насколько вы своим личным примером доказываете истинность проповеди, которую несете людям. Это – ваше главное свидетельство! Выйдя из духовной школы, вы пойдете не просто в храмы, но – к людям.

Пожалуй, к этому вряд ли можно что-то добавить. Я видела, как семинаристы, внимая архипастырю, как-то по-особенному подтянулись, посерьезнели. Мир вокруг ждет их. И они придут.

Наталья БЫКОВА