Вспомним историю. В 1990 году съезд народных депутатов РСФСР принял Закон «О земельной реформе», а немного позднее вышел Указ президента страны Бориса Ельцина «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в Российской Федерации».

Что же произошло за эти пятнадцать лет у нас на Ставрополье? Для начала скажем об объемах производства валовой продукции сельского хозяйства в масштабах России. Если к началу реформ доля сельхозпредприятий здесь составляла 76 процентов, то в 2004 году – уже 43,1. Объемы производства продукции в частном секторе увеличились с 24 процентов в 1990 году до почти 60 в 2004-м.

По Ставрополью, как подтвердили в краевом комитете государственной статистики, почти аналогичные показатели. В производстве животноводческой продукции заметно увеличилась доля личных подсобных хозяйств. За предыдущий год частник дал 65,6 процента мяса, 68 – молока, 59 процентов – яиц. В то же время коллективные сельхозпредприятия ослабили свои позиции. Общий спад производства сельхозпродукции за последние десять лет составил более семи процентов.

Как видим, коллективные хозяйства начали терять былое положение в аграрной экономике. Груз ответственности за выживание отрасли отчасти взвалили на себя единоличники. Именно благодаря им, по мнению специалистов, спад в аграрном секторе оказался не таким значительным, как в промышленности.

Почему же агрореформа в стране и в нашем крае не дает ожидаемых результатов? Для того чтобы компенсировать спад валового производства сельхозпродукции, руководство страны идет по легкому пути, ежегодно завозя огромные партии продовольствия из-за рубежа – на сотни миллиардов рублей, вместо того чтобы поддержать отечественного производителя. На мой взгляд, причин торможения реформы несколько. Во-первых, ее успех во многом зависит от организаторов. Можно лишь сожалеть в данном случае, что таких ярких реформаторов, как царь Александр II, премьер Петр Столыпин, сегодня днем с огнем не сыщешь. Ни президент России, ни премьер роль лидера в вопросах аграрных преобразований на себя не взяли. Такая же ситуация и в крае. Реформа безымянна. Спросить не с кого.

Между тем реальный сельхозпроизводитель связан сегодня бесчисленными путами. Среди них – чиновничья волокита, ограничение прав владельца имущественных и земельных долей и многое другое. Во многом из-за политических, а не экономических причин аграрная реформа как в стране, так и крае свернута.

Другой причиной торможения преобразований видится дискриминация частника на фоне коллективного хозяйственника. В лучшем случае, три-четыре процента капиталовложений, по данным статистики, идет в част-ный сектор – и это при 60 процентах в доле общего производства валовой сельхозпродукции. В то же время 96-97 процентов всех государственных субсидий устремлены сегодня на поддержание и реанимацию коллективных предприятий. И все потому, что фермерство и личные подсобные хозяйства до сих пор остаются у государства нелюбимым пасынком…

Михаил ЗОНОВ