В последнее время все громче раздаются голоса политиков и различных правозащитных организаций, выступающих за гуманное отношение к наркозависимым и даже легализацию легких наркотиков. При этом забывают, что наркоманы редко бывают одиночками: чтобы добыть деньги на «зелье», они зачастую вынуждены вовлекать в сети дурмана все новых и новых людей.

Андрей А. в свои двадцать семь лет был, что называется, наркоманом со стажем. Нигде не работал, семьей себя не обременял. И только одна мысль мешала ему жить спокойно: где взять деньги на «ширево»? Выход нашелся просто: приглашать к себе «на хату тех», кто желает «расслабиться», а своеобразным пропуском сделать принесенные гостями наркотики, чтобы и Андрею доза перепадала. Дело оставалось за малым: найти клиентуру. Своими планами Андрей поделился с Сергеем Б. Тот затею одобрил, и наркопритон заработал.

Как и задумывалось, клиенты приходили не с пустыми руками. Приносили с собой ингредиенты для изготовления наркотиков и щедро делились им с Андреем и Сергеем. Но просуществовал притон недолго. Вскоре о нем стало известно и правоохранительными органами.

Нагрянувшие в квартиру Андрея сотрудники Госнаркоконтроля во время обыска обнаружили и изъяли полный набор для кустарного изготовления наркотиков, а также шприц с коричневой жидкостью. Позднее эксперты определили это как «экстракт маковой соломы».

Действия А. и Б. были квалифицированы по части 2 статьи 232 УК РФ (организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ, совершенные организованной группой). Октябрьский районный суд Ставрополя посчитал их вину полностью доказанной. Да и сами обвиняемые во всем признались, призывая принять во внимание их полное раскаяние.

Однако приговоры суда в отношении преступников были разными. Андрей А. уже не впервые сидел на скамье подсудимых. Более того, преступление он совершил в период испытательного срока. А потому суд пришел к выводу, что встать на путь исправления А. сможет лишь в условиях изоляции от общества. И приговорил его к четырем годам трем месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В отличие от А., Б. не был тунеядцем. Более того, имел семью, кормил и воспитывал маленького ребенка. Во всяком случае, и на работе, и по месту жительства ему дали положительные характеристики. А потому и наказание Б. было менее суровым. Суд приговорил его к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года шесть месяцев. Приговор вступил в законную силу.

* * *

Итак, одним наркоманским притоном в Ставрополе стало меньше. Но у читателя может возникнуть резонный вопрос: подумаешь, посадили двух наркоманов, что это меняет? О проблемах борьбы с наркооборотом корреспондент «Ставропольской правды» беседует с прокурором Октябрьского района Владимиром Решетняком.

– Этот судебный процесс ни в коем случае нельзя рассматривать как «дело о двух наркоманах», – говорит он. – Речь идет именно об организации и содержании наркопритона. Целью А. и Б. было вовлечь в наркозависимость как можно больше людей, потому что каждый клиент приносил с собой и бесплатный «кайф» для них. Несомненным было их желание извлечь из притона выгоду.

– Тем не менее содержателей притонов судят, а наркоманов меньше не становится. В том же краевом центре есть множество районов, жители которых могут назвать, в каких домах или квартирах продают либо потребляют наркотики.

– Именно поэтому мы призываем общественность не оставаться равнодушными и сообщать о таких фактах в правоохранительные органы.

– Количество уголовных дел, возбужденных по «наркоманским статьям», по сравнению с позапрошлым годом уменьшилось чуть ли не втрое. Виновата равнодушная общественность?

– Было бы глупо перекладывать ответственность на чужие плечи. Проблема гораздо серьезней, чем кажется на первый взгляд. В 2003 году были ликвидированы существовавшие в каждом районном ОВД отделы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Оганизовали новую структуру – Госнаркоконтроль РФ. И создание ее было вполне обоснованно. Предполагалось, что управления Госнаркоконтроля, созданные во всех субъектах РФ, будут работать по крупным делам, что позволит выявлять не «мелкую сошку», а тех, кто стоит за поставкой наркотиков, их сбытом и организацией наркопритонов. Однако результат оказался не тем, который резонно было ожидать. Подразделения Госнаркоконтроля не смогли в короткие сроки организовать эффективную борьбу с незаконным оборотом наркотиков, наладить взаимоотношения с другими правоохранительными структурами. В этом, на мой взгляд, и кроется основная причина того, что количество выявленных преступлений, касающихся сбыта наркотиков и организации наркопритонов, за последний год значительно снизилось.

– Есть ли выход?

– Конечно, есть. Наркобизнес – очень опасное явление, и бороться с ним можно, лишь объединив усилия Госнаркоконтроля, прокуратуры и других правоохранительных органов. Суд над А. и Б. – тому подтверждение. Их удалось привлечь к ответственности только благодаря совместным действиям этих структур.