В колхозе имени Ленина Новоалександровского района такой проблемы нет: ее давно решил генеральный директор Александр Николаевич Невзоров, который, думая о людях, сначала инициировал «похороны» сельхозартели (имени Ленина), где работало около 1000 человек, а затем на костях обанкроченного предприятия создал акционерное общество, при одном упоминании о котором бросает в дрожь многих руководителей района. Понятно, что думать сразу обо всех людях Александр Николаевич не мог, поэтому контрольный пакет акций ОАО «Колхоз имени Ленина» получили близкие: жена, зять и дочь. Остальные – их более пяти сотен (есть и умершие!) – вместе со своими земельными паями оказались «закреплены» за семейным предприятием на семь лет с помощью сомнительного договора аренды. Многие и рады бы уйти вместе с землицей в более благополучное соседнее хозяйство, но суды и правоохранительные органы вот уже несколько лет дружно выносят решения не в пользу «крепостных». Поэтому мы, пораженные властью пайщики колхоза имени Ленина, живущие на хуторе Верном, обратились в газету «Ставропольская правда» с просьбой рассказать о проблемах хозяйства: гласность – наша последняя надежда. Ведь над районными служителями закона есть вышестоящая инстанция, есть краевое правительство, органы прокурорского надзора, которые, надеемся, обратят внимание на бесправное положение людей. События развивались так…

Легкой жизни не обещал

Сельхозартель «Колхоз им. Ленина» была создана в мае 1996 г. На тот момент собственниками земельных и имущественных паев хозяйства являлись свыше 800 человек – в основном жители города Новоалександровска, поселка Горьковского и хутора Верного. Если говорить об экономике предприятия, то «перебивались с хлеба на квас». Может быть, не повезло с руководством, но, без сомнения, были и объективные причины, влиявшие на спад производства в целом в стране и крае. В общем, 1998 год сельхозартель встретила с большими долгами, в том числе около 7 млн. рублей – в бюджет и внебюджетные фонды. Год не вы-плачивалась зарплата, поэтому не стоит удивляться, что колхозники клюнули на посулы «пришлого человека» – А. Невзорова. Из перечня его обязательств всем запомнились два пункта: погасить в течение месяца долг по зарплате – 661 тысячу – и «сохранить артель». Так и сказал: «Легкой жизни не обещаю, но сделаю все в интересах людей и развития производства». Умеет Александр Николаевич говорить красиво. Поверил ему народ и избрал председателем – в январе 1998 года.

С хозяйским «Простором»

Но уже через месяц последовали удивительные события. Двадцать пятого февраля на собрании пайщиков А. Невзоров объявил, что сельхозартель должна товариществу с ограниченной ответственностью «Простор» 1 млн. 425 тыс. рублей и этот долг нужно срочно погасить. Чем? Недвижимостью артели – зерноскладами № 1, 2, 3, навесами, зерноочистительными установками и другими объектами мехтока. Откуда взялся этот долг, и поныне мало кто знает, но собрание проголосовало «за»: ослушаться председателя никто не решился, полагая, что ему виднее.

Конечно, виднее: не будет же А. Невзоров кричать на каждом углу, что учредителями ТОО «Простор» являются его жена, дочь и зять… В этот же день он и заключил с зятем, С. Подачиным, договор о передаче имущества артели. (Уже потом, два года спустя, начальник УБЭП ГУВД СК В. Барнаш, отвечая на коллективную жалобу артельщиков, сообщит: стоимость мехтока была значительно занижена).

И в этот же день, 25 февраля (!), на учредительном собрании пайщиков артели было принято решение о создании ОАО «Колхоз имени Ленина». Всего месяц А. Невзорову потребовалось, чтобы забыть об обещании сохранить артель.

Новые предприятия создаются по-разному, например, с нуля. Учредители же акционерного общества, рожденного под мудрым руководством А. Невзорова, просто «изъяли» свои имущественные паи из артели и передали в качестве уставного взноса в ОАО. Понятно, что операция носила бумажный характер, а в целом она противоречила закону «О сельскохозяйственной кооперации» и уставу артели.

Взамен паев работающий люд получил голосующие акции ОАО «Колхоз им. Ленина», а неработающий – пенсионеры – неголосующие бумаги (трогательная «забота» о тех, кто десятки лет жизни отдал хозяйству!).

Но самое интересное, как распределялась собственность. Из служебной записки первого заместителя министра сельского хозяйства и продовольствия края В. Жернового в адрес министра В. Гаркуши: «В уставной капитал акционерного общества 860 физических лиц (бывшие колхозники) внесли свои имущественные паи, определенные по состоянию на 1.01.92 г., то есть без учета последних пяти переоценок основных фондов, а семья Невзорова А.Н. в лице ТОО «Простор»… имущество (бывшим зернотоком сельхозартели) по балансовой стоимости на 1.04.98 г., то есть с учетом всех переоценок, чем умышленно доля ТОО «Простор» в уставном капитале ОАО «Колхоз им. Ленина» завышена более чем в 2000 раз…»

Из справки о проверке деятельности А. Невзорова, подписанной начальником УБЭП ГУВД СК В. Барнашом, следует, что учредительский взнос ТОО «Простор» (зерносклады, полученные от артели в счет долга на сумму 1 млн. 425 тыс. рублей) был оценен в 7 млн. 459 тысяч. То есть в результате простых калькуляторных манипуляций «семейный» миллион превратился в семь, а паи простых работяг «заморозили» почти на советском уровне. В итоге такой дележки невзоровский «Простор» получил контрольный пакет акций в ОАО «Колхоз им. Ленина», а 860 человек – остатки. Земля большинства из них перешла в пользование акционерного общества по договорам аренды.

Доказательства украдены – судитесь

Дальнейшая история предприятия – это история нескончаемых судебных разбирательств (на уровне района и края), проверок милиции и прокуратуры, минсельхоза и земельного комитета и прочих инстанций.

Первой тревогу забила Новоалександровская райгосадминистрация. Еще бы: от артели осталась одна кожура – те пайщики, которые не захотели идти в семейную фирму, получили рухлядь типа развалившейся кошары, списанных тракторов и т.д. А еще они получили «по наследству» огромные долги перед государством – напомним, около 7 млн. рублей. А с чего отдавать? Все активы уведены в АО. Понятно, что артели осталась одна дорога – в банкроты. Видимо, так и было задумано организаторами операции.

Позиция администрации понятна: во-первых, государство облапошили на территории района (а среди долгов артели были и долги в районный бюджет), во-вторых, акционерное общество «Колхоз им. Ленина» бойкая семья втихаря зарегистрировала… в Шпаковском районе, то есть не по месту фактического нахождения предприятия, а это нарушение закона. Всполошились и сами акционеры, ставшие «шпаковскими», посыпались жалобы в различные инстанции.

От Новоалександровской райгосадминистрации в арбитражный суд последовал иск к шпаковской власти и ОАО «Колхоз им. Ленина» – о признании недействительной госрегистрации этого акционерного общества. Шпаковцы согласились с исковыми требованиями соседей: мол, не знали они истинных причин «прихода» новоалександровского предприятия – нежелания его расплачиваться с государством. Но арбитражный суд все равно вынес решение в пользу «беглецов».

Неудачей закончилось и обращение новоалександровской власти в совбез края, а также в прокуратуру и милицию. В отношении А. Невзорова было возбуждено уголовное дело, но затем прекращено из-за отсутствия состава преступления.

Самая удивительная история приключилась с исками пайщиков сельхозартели В. Батина и ряда других в Новоалександровский районный суд, которые также требовали отменить госрегистрацию акционерного общества. Решение было вынесено в пользу Невзорова и Ко, при этом суд закрыл глаза на то обстоятельство, что из его канцелярии были похищены материалы дела (1 том) – документы, являвшиеся основными доказательствами. Это подлинники с подписями якобы учредителей акционерного общества, якобы утвердивших учредительные документы: заключения независимых оценщиков, проводивших проверку в рамках уголовного дела, и многие другие документы. Кто украл их – до сих пор тайна.

Земля в обмен на крышу

Сельхозартель, обанкротившись, прекратила свое существование в 2000 году, а часть пайщиков – 134 человека, устав от бесперспективной судебной волокиты, подалась со своей землей в соседнее хозяйство – СПК «Колхоз «Родина», заключив с ним договор аренды. Им этого не простили, и через четыре года с помощью суда «Колхоз им. Ленина» добился признания этих договоров ничтожными. Потому что у А. Невзорова трепетное отношение к земле, как настоящий хозяин он понимает: сегодня дашь слабину, а завтра все «закрепленные» разбегутся в разные стороны. Его можно назвать собирателем земли, даже отдельные паи не проходят мимо внимания всесильного и многомудрого хозяина.

Яркий пример. В благополучные годы, в основном советские, сельхозартель построила для своих работников немало домов. Но это в крупных городах люди быстренько приватизировали свои квартиры, а на селе народ консервативный и юридически большей частью малограмотный – поэтому жили, как живется. Может, кто-то и не ведал, что приватизация – вещь бесплатная. Но вот А. Невзоров это точно знал, поэтому, когда уводили активы артели в семейное акционерное общество, он в очередной раз задумался о людях. Вернее, о жилье, которое они занимают. Проблема была решена просто: крыша – в обмен на земельные и имущественные паи. В нотариате и филиале крайтехинвентаризации Новоалександровского района зарегистрирован ряд любопытных договоров, состоящих как бы из двух частей.

Например, 28 мая 1998 г. А. Невзоров (от имени артели, председателем которой он оставался еще долго, несмотря на то, что уже был гендиректором «нового» акционерного общества) заключил с В. Скопцовой договор о безвозмездной передаче ей в собственность домовладения, в котором она проживала. По второму договору от 28 мая 1998 г. В. Скопцова дарит (!) артели свой имущественный пай – 1900 рублей – и земельный пай 6,99 га, а А. Невзоров этот дар принимает. Обе сделки скрепляет печатью нотариус Л. Кудрявцева. И таких договоров, пахнущих беззаконием, много. Одураченным людям теперь одна дорога – в милицию.

Крепостные

История наша близка к завершению. Однако она будет не полной, если не упомянуть еще об одном обмане, переполнившем чашу терпения многих пайщиков акционерного общества «Колхоз им. Ленина». Обмане, с помощью которого насильно «закрепляют» людей за вотчиной А. Невзорова.

А дело было так: в июне 2001 года состоялось собрание собственников земельных долей колхоза, речь шла о заключении договора аренды земель, вернее, о продлении его сроком на три года. Договор в пользу колхоза был подписан «доверенным» лицом Т. Валюховой, действовавшей от имени всех собственников, с А. Невзоровым. (Документ так и называется: «Договор аренды земельных долей при множественности лиц на стороне арендодателей ОАО «Колхоз им. Ленина»).

То, что договор зарегистрирован в регистрационной палате без доверенностей арендодателей, заверенных нотариусом, – уже само по себе вопиющее нарушение. Существует лишь приложение к договору – список пайщиков с подписями, которые собирались где и как попало – например, на зерноскладе, при получении натуро-платы. Многие подписи сделаны одной рукой, некоторые – за умерших людей.

Но самое главное в другом: в договоре проставлен срок не три года, а семь лет, что обнаружилось, когда часть пайщиков, проживающих в х. Верном, попыталась уйти со своей землей в соседнее хозяйство «Русь». Последовали заявления в районную прокуратуру.

Например, В. Зубкова с возмущением сообщает, что ни она, ни ее тяжело больной муж не присутствовали на том «судьбоносном» собрании, закрепостившем людей на семь лет. «Недавно я узнала, – пишет женщина прокурору И. Никишину, – что в приложении к протоколу есть моя подпись и подпись моего покойного мужа. Этого договора я никогда не видела и с ним не согласна…»

Прокурор поручил провести проверку Новоалександровскому РОВД, дознаватель которого В. Кульгутин отказал в возбуждении уголовного дела, потому что «получить подлинник договора аренды… и списки арендодателей для проведения графологической экспертизы исследования подписи Зубковой В.М. не представляется возможным».

Представляете, оригиналы названных документов хранятся в регпалате, в колхозе, а лейтенанту В. Кульгутину получить их «невозможно»! Есть еще ряд заявлений в прокуратуру, где люди сообщают, что их подписи сфальсифицированы, и просят освободить от семилетнего «крепостного права»… Власть молчит.

Действуя по принципу «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», жители хутора Верного организовали в июне этого года комитет собственников земельных долей, находящихся сегодня в аренде колхоза, поставив цель уйти со своей землей в соседнее ОАО «Русь». Это их право: «Русь» – богатое хозяйство, где одна из самых высоких в районе заработная плата, в прошлом году получена чистая прибыль в 76 млн. рублей. Пайщики здесь вовремя получают гарантированную и качественную арендную плату, работает социальная программа, в том числе бесплатно обучаются студенты в вузах. Что же касается колхоза им. Ленина, то здесь выдавали такое зерно, что из него мельницы отказывались молоть муку; огороды не пахали (А. Невзоров говорил, что в хозяйстве «колхозное» поле не успевают пахать, мол, не до пайщиков); ритуальные услуги не оказывали. Колхоз должен 15 млн. рублей.

Руководитель ОАО «Русь» А. Буханцов согласен принять в свое хозяйство пайщиков хутора Верного, предоставить им работу и даже выдать арендную плату за землю, находящуюся в пользовании колхоза им. Ленина (для этого нужно заключить договор о переуступке долга). Но главный вопрос – о расторжении договора аренды земли с колхозом – все-таки невозможно решить без помощи правоохранительных и судебных органов.

А. Невзоров очень ревниво относится к попыткам хуторян избавиться от «крепостного права». Пятого июля пайщики собирались в клубе х. Верного – с разрешения главы Новоалександровска А. Лобызева (хутор входит в муниципальное образование города). Они пригласили главу и даже А. Невзорова. Но последний с помощью привезенной «группы поддержки» сорвал собрание, публично обозвав А. Лобызева провокатором. Глава подал заявление районному прокурору И. Никишину, призывая «положить конец произволу, творимому А.Н. Невзоровым в городе Новоалександровске». Вот такие дела…

А недавно в газете мы прочитали интервью председателя краевой Думы Ю. Гонтаря, называется оно «Не дайте себя обмануть». В частности, речь в нем шла о том, что по закону в договоре аренды земельной доли обязательно должен быть указан кадастровый номер земельного участка. Если это требование не будет выполнено до 27 января 2005 года, то вся земля переходит в доверительное управление к арендатору. «А он в свою очередь, – поясняет Ю. Гонтарь, – может внести ее в уставный фонд любого предприятия. Где гарантия, что он потом «случайно» не обанкротится, оставив вас у разбитого корыта?».

Словно о нашей проблеме писано: земельные доли пайщиков колхоза до сих пор не имеют кадастрового номера. И, учитывая произвол, творящийся с ведома А. Невзорова, вряд ли все будет сделано в срок и по закону. Обращаемся к властям: помогите!

А. ЗУБКОВ, А. ДЗЮБЕНКО, В. МАКАРОВ, Л. ДУБОВА