Наша газета уже сообщала, что антимонопольное управление возбудило дело по признакам нарушения ст. 6 закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» в отношении компаний «Лукойл-Югнефтепродукт» (Ставропольский филиал), «Ставропольнефтепродукт» (структура НК «ЮКОС»), «НК «Роснефть-Ставрополье», «Рокада-Кавминводы», НГК «Ставрополье», «Ставнефть», «Башойл-КМВ», НК «Кондор» и «ФЛЕР». Они подозревались в согласованных действиях, направленных на ограничение конкуренции.

Вчера комиссия антимонопольного управления рассмотрела дело в присутствии представителей названных предприятий. Председательствовал руководитель управления Владимир Рохмистров, который сообщил, что проанализированы материалы как самих участников рынка ГСМ, так и краевого министерства промышленности, транспорта и связи, управления Министерства РФ по налогам и сборам по СК, нефтеинспекции СК, комитета по ценам СК. Опираясь на эти документы, антимонопольное управление в результате проверки пришло к выводу, что закон нарушен. Согласованные действия девяти компаний выражаются в том, что с 27 по 29 апреля на всех заправочных станциях Ставрополя и края была установлена единая цена на Аи-92 – самый популярный бензин, аналогичная история произошла и с Аи-95. Литр первого вырос в цене на 1.10 руб., второго – на рубль.

Вопросы В. Рохмистрова к представителям компаний можно свести к двум основным: «Кто дал команду повысить цены?», «Почему цены установили единые одновременно с другими?»

Выяснилось, что «Роснефть-Ставрополье» согласовывает все свои шаги с головной компанией, равно как и ставропольский филиал «Лукойл-Югнефтепродукт», у которого начальство сидит в Краснодаре, а «поставщик указывает цены для реализации на Ставрополье». Примечательно, что в Краснодарском крае лукойловский бензин дешевле на 30-40 копеек, что, конечно, повод для раздумий: за что нас так не любят? Юкосовская структура «Ставропольнефтепродукт» самостоятельно определяет цены на своих АЗС. Представительница этой компании Т. Остапенко отказалась отвечать на вопрос В. Рохмистрова, сколько ГСМ в день реализуется на автозаправках, под тем предлогом, что не могла ознакомиться с результатами проверки антимонопольного управления и «неизвестно, где именно проверялись АЗС».

Разумеется, никто не признался в согласованных действиях. Из объяснений следовало, что одномоментное повышение цен произошло случайно: мол, нефтепереработка повысила отпускные цены, свою накрутку сделали оптовики и т.д. Наверное, автолюбители будут очень растроганы, если узнают о следующем откровении: оказывается, большинство предприятий, реализующих в крае ГСМ, работали с начала года по апрель с убытками (такие жалобы прозвучали на заседании комиссии).

Интересными мыслями поделилась с собравшимися эксперт по антимонопольному законодательству доктор юридических наук З. Казачкова: «Несмотря на то, что схема реализации бензина у участников рынка одинакова, существуют различные аспекты себестоимости бензина у каждой компании – транспортные расходы, закупочные цены, местоположение поставщиков и хранилищ, порядок ценообразования. Но изменение цен, повышение их было одновременным на рынке Ставропольского края. Это юридический факт… То есть факт согласованных действий налицо».

Рассмотрев дело, комиссия выдала девяти компаниям следующее предписание: в целях обеспечения конкуренции до 10 июня прекратить согласованные действия, направленные на установление (поддержание!) розничных цен на рынке автомобильного топлива Аи-92 и Аи-95. Но главный удар антимонопольщики решили нанести по кошельку, предписав им «перечислить в федеральный бюджет доход, полученный в результате нарушения антимонопольного законодательства за период с 29 апреля по 25 мая». Речь идет о реализованном бензине Аи-92 и Аи-95. Правда, о механизме подсчета этого самого дохода в предписании ничего не говорится: судя по всему, антимонопольное управление решило посмотреть, какие цифры выведут сами компании. Хотя очень сомнительно, что сдадутся они без боя – т.е. без попыток обжалования предписания в суде.

В. Рохмистров также проинформировал собравшихся, что направит письмо в Федеральную антимонопольную службу России с просьбой рассмотреть вопрос о ранее выданных заключениях по компаниям, входящим в группы «ЮКОС» и «Лукойл», и признать сделки по их реорганизации (слияниях и присоединениях) недействительными.

Это вопрос, кстати, очень для нас болезненный. Например, после недавней реорганизации ставропольская структура «Лукойла» превратилась в простой филиал краснодарской головной компании, потеряв самостоятельность (относительную, конечно). А бюджет Ставрополья потерял солидные налоги, которые большей частью теперь платятся на территории Краснодарского края.

Андрей ВОЛОДЧЕНКО