Заподозрили правленцы СТ «Химик» одного из членов товарищества – В. Удовыдченко – в хищении электроэнергии. Чтобы проверить свои подозрения, подключили к электросети проверяемого абонента контрольный счетчик. Точно, так и есть: количество реально потребленного электричества значительно расходится с показаниями счетчика, установленного в дачном домике Удовыдченко. Видимо, таким образом подворовывая, он отапливал помещение, поскольку дыма из печной трубы, даже в приличные холода, соседи не наблюдали... Исправляться Удовыдченко не торопился, поэтому на основании решения правления СТ недисциплинированного садовода, задолжавшего товариществу 693 рубля, от электричества «отрезали».

Ответный удар последовал немедленно. Оставшийся без источника энергии нарушитель подал иск в Промышленный суд Ставрополя о признании действий членов правления СТ Г. Борисова, Н. Визе, И. Минко и других незаконными. Вскоре возник и вышеназванный протокол судебного заседания – от 11 июля 2001 года. Ответчики называют его сфабрикованным по нескольким причинам. Основная – мнимое присутствие в судебном заседании представителя «Ставропольэнерго». Правда, фамилия его в протоколе почему-то (?) не названа. Но… зато есть письменное объяснение не пожелавшего быть «анонимом» юрисконсульта Ставропольского межрайонного отделения энергосбыта (СМОЭ) АО «Ставропольэнерго» Т. Чеверда, представлявшей интересы своей организации в суде. А в нем сказано, что «в качестве представителя она была вызвана в райсуд 4 июля 2001 года, но заседание тогда не состоялось. Больше в судебном заседании по данному делу участия не принимала».

Возникает вопрос, кто же тогда 11 июля произнес слова, зафиксированные протоколом: «факт самовольного потребления электроэнергии может устанавливаться только нашими работниками (работниками «Ставропольэнерго». – Л.К.), для этого есть специальная методика и аппаратура»? Тем более что начальник СМОЭ АО «Ставропольэнерго» А. Лебедев представил в суд справку, в которой сказано: «Проводимые проверки по хищению электроэнергии в СТ «Химик» методом подключения в электросеть проверяемого абонента контрольного электросчетчика правлением и электриком СТ не противоречили закону. Этот метод общедоступный и наиболее способствующий выявлению истинного состояния дел. При выявлении хищения электроэнергии СТ имеет право согласно нормативным документам отключить члена товарищества от электросети и произвести перерасчет расхода электроэнергии по фактической максимальной нагрузке или установленной мощности токоприемников не более чем на срок исковой давности (3 года)».

Одновременно этот загадочный представитель «Ставропольэнерго» «попросил» в дальнейшем рассматривать дело в его отсутствие в связи с занятостью, поскольку суду он полностью доверяет. Как бы там ни было, несмотря на то, что на следующем заседании ответчики в знак протеста против таких действий судьи покинули зал, решение было вынесено. И не в их пользу: иск Удовыдченко удовлетворить, с ответчиков взыскать 500 рублей за нанесенный моральный вред!

Ответчики не стерпели и потребовали возбуждения уголовного дела против судьи М. Эйсмонта, который совершил должностное преступление, сфабриковав протокол заседания суда. Прокурор Промышленного района им в этом отказал. Тогда правленцы СТ «Химик» написали жалобу в краевой суд, в Высшую квалификационную коллегию судей РФ, депутату Госдумы РФ.

Краевому суду, подтвердившему законность принятого районным судьей решения, пришлось объясняться. Однако член Высшей квалификационной коллегии судей РФ И. Капичников остался недоволен представленными аргументами: по его мнению, «утверждение заявителей, – Борисова Г.О. и других, – о фальсификации судьей протокола судебного заседания от 11 июля 2001 года не проверялось и этот факт не получил никакой оценки». Кроме того, он справедливо напомнил, что вопрос о возбуждении уголовного преследования судьи вообще не входит в компетенцию районного прокурора…

Таким образом жалоба правленцев попала на повторное рассмотрение в суд Промышленного района Ставрополя. Тот подтвердил, что районный прокурор действительно не вправе был принимать решение об отказе в возбуждении уголовного дела против судьи. Имело ли место должностное преступление, на этот вопрос ответить может только Генеральный прокурор РФ на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей краевого суда, с согласия квалификационной коллегии судей края.

Времени, пока суд да дело, прошло больше двух лет. Однако по существу жалоба правленцев садоводческого товарищества до сих пор так и не рассмотрена. Вместе с тем выступающие по данному делу в качестве истцов бывшие ответчики не собираются сдаваться. Тогда как их бывший оппонент и член СТ «Химик» Удовыдченко осадного положения не выдержал. Он продал свою дачу и членом товарищества уже не числится. Так что сама причина спора уже давно отсутствует, а тяжба тем не менее продолжается.

На днях президиум краевого суда оспариваемое постановление судьи М. Эйсмонта, а также и оставившее его без изменения решение коллегии краевого суда отменил. То есть по сути доказательства, вразрез с законом построенные на свидетельствах «анонима», уже признаны необоснованными. Как дальше будут развиваться события, покажет время. Правленцы полны решимости доказать, что судебная власть не вправе отступать от требований закона. Пусть даже речь идет о конфликте в масштабах одного садоводческого товарищества. Так сколько же стоит киловатт электроэнергии в правовом измерении? Это, похоже, предстоит еще выяснить. Дело благодаря настойчивости садоводов выходит на уровень Генерального прокурора. Как уже было сказано, только он в соответствии с действующим законодательством вправе решить, был ли в действиях судьи состав преступления и подлежит ли он уголовному преследованию.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ