Алексей Хабибов

Для бывшего сотрудника Светлоградского локомотивного депо Минераловодского отделения Северо-Кавказской железной дороги Алексея Хабибова праздник прошел в неофициальной обстановке. Пенсионера поздравили только старые друзья, такие же бывшие машинисты, путейцы, обходчики. Оно и понятно, ведь, по данным специалиста по управлению персоналом Светлоградского локомотивного депо Людмилы Сухотько, в имеющихся на предприятии списках числится около четырехсот пенсионеров, и поздравить всех с профессиональным праздником проблематично.

А, может быть, про Алексея Арсентьевича не вспомнили потому, что он самый что ни на есть «рядовой» пенсионер. Обычный труженик. Один из тех, на ком земля держится. Судите сами – у него 60 лет трудового стажа.

– На железную дорогу пришел сразу после освобождения Ставрополя от немцев, – вспоминает Алексей Арсентьевич. – 21 января 1943 года уже участвовал в восстановлении депо. Работал учеником слесаря, арматурщиком, помощником машиниста, а потом и машинистом – до первого ухода на пенсию в 1983 году.

Как жили тогда? Да трудно жили. Работали сутками, в выходные участвовали в «воскресниках», но никто не роптал – шла война. Техника была несовершенна, и большей частью приходилось вкалывать вручную. Например, за один рейс от Ставрополя до станции Кавказской лопатой надо было перекидать 13-14 тонн угля. Хорошо, если антрацит был с Чистяковской или Газовой шахты (Ростовская область). Загрузишь им топку и стоишь, покуриваешь. А вот ежели топливо попадалось с Власовских копей, то тогда только успевай шуровать лопатой. Плохой был уголь: сгорал не полностью да еще и топку засорял. А если в топке нет нужного пара – скорость сразу терялась. Еще сложнее приходилось, когда вместо угля использовали дрова. Поленья были огромными, таскали их на плечах. Столько приходилось перекидывать, что за один день у фуфайки рукава «улетали»…

Алексей Арсентьевич не жалеет о том, что избрал профессию железнодорожника. Старый машинист с добром вспоминает прежние времена и посмеивается, когда его именуют «живой историей» Северо-Кавказской железной дороги. Он водил паровозы и тепловозы всех марок, которые бегали тогда по линии. В том числе и воспетую Николаем Островским в книге «Как закалялась сталь» «Щуку».

– Хотя на паровозах было трудней работать, но я чувствовал себя более комфортно, чем на тепловозах, – говорит Алексей Хабибов. – Может, постоянный гул, который стоит на тепловозе, утомлял, а может, просто привык к старым локомотивам...

Привычка к труду сохраняется у Алексея Арсентьевича всю жизнь. Даже на заслуженном отдыхе он продолжает работать. Только в ИПФ «Ставрополье» старый машинист, а ныне сторож-контролер несет вахту вот уже 13 лет.

Николай ГРИЩЕНКО