,

В школьном образовании последние годы все время что-то происходит. Или, если точнее, все время говорят, что что-то происходит. Больше всего говорят чиновники: двенадцатилетка, Единый государственный экзамен (ЕГЭ), раздельное обучение по ступеням, теперь вот стобалльную систему отметок пообещали. Утешает, что школа наша реформируется (теперь принято говорить, модернизируется) лет десять, а все не развалилась, держится.

До конца уходящего года ожидается важное событие – Госдума РФ в окончательном чтении должна принять Закон "О государственных стандартах общего образования". То есть о том, чему в школе учить, в каких объемах, каков минимум знаний и умений (нынче принято говорить – компетенций), с которыми выпускник должен выйти в жизнь, чтобы он там не растерялся и нашел свое место. Очень важный для всех нас закон. Мыслилось, что его проект будет широко обсуждаться. Если, как утверждают разработчики, он основан на договоре государства и общества, то общество ведь имеет право хотя бы предположить, какого молодого человека оно хотело бы получить через одиннадцать (или двенадцать?) лет школьного обучения. Однако ограничилось все лишь парламентскими дебатами. Проект закона о стандартах, опубликованный в сентябре, в начале нового учебного года, толком не обсуждался даже в профессиональной среде. Примечательно, что один из разработчиков закона, академик РАО Эдуард Днепров, выступая недавно на страницах "Учительской газеты", высказался так: "Педагоги – наемные работники общества и государства... И, мягко говоря, они весьма преувеличивают свою роль, пытаясь диктовать, каким должен быть этот договор, то есть стандарт".

Мы позволили себе с этим не согласиться и решили выяснить, как оценивают проект закона ставропольские работники образования, те, кому его придется реализовывать.

Приносим благодарность всем, кто в разговоре участвовал.

Закон необходим, но...

С необходимостью Закона об образовательных стандартах согласились все участники дискуссии. Дети перегружены. То, что раньше изучалось в шестом классе, теперь, страшно сказать, изучается в третьем. Курс физики и математики, который еще лет двадцать назад имел гриф повышенной сложности и был достоянием лишь учеников профильных физико-математических классов, сейчас преподается всем поголовно. И если бы это что-то давало! Уровень знаний выпускников школ, как известно, падает, а процент больных школьников растет.

Стандарты должны были часть нагрузки с ученика снять, так во всяком случае декларировалось.

Начальник отдела общего образования краевого министерства образования О. Романенко особо подчеркнула, что стандарты – это еще и финансирование: определились с объемами, можно определиться с оплатой труда учителя за их выполнение. Ей же принадлежит утверждение о том, что стандарты – это защита для учителя: сейчас, когда их нет, можно прийти в школу и сказать: почему ваши ученики не знают того-то и того-то?.. А в законе будет точно определено, что именно они должны знать.

Что касается всяческих "но", то главное, как мне кажется, определила директор гимназии N30 Ставрополя Т. Токарева. Реформирование должно иметь свою логику. Как-то не просматривается она в судьбоносных решениях министерства образования России. Вначале объявили о двенадцатилетке, потом приняли КИМы (контрольно-измерительные материалы) для ЕГЭ, то бишь тесты. И только сейчас определили стандарты. Как они будут согласовываться, например, с ЕГЭ, сказать не может никто. Не исключено, что в КИМах одно, в стандартах – другое. Более того, под новые стандарты должны быть написаны новые программы, учебные планы, учебники для детей и методические пособия для учителей. На это уйдет года три (пока что даже конкурс на написание учебников не объявлен). Поэтому принимаемые стандарты назвали "переходными". Нет ли опасности, что нынешний пятиклассник, который начнет учиться по переходным стандартам, в девятом классе получит "окончательные", где все опять изменится?

У меня, например, есть личный опыт жертвы подобного реформирования. Учиться в школе я должна была 11 лет. Но когда перешла в десятый, одиннадцатилетку отменили, и за один год мы все, независимо от способностей и здоровья, вынуждены были пройти программу двух...

Есть свой опыт и у других. Татьяна Алексеевна Токарева, преподаватель физики по специальности, была очень осторожна в прогнозах разгрузки учащихся. Отдельные темы по физике в проекте как будто опущены, сказала она. Но вслед придут циркулярные письма, и, "может, вот под эту одну строчку в стандарте будет 80 страниц учебника написано". Такие случаи бывали.

Директор невинномысской гимназии N10 "ЛИК" А. Калкаев привел цифры, опубликованные в профессиональной прессе. Сегодня реальная недельная нагрузка на учащегося в старших классах (вместе с выполнением домашних заданий) – 167 часов. По закону о стандартах – 153. Разницу между дождевым червем и ланцетником по новым стандартам по-прежнему нужно знать всем. В курс истории (Александр Андреевич – историк), как и раньше, включено множество мелких, необязательных, разрозненных фактов. По мнению А. Калкаева, "проблемные лаборатории, определившие стандарты по предметам, пролоббировали каждая свое". Настоящей разгрузки не произошло.

Интересно, что у вузовских ученых на эти проблемы противоположная точка зрения. В ходе разговора я процитировала ректора МГУ В. Садовничего, который утверждает, что принимаемые стандарты размывают фундаментальность российской школы и что с предлагаемым в них уровнем изучения математики поступить в МГУ невозможно даже выпускнику физико-математического класса. Тут участники дискуссии выступили единым фронтом. Речь пошла о "вузоцентризме" нашего образования, о том, что высшая школа давно переложила на общеобразовательную многие свои курсы и сдавать позиции не хочет. Идея большинства ректоров, кроме сдачи ЕГЭ, требовать от абитуриента еще и сдавать экзамен в самом вузе как раз и связана с желанием такое положение сохранить. А значит, сохранить репетиторство и другие не лучшие тенденции...

Договор с односторонним движением

Разработчики стандартов декларируют не только разгрузку школьных программ. Они многократно подчеркивают, выступая на парламентских слушаниях, в СМИ, что написали стандарты нового века, в котором выпускник школы должен обладать не столько суммой знаний, сколько умением их добывать и ими распоряжаться. Из моих собеседников увидела это в проекте В. Пак, преподаватель русского языка и литературы СШ N5 Михайловска. В предложенных стандартах по русскому языку ее привлекает возможность исследовательской работы учащихся. Другие высказывались более осторожно. В частности, А. Калкаев считает, что этой идее противоречит сам принцип создания стандартов – "по предметам". Это как раз из века прошлого. Кроме того, исследовательская работа требует совершенно иного материального обеспечения, а об этом пока ни слова. К данным стандартам нужно бы еще иметь стандарты финансирования. Предполагается, что оно должно быть долевым – из федерального центра, от субъекта Федерации и муниципальное. Но как это будет выглядеть на практике, в каких долях, сказать пока никто не может. Государство Законом о стандартах определяет обязательства школы перед обществом, но не определяет свои. Между тем после принятия закона за его невыполнение на школу можно будет подать в суд, если она не обеспечила должный уровень преподавания, независимо от того, есть для этого у учебного заведения соответствующее финансирование или нет. Одним словом, договор между государством и обществом получается какой-то односторонний. Или не договор вообще. Государство по-прежнему требует, но мало что обещает. А надо бы сказать и про материальную базу, и про обеспечение санитарных норм в школах, и про достойную зарплату учителям.

К тому же, как заметила директор СШ N11 г. Ставрополя В. Серикова, подразумевается, что в стандартах содержится заказ школе на "модель" члена общества, но само общество своих запросов еще не сформулировало, ни морального, ни экономического кодекса не имеет. (От себя добавлю: его, опять же, никто и не спрашивает).

* * *

Такой вот получился разговор. Наверное, хорошо, что педагоги в России пока наемными работниками себя не чувствуют. Наемного-то работника, чтобы он так заинтересованно относился к результатам своего труда, поощрять нужно значительно больше.

Осилят они эту реформу (или модернизацию?), как все предыдущие и последующие. Надо бы уже за одно это с ними больше считаться...

Официальная статистика

Министерством образования России получено 91 экспертное заключение на проект стандартов из 64 регионов, а также от вузов, отделений РАН, Московской патриархии. Отзывов от школ – 150.

64 процента респондентов считают, что не удалось должным образом произвести разгрузку, особенно по таким предметам, как химия, математика, иностранный язык.

По данным Госсанэпиднадзора, 90 процентов сельских школ России требуют капитального ремонта. Четверть из них не укомплектованы мебелью, а в каждой пятой используется вода, не соответствующая санитарным нормам. В Ставропольском крае в капремонте нуждаются около 35 процентов всех школ.

Лариса ПРАЙСМАН

Разговор с наемными работниками, или Почему не спросили учителя / Газета «Ставропольская правда» / 25 декабря 2002 г.