По негласно существующей школьной моде учиться на пятерки всегда почему-то было стыдно.

В общественном школьном мнении гораздо загадочнее выглядит какой-нибудь троечник и бунтарь. На самом же деле это лишь только маска самозащиты.

А маска или поза, как известно, настоящего уважения не вызывает...

Конечно, мне было интересно познакомиться с мальчиками и девочками из ставропольского лицея N14, которым совершенно "не стыдно" учиться на пятерки. Стыдно, скорее, иметь четверки и уж тем более тройки... Однако прежде чем они появятся в нашем повествовании, уточним обстоятельства повышенного интереса к ним.

Именно в лицее N14 первого сентября этого года начал свою экспериментальную жизнь класс детей с опережающим развитием. Что вполне закономерно – лицей пользуется репутацией интеллектуальной школы, до 90 процентов его учеников поступает в вузы. Известен и другой факт. Вот уже три года в 14-м лицее существуют классы ускоренного обучения, но класс одаренных детей – несколько иное. С одним из руководителей краевого федерального эксперимента, профессором кафедры филологии и журналистики СГУ Вячеславом Головко мы встретились в университете. На столе лежала книга – теоретическое обоснование эксперимента, автор – В. Головко. Мне было известно, что этой работой заинтересовались в Японии. "И не случайно, – пояснил Вячеслав Михайлович. – После поражения в войне Япония возродилась потому, что все свои оставшиеся силы бросила на науку, культуру, образование -основу развития и прогресса. Сегодня лучшие японские ученые занимаются одаренными детьми. Ученые пошли в школу...".

Что ж, интеллектуализация Японии действительно впечатляет, но ситуация "одаренные дети" психологически все же неоднозначна. Подразумевается, что есть какие-то "неодаренные", никому, может быть, не нужные. "Представьте, что в реальности, – ответил Вячеслав Михайлович, – все происходит наоборот. И раньше, и теперь главная забота школы – слабые ученики. Для них создают коррекционные классы, устраивают дополнительные занятия, и это, конечно, гуманно. Но гуманного отношения требуют и способные школьники, однако ими не занимаются. Справедливо ли это?"

Вячеслав Михайлович доказателен. В одаренные дети не назначают. И уж тем более речь не идет о генетическом отборе и воспитании "сверхчеловека". Школьники, о которых мы рассказываем, одарены прежде всего большим желанием учиться.

Их образовательная активность, нестандартность мышления, изначально присущие детству, вовсе не обязательно феномен. Скорее это норма, которую главное – не загубить. Более того, ни профессор Головко, ни директор Ставропольского Дома детского творчества Любовь Папенина, кандидат педагогических наук и соавтор проекта, не призывают менять основы общеобразовательной школы. Они предлагают лишь максимально использовать широкие возможности системы дополнительного образования...

Практики эксперимента оказались солидарны в своих наблюдениях и оценках с теоретиками.

Валентина Медведева, директор лицея:

– Значение федерального эксперимент получил в 1997 году. Цель – персонификация образования, педагогическое и психологическое содействие развитию одаренного ребенка. Существует и арифметика эксперимента – за год ученики должны освоить программу двух лет: 10 и 11-го классов сразу. На всех участников проекта – ученых, школьных педагогов, учащихся и их родителей – это налагает обязательства особого рода. Весь необходимый материал должен быть усвоен качественно, но не ценой здоровья. Кстати, набор в этот класс осуществлялся только на добровольной основе.

Любовь Бутенко, заместитель директора, преподаватель литературы:

– По сути, это класс-вуз, образовательный процесс строится по вузовской методике – лекционно. Кратко и емко дается сразу главное. Сама подача материала мобилизует внимание. Культ знаний, навыки самоорганизации и вообще серьезное отношение к школе, жизни, стране – вот что отличает наших ребят.

Людмила Салманова, заместитель директора, классный руководитель ребят:

– Сегодня в классе учатся 11 мальчиков и 7 девочек. Часть ребят пришла из нашего лицея, часть – из других школ. Возраст – 13-16 лет. Не так давно у нас состоялся вечер- знакомство, оказалось, что большинство пишут стихи, понимают музыку, знают языки. Главный педагогический принцип – принять ребят такими, какие они есть, раскрыть их природные способности.

...Они вошли в кабинет директора лицея – и сразу стало тесно и весело. Оля Бережная, Илья Подкопаев, Владислав Зубенко, тринадцатилетний Коля Головко. Позже появилась улыбающаяся четырнадцатилетняя Лена Овчаренко. Остальные в этот день принимали участие в городской предметной олимпиаде. Я сразу отметила их внимательные серьезные глаза. Невольно подумала: это для взрослых новые методы, эксперимент, а для них – чудесный последний школьный год с его надеждами и неизбежными переживаниями. В оценках и самооценках этих молодых людей преобладал естественный юношеский оптимизм. Стало ли труднее учиться? Наоборот – легче! Трудно – это когда скучно, а для них жить интеллектуально и означает жить интересно! Будучи воспитанниками Дома детского творчества, слушателями Малой академии, они, по замыслу руководителей эксперимента, посещают разные университетские семинары, пишут книги и рефераты, участвуют в краевых и российских конкурсах, чтениях, олимпиадах. Их "индивидуальные траектории" прослеживают университетские профессора, психологи, педагоги-технологи. И в школьном окружении тоже все стало на свои места. Им не нужно скрывать, что они любят учиться. Но и бывшие одноклассники, оценив их выбор, тоже все прекрасно поняли и зауважали... Интуитивно они осознали удивительную закономерность. Учеба получается только тогда, когда вместе с основным делом делаешь и что-то другое. Чтобы попасть в цель, учеба должна метить "дальше" учебы. Этот эксперимент и есть то, что дальше, иными словами – жизнь.

Светлана СОЛОДСКИХ

Система для таланта / Газета «Ставропольская правда» / 15 декабря 2002 г.