Накануне краевого педсовета наш корреспондент встретился с министром образования СК А. Шабалдасом

– Россия и край активно вступают в процесс модернизации образования. Особенность данного момента заключается в том, что есть уже опыт экспериментальной работы в этом направлении и первые результаты, на основании которых возможно делать определенные выводы.

Ведется эта работа и у нас на Ставрополье, педагогический актив убедился в ее необходимости.

В прошедшем учебном году мы трудились над новым содержанием образования в первых и десятых классах общеобразовательной школы. В этом продолжим тот же эксперимент во вторых и одиннадцатых.

– А в чем его суть?

– Начальная школа в крае уже перешла на программу 1:4. Над этой частью эксперимента мы работаем давно. А вот в десятых классах опробовалась действительно во многом новая программа по всем предметам. Ее содержательная часть меняется в сторону разгрузки.

Что же впереди? Как уже было сказано, четырехлетняя начальная школа, со второго класса – английский и информатика. Это создает ряд проблем и с оснащенностью школ компьютерной техникой, и с подготовкой кадров учителей, и решать их нужно уже сейчас.

Во-вторых, мы уже знаем наверняка, что старшая школа (III ступень) будет профильной. Правда, пока нет ясности, каким будет средний блок – пяти- или шестилетним (то есть одиннадцать или двенадцать лет – продолжительность получения среднего образования). Скорее всего, двенадцать. Но то, что на старшей ступени школьников ожидает профильная двухлетка – это однозначно.

Готовясь к краевому педсовету, я объездил все наши территории, встречался и с учителями, и с общественностью в городах и районах и увидел, что того отторжения, которое вызывали идеи модернизации вначале, сейчас уже нет, люди в основном готовы к новым условиям.

Но как перейти к ним практически? Министерством образования России принято пять вариантов базисного плана профильной школы. Классы с углубленным изучением предметов, в том числе в гимназиях и лицеях, должны плавно перейти в профильные.

– Но ведь в гимназиях и лицеях так и есть...

– Не совсем. Там профилизация начинается раньше, поэтому уже на средней ступени учащиеся испытывают значительные перегрузки. Одна из задач модернизации – разгрузить среднюю ступень. В основной школе ребенок должен получить базовый стандарт знаний. А в профильной – углубление их на основе своих склонностей. Отсюда и идея двенадцатилетки.

Но гладко все на бумаге. Новые задачи ставят перед органами образования ряд проблем, которые решать нужно уже сейчас. Особенно на селе. Вот ко мне сегодня пришла заведующая отделом Арзгирского района: откройте одиннадцатый класс для одной ученицы... Это проблема? Старшая школа не может быть малокомплектной, нельзя, скажем, соединить десятый класс с одиннадцатым. И профилей-то как минимум должно быть пять!

Решение здесь видится так: хотелось бы, чтобы школа шла к варианту, когда начальная отдельно, среднее звено отдельно и старшее – отдельно. Мы начинаем этот эксперимент первого сентября – СОШ N 21 в Ставрополе становится подразделением Ставропольского государственного пединститута, которым руководит Л. Редько.

– Не могу не задать вопрос: что будет с теми учебными заведениями, как правило, гимназиями и лицеями, которые имеют свою концепцию, свой опыт? Они хотят принять ребенка в первом классе и вести его согласно своим образовательным идеям до окончания одиннадцатого или двенадцатого класса. Среди них есть уникальные...

– Например?

– Например, гимназия N 10 "ЛИК" в Невинномысске.

– Согласен. Гимназия "ЛИК" работает по концепции обучения и развития детей с высокими интеллектуальными способностями. На сегодня в крае это уникальный тип общеобразовательной школы. Но много ли таких? А есть и другой опыт. Например, в Железноводске. Отдельно школа начальных классов и отдельно – старших. В обе большой конкурс...

Модель профильной старшей школы мы должны отрабатывать уже сейчас, и времени на переходный период не так уж много... В чем проблема профильных классов на сегодняшний день? Углубленно изучается литература, но математику преподают по полной программе, и химию, и биологию, и все остальное. Подросток с ног валится. Вот это все и нужно приводить в норму – определять, кому, сколько, чего...

При этом иметь в виду, что на селе, возможно, профильная школа будет находиться в райцентре или в соседнем для ученика селе. Возникнут проблемы с подвозом и т.д. Мы приобретаем автобусы для сельских школ, надеемся, что он будет в каждой. Программы такие, федеральная, краевая – "Школьный автобус", есть.

В документах по модернизации школы есть блок здоровьесбережения. Это мониторинг здоровья ребенка, его занятия спортом, питание. Но это еще и сбережение его здоровья на уроке. Как можно меньше рутинной работы, как можно больше творческой, дающей возможность чувствовать личностный рост. Но для этого нужны иные педагогические технологии, иной тип учителя. Тут мы рассчитываем в первую очередь, конечно же, на свой педагогический институт в Ставрополе, на ученых, которые согласились работать там вместе с нами. Еще одна задача нового учебного года...

Кстати, в вопросах здоровьесбережения мы на три года опередили Россию. Федеральная программа "Здоровый ребенок" начнет действовать только в 2003-м. А у нас по губернаторской программе уже и медицинское оборудование в школы пошло, и во многих общеобразовательных учреждениях есть врач и медсестра, и мониторинг здоровья детей ведется, и третий урок физкультуры введен. Ставим задачу стопроцентного питания детей в школах. Приятно, что необходимость этого поняли главы администраций, руководители многих хозяйств на селе.

– Мы все время касаемся темы, которую можно определить как "Новая модель сельской школы". Это, как известно, важная часть программы модернизации образования в России. Какой вам видится эта модель?

– На Ставрополье я вижу ее как комплекс, куда, помимо самой школы, входят детский сад, клуб, библиотека, стадион, музей... Хочу убедить администрацию одного из районов края пойти нам навстречу и начать такой эксперимент – по созданию социально-культурного центра на селе, объединяющегося вокруг школы. Ведь в реальности оно так и есть. Кто ходит в сельскую библиотеку? Кто ведет поисковую работу в музее? Кто пляшет в клубе на дискотеке и поет в хоре? Ответ один – школьники.

И второй вопрос: у сельской школы должна быть земля. В Благодарненском районе так и сделали – там каждая школа получила по 200 га земли. Эта идея отработана также на базе наших сельских профтехучилищ. Это и воспитание детей, и их питание, и заработок на школьные нужды.

– Говоря о проблемах модернизации образования, никак нельзя обойти тему информатизации...

– Каждая сельская школа централизованно получила компьютеры, отдельные территории сами об этом заботятся, покупают. В этом году мы рассчитываем получить более 80 компьютерных классов – комплектов для городских школ. Это рабочее место учителя, десять ученических, модем, принтер и другое оборудование.

Но мы же и учителей под новые технологии должны готовить. Часть этой задачи сейчас решаем на базе Ставропольского регионального центра Интернет-образования, где в ближайшие годы в рамках проекта компании "Юкос" "Поколение.ru" пройдут обучение до четырех тысяч педагогов. Но всего-то учителей в крае тридцать тысяч!

Так что предстоит вести их обучение и на базе СГПИ, и на базе СКИПКРО. Отдельно хочется отметить, что в этом году мы начали компьютеризацию педагогических колледжей. Это необходимо, если учесть, что в начальной школе преподавание информатики вводится со второго класса.

– Что бы вы хотели пожелать педагогам края в канун нового учебного года?

– Здоровья, счастья и понимания, что никакие перемены в школе невозможны, если рядом с детьми не будет хорошего, любящего их учителя, творческого и активно реализующего идеи модернизации.

Лариса ПРАЙСМАН

Модернизация невозможна без хорошего учителя / Газета «Ставропольская правда» / 24 августа 2002 г.