С минуты молчания в память погибших от стихии земляков началось вчера внеочередное заседание Госдумы края. В его повестке дня значился всего один вопрос – о неотложных мерах по преодолению катастрофических последствий наводнения. О ходе аварийно-восстановительных работ, складывающийся санитарно-эпидемиологической обстановке народным избранникам доложили председатель краевой комиссии по чрезвычайным ситуациям Ю. Тыртышов и главный санитарный врач края Н. Ковалев.

Как известно, в первые дни после удара стихии правительство направило на оказание экстренной помощи все остатки средств краевого бюджета – 150 миллионов рублей, остановив практически все остальные платежи. Только что Ставрополье получило 150 миллионов рублей бюджетной ссуды от федерального правительства. В ближайшие дни должны поступить еще 250. Всего стоимость восстановительных работ в крае оценивается в 3 миллиарда 160 миллионов рублей. Эта сумма согласована уже с правительственной комиссией под председательством С. Шойгу. По условиям федерального центра на ликвидацию последствий наводнения 80 процентов средств дает российское правительство, и 20 – местные бюджеты. То есть, чтобы получить 3 миллиарда из Москвы, край должен изыскать не менее 640 миллионов рублей. Для Ставрополья, весь бюджет которого примерно 11 миллиардов, это очень серьезная сумма. И найти ее без пересмотра всего бюджета невозможно. Впрочем, как сразу заявил председатель ГДСК Ю. Гонтарь, Дума готова в случае необходимости произвести секвестр некоторых статей расходов. Как это лучше сделать? После обсуждения депутаты согласились с предложением Ю. Тыртышова: за 3-4 дня правительство края внесет на рассмотрение Думы специальную программу ликвидации последствий стихийного бедствия, санитарно-эпидемиологических мероприятий и оказания помощи населению вместе с предложениями по корректировке бюджета. А пока для финансирования неотложных нужд решено увеличить краевой резервный фонд на 200 млн. рублей. Принят также ряд других решений финансового плана, которые позволят, например, не взимать деньги за выдачу утраченных документов, налоговые платежи с пострадавших сельхозпредприятий и т. д. Все остальные вопросы, в том числе об увеличении единовременной помощи пострадавшим, отложены до следующего внеочередного заседания Думы, на котором предстоит рассмотреть программу правительства.

Депутаты приняли также обращение к властям российских регионов с призывом оказать помощь Ставрополью.

Деньги деньгами, но, как и следовало ожидать, народные избранники, собравшиеся впервые после стихии, не могли не задать вопрос, который волнует сейчас многих ставропольцев. О причинах трагедии, о том, почему она стала возможна в таком масштабе и можно ли было ее спрогнозировать и предотвратить. Как известно, пока это объясняют природными факторами: холодная весна, резкое потепление, вызвавшее таяние ледников, масштабные ливни по всему Северному Кавказу...

Но неожиданный поворот темы привнесло выступление прокурора края Р. Адельханяна. По его словам, всем предстоит сделать самые серьезные выводы из случившегося, в том числе и в рамках уголовных дел. И дело тут не только в дожде. Пострадавшие, считает прокурор, были обречены с первых же моментов стихии из-за непрофессиональных действий некоторых высокопоставленных чиновников, некомпетентности и преступной халатности. Так, на взгляд Р. Адельханяна, ошибочным было решение в первые дни разместить штаб по чрезвычайной ситуации на Кавказских Минеральных Водах.

Обстановка в Невинномысске и Кочубеевском районе была гораздо трагичнее – здесь в течение суток людям вообще никто не оказывал помощи. Особо жесткая критика – в адрес главного управления по ГО и ЧС правительства края. На Ставрополье во многих районах подразделения МЧС не укомплектованы кадрами, у них нет необходимого оборудования и транспорта, а в Кочубеевском районе, как выяснилось, вообще нет службы по чрезвычайным ситуациям. Но даже там, где она есть – толку мало. В Невинномысске, по словам прокурора, в момент стихии не могли найти все шесть сотрудников управления по чрезвычайным ситуациям, а единственное транспортное средство – "Ниву" – не удалось завести. Отсутствовала координация в действиях властей в ходе спасательных работ, эвакуация людей осуществлялась непрофессионально. Лишь в момент стихии выяснилось, что в госрезерве материально-технических средств – пусто, вдобавок никто не вспомнил о резерве краевого военного комиссариата. В крае существует программа действий органов власти и всех служб на случай чрезвычайных ситуаций, но она оказалась не выполнена. Прокурор пообещал, что правовая оценка будет дана действиям каждого должностного лица. По словам Р. Адельханяна, погиб 51 человек, 17 – разыскиваются. И кто-то должен за это понести ответственность.

Депутаты полностью согласны с прокурором: оценка действий в условиях стихии обязательно должна быть сделана. Но чуть позже. Сначала нужно помочь пострадавшим.

Елена РЫБАЛКО

Депутаты готовы обрезать бюджет, чтобы найти 640 миллионов на ликвидацию последствий наводнения / Газета «Ставропольская правда» / 28 июня 2002 г.