По каким законам живет и приходит правящий класс, как формируется политическая элита общества – об этих и других секретах "кухни" корреспондент "СП" беседовал на днях с побывавшим в Ставрополе проректором Северо-Кавказской академии госслужбы при президенте РФ, доктором политических наук, профессором А. Понеделковым.

– В последнее время от политиков и журналистов часто можно услышать, что политическая жизнь в России замерла. С появлением во главе государства В. Путина произошел определенный передел власти, влияния между основными игроками на политической сцене. Роли распределены, борьба потеряла смысл... Александр Васильевич, у вас нет такого ощущения?

– Нет. И прежде всего потому, что одна из функций любой политической элиты – создание стабильных условий в государстве. Я люблю вспоминать известное высказывание Конфуция. Ученики его спросили, какие три блага должны быть в государстве, чтобы оно существовало достаточно долго. Ответ был такой: обилие еды, оружия и доверие народа к правителям. А без какого из них можно было бы обойтись, спросили ученики. Народ может согласиться на какое-то время отказаться от обилия еды, был ответ. А каким из двух оставшихся благ можно пожертвовать и без которого государство может обойтись? Оружие, ответил Конфуций. Но почему, спросили ученики. Потому, последовал ответ, что если исчезает доверие народа к власти, тогда исчезает само государство.

Мне кажется, что после всех событий последнего десятилетия в нашей стране мы наконец увидели во главе России человека, который интересы государства поставил во главу угла. И не на словах, а на деле. Он первый назвал своими именами все безобразия, на которые прежние лидеры закрывали глаза, не стал уходить от решения накопившихся проблем. И самое важное в его действиях то, что он пытается объединить в созидательном направлении самые разные силы нашего общества. Он первый, кто сделал традиционными встречи с политической и бизнес-элитами, представителями различных партий и общественных объединений. Понятно, что результат не может быть мгновенным. Но усилия президента по консолидации общества, единению государства уже дают эффект. Налицо определенные моменты политической стабильности, медленное, но позитивное движение вперед.

– Думаю, никто не станет с вами спорить по поводу действий В. Путина. Может быть, тревога здесь есть по другому поводу. В России роль первого лица государства, так сложилось, важна, как ни в какой другой стране. Но приход этих первых лиц в последнее время (впрочем, не только на уровне страны, но и в регионах) выглядит несколько случайным... Хорошо, сегодня Путин, Иванов, Сидоров, а завтра кто? Будет ли продолжен этот курс или иной? Есть ли в стране элита, какая она, каким путем поведет страну?

– Вы ставите вопросы, на которые можно ответить только через какое-то время. И, кстати, Путин совершенно не несет ответственности за эту ситуацию, за то, что, кроме него, сейчас в стране нет равновеликих лидеров. Все это издержки прежней кадровой политики. Политикам новой России, которых олицетворяет Путин, нужно время, чтобы сформироваться. А пока, по существу, в большинстве случаев у власти остаются одни и те же люди, того еще времени...

– Вы сказали, что люди одни и те же. Складывается впечатление, что, несмотря на всю хаотичность политических процессов, которые мы наблюдали в последние годы, элита тем не менее остается некой закрытой кастой, куда проникновение возможно только для "своих".

– Это не открытие. Существует правило, что, когда приходит к власти новая элита, она всегда открыта и туда может попасть кто угодно, как говорят в народе, из грязи – в князи. И мы все наблюдали такие примеры не раз, в том числе и на федеральном уровне. Но как только общество более-менее стабилизируется, элита дрейфует к закрытости. Другое дело, что лидеры, по-настоящему заинтересованные в том, чтобы дольше удержаться у власти, все равно вынуждены "открываться" – для профессионалов, в том числе из рядов оппозиции. Тем самым они ослабляют контрэлиту и одновременно обновляют себе "кровь", подпитываются свежими идеями. Нормальная элита заинтересована в открытости...

– Но это нормальная. У нас же порой такие экземпляры появляются...

– У российского ученого Трофимова (он сам математик и физик) есть "теория подшипника". (Это на тему, почему попадаются не те личности, что хотелось бы). Он смотрит на фигуры, участвующие в политической борьбе, как на шарики. Среди нескольких попадается один, чуть меньше, чем остальные, либо с дефектом. Все "стираются" в борьбе, а потом, когда они стерлись, на первое место выходит этот, с дефектом. Искусство политической борьбы – это не только умение разрабатывать программы, это тысячи, причем зачастую субъективных факторов.

Вообще существуют две концепции, два способа рекрутирования элит. Первый – метод гильдий, который существовал у нас по большому счету в советское время, метод постепенного отбора. Там случайный человек просто не мог появиться. Но, с другой стороны, это вело к тому, что был ограничен вход людям творческим, которые могли бы предлагать новаторские идеи. Второй метод, который оправдал себя на Западе: неважно, кем ты был, какие карьерные ступеньки прошел. Важно, чем ты обладаешь, то есть входишь в элиту по заслугам.

– Какой метод сейчас действует у нас?

– Думаю, что комбинированный. Хотя в чистом виде систем, конечно, не существует нигде. А мы тем более в поиске, до сих пор не можем ответить на главный вопрос: какое общество строим? Так что все довольно сложно.

Мы в своей академии опросили около 300 руководителей высшего звена из Южного федерального округа, которым задали такой вопрос: перестроено ли ваше мышление для работы в новых условиях? 45 процентов ответили, что нет. Все они приверженцы демократических ценностей, сторонники современных подходов, но когда касается непосредственно принятия решений, какими методами они действуют – понятно. И их трудно даже обвинить в этом. Потому что 70 процентов населения страны жили в другой системе и автоматически не могут стать другими. У некоторых складывается впечатление, что сделать это, получить новых лидеров – все равно, что перейти из комнаты в комнату. Но это не так. Для этого требуется время. Не только на подготовку, но и чтобы получить отдачу – тоже. Поэтому сейчас очень важно создать хотя бы какой-то минимум для подготовки и обучения тех людей, которые способны остаться и работать в нашей стране, чтобы потом получать результаты. Повторюсь, мы не должны смотреть на формирование элиты, кадров высшего звена как на что-то мгновенное.

– Еще одна из тенденций последнего времени, на которую многие обращают внимание, – выборы перестали быть механизмом соревнования и отбора лучших, механизмом, что ли, прогресса в кадровой политике. Это прежде всего соревнование ресурсов, где все просчитано заранее. И это тоже становится фактором раздражения общества против элит.

– Я с вами согласен. Нельзя терпеть вещи, которые воспитывают пассивность и безучастность людей.

В этой связи приведу, может быть, немного устаревшие данные исследований, которые мы проводили пять лет назад среди политической элиты Ростовской области. Разного рода руководителям был задан тогда вопрос: какие факторы в ближайшем будущем будут определять пребывание в высших эшелонах власти? На выбор предлагались образование, лояльность политическому режиму и т.д. К нашему сожалению, на первое место сама элита поставила такой фактор, как умение строить неформальные отношения с нужными людьми, на второе – умение улавливать и осуществлять в практической деятельности настроения населения (попросту говоря, популизм). На третьем, к нашему счастью, все-таки оказались профессионализм и престижное образование.

– Я думаю, что сегодня на первой строчке стояли бы деньги.

– Ну и тогда финансовые ресурсы были на четвертой позиции.

– Александр Васильевич, вы могли бы назвать основные черты современных региональных элит Северного Кавказа, здесь есть какие-то закономерности?

– Да, вот некоторые из тенденций, характерных, впрочем, для всех российских регионов. Это прежде всего омоложение состава элит, заметное повышение образовательного уровня, растет число кандидатов, докторов наук (больше – в гуманитарной сфере).

Кстати, по поводу образования. В национальных республиках Северного Кавказа мы проводили опрос на тему, что вас связывает больше всего с Россией – экономика, бизнес, культура... Самым удивительным для меня было то, что на первом месте оказалось образование, а не экономика и бизнес, как принято думать. В регионах отлично понимают, что настоящее, качественное образование лучше получить в лучших вузах России, а потом уже продолжать карьеру дома.

Из негативных тенденций, если сравнивать элиту Северного Кавказа и России в целом, то здесь (имею в виду прежде всего национальные республики) в два раза выше протекционизм, решающую роль играет национальный фактор, клановые интересы. Конечно, это не открытие, просто лишний раз подтвердилось, насколько это серьезная проблема.

– Александр Васильевич, возможно ли представить в России ситуацию, когда недоверие к властной, политической элите со стороны населения будет преодолено, когда общество перестанет себя ей противопоставлять, делиться на "они" и "мы"? Кстати, сама элита знает о таком отношении к себе или цинизм в общении с населением – непременный атрибут любой власти?

– Полагаю, что знает. Другое дело, что элита – отражение самого общества. Можно говорить о том, какой она должна быть, какой мы хотим ее видеть, но нужно отдавать отчет, что это дело будущего. Даже если представить себе фантастическую ситуацию, что, например, Россия, как некогда, приглашает варягов, западную элиту, через год-другой она станет абсолютно такой же. Здесь имеют значение и вопросы ментальности, и традиций. Почему-то в русской традиции госслужба и власть ассоциируются с казнокрадством, мздоимством и другими немыслимыми пороками. Пора, мне кажется, перестать смотреть на всю элиту как на какое-то зло. Уйти от высказывания Ф. Тютчева, что вся история России до Петра Первого – панихида, а после него – уголовное дело. Элита тоже разная. Во все времена были и будут люди и нравственные, и патриотичные. Просто нужно набраться терпения и поддерживать ростки всего лучшего. При этом, полагаю, руководствоваться в их отборе следует несколькими главными критериями: профессионализм, компетентность, нравственность.

Елена РЫБАЛКО

Молодая, образованная, циничная элита завоевывает страну / Газета «Ставропольская правда» / 28 марта 2002 г.