В выставочном зале Ставропольской краевой организации Союза художников прошла персональная экспозиция невинномысского художника Петра Ревы, приуроченная к шестидесятилетию мастера и сорокалетию его творческой деятельности.

Впрочем, вторая дата весьма условна. Ведь художником нельзя внезапно стать в двадцать лет, им надо родиться. Место и время рождения для призвания значения не имеют. Хотя послевоенное детство Петра Ревы не располагало к воспитанию таланта. Не отличалось оно ни сытостью, ни материальным благополучием. Какое там благополучие! Отец погиб на фронте, и мать – Мария Васильевна – одна, как могла, поднимала на ноги четверых ребятишек. До пейзажей ли тут, до красот ли природы? В селе Октябрьском Ипатовского района и слово такое мало кто знал – пейзаж. А природа – она просто была частью жизни сельской ребятни.

И все же истоки творчества Петра Ревы заложены именно здесь.

– Мама лепила для нас всевозможные фигурки из глины: животных, птиц, людей, – вспоминает Петр Алексеевич. – Очень похоже выходило. И, конечно, мы тоже пытались копировать за ней, придумывали что-то свое.

Первую картину он увидел в четвертом классе. Вернее, это была иллюстрация в школьном учебнике истории. Мальчик испытал тогда самое настоящее потрясение: как так получается – простой лист бумаги, а кажется, что изображение на нем, будто своими глазами сценку из жизни видишь. Урок истории для Пети прошел в тот день насмарку, поскольку он был занят гораздо более важным для себя делом: сосредоточенно перерисовывал "оригинал" из учебника. Его усилия увенчались успехом. Вот только историк, он же директор начальной школы Иван Федорович Комарджиев, безжалостно конфисковал шедевр в конце занятий. Наверное, обиделся на такое невнимание, решил ученик, и ошибся. На ближайшем вечере самодеятельности, когда школьники с гордостью декламировали собравшимся родителям стихи и пели песни, Иван Федорович достал тот самый рисунок и торжественно пронес его по рядам, чтобы зрители смогли хорошенько рассмотреть подробности. Тогда же Рева услышал первый аналитический отзыв о своем творчестве: "обратите внимание, – сказал директор, – видно даже, как ветер шевелит волосы на голове Ивана Сусанина! Мальчику обязательно нужно учиться на художника".

С тех пор Петр Рева считает Ивана Федоровича своим крестным отцом в искусстве.

Надо сказать, что на его творческом пути встречалось немало хороших людей. Да и сам начинающий пейзажист с необычайным упорством шел к своей цели. Его походы по окрестностям села, наброски и рисунки даже вдохновляли других ребят. Вскоре вокруг него сплотился целый кружок юных самодеятельных художников.

Петру Алексеевичу не раз приходилось нести бремя ответственности за других. Серьезное место в его жизни отведено преподавательской деятельности. Началась она сразу после окончания средней школы. Вчерашнего выпускника рекомендовали в школу N 2 Невинномысска, где "горела" ставка учителя рисования. Растерялся: многие ученики – почти одного с ним возраста. Как он будет их учить? Но попытка не пытка. Тем более что на пробу ему был отведен испытательный срок – месяц.

Ох, и страшно же было юному учителю на первом уроке! Наверное, не всякий артист так волнуется перед выходом на сцену. Вскоре последовавшая после переезда в Невинномысск женитьба добавила Петру недостающей солидности, взрослости и уверенности в себе. Художник говорит, что жена всегда здорово поддерживала его, потому и живут они с Алевтиной Михайловной душа в душу не один десяток лет.

Настоящий талант всегда вдохновляет. Школьники вслед за учителем тоже заразились любовью к рисованию. На его уроках не было скучно. Великолепно вписался Петр Рева и в преподавательский коллектив. Одна беда: так и не научился он составлять учебные планы по всем канцелярским правилам. Да и не получалось следовать им тютелька в тютельку. Завуч и директор вначале сетовали на это, но потом смирились – "неправильный" Рева был слишком ценным "кадром" для школы. А уж когда героем заданного сочинения на тему "Человек с горящим сердцем" подавляющая часть подростков, не сговариваясь, выбрала своего учителя рисования, он и сам понял, что преподавание, пожалуй, его призвание. Секрет этого, возможно, очень прост. Дети не выносят фальшивых взрослых и, наоборот, очень привязываются к людям искренним, чистым сердцем. У художника и самого душа вечного ребенка. С кем, как не с ребятишками может найти он общий язык?

После службы в армии (школа не отпускала его вплоть до последнего года отсрочки) Рева вернулся к преподавательской деятельности. Правда, в другую школу, так как прежнее место было занято. Но не сложились отношения с новым начальством. По-рыцарски порядочный, не терпящий хамства и несправедливости, Петр Рева осмелился сделать замечание своенравной директрисе, которая оскорбила на педсовете в присутствии коллектива молодую учительницу. За что и был снят с очереди на квартиру стараниями злопамятной начальницы... Так он ушел на "вольные" хлеба... Позже Петра Алексеевича охотно приняли на работу в художественный фонд Ставропольской краевой организации Союза художников России.

Этапными стали для него творческие поездки на Академическую дачу Репина в Подмосковье, которую великий живописец передал в свое время специально для развития художников грядущих времен. В общении с маститыми коллегами, на занятиях в различных мастерских черпал он удивительную энергию и постигал тонкости профессионализма. Уже оформившийся художник, он находил там подтверждение верности и ценности выбранного им пути в искусстве и в то же время открывал для себя нечто новое.

Каких бы вершин ни достиг мастер, полноценность его творчества всегда подтверждается появлением последователей. У Петра Алексеевича они есть. А ему особенно приятно, что в их числе и его младшая дочь Ирина. Когда-то по велению души, без малейшего родительского нажима пришла она в мастерскую отца. Сегодня одной из любимых работ Петра Алексеевича стала картина "Серебристый лес", написанная им вместе с дочерью.

У Петра Алексеевича солидный опыт участия в выставках различного масштаба, от районных и городских до всероссийских. Но вот персональной не было ни одной. Та, что проходит нынче, – первая. Ретроспективным показом работ за период с 60-х годов по сегодняшний день подводит мастер итоги значительного этапа творчества.

– Петр Алексеевич очень цельная натура, – делится впечатлениями директор художественного фонда Владимир Грибачев. – Это человек с абсолютным видением цвета. Качество, о котором в живописи говорят так же, как в музыке об абсолютном слухе. Ему удается передать не просто тон – там светлее, там темнее, а отразить цвет среды. Можно просто констатировать состояние природы, а можно через нее выразить состояние души.

Владимир Яковлевич процитировал фразу, услышанную от кого-то на открытии экспозиции: "Здесь часть работ – хороши, а остальные – просто потрясающи". Маленькими бриллиантами назвал Грибачев этюды, представленные на выставке.

Петр Рева работает в технике масляной живописи, в реалистической манере, продолжая лучшие традиции национальной русской школы. Но каждый посетитель видит в его работах что-то свое, улавливая созвучное для себя настроение. Названия картин "расшифровывают", а иногда рождают новые интерпретации их содержания: "Пруд стынет", "Индустриальный пейзаж", "Последние грозы", и почти пастернаковское – "Снег идет".

* * *

У этих картин хочется постоять и подумать. Может, ощутить себя на прохладной лесной тропе, послушать мирное течение реки, вдохнуть аромат степных просторов. В повседневной суете нам не хватает именно этой тихой гармонии...

Ольга МАРКОВА

Всегда – дитя природы / Газета «Ставропольская правда» / 1 марта 2002 г.