Сцены из спектакля «Три товарища»

Сцены из спектакля «Три товарища»

© Фото Ставропольского театра драмы им. М.Ю. Лермонтова.

В репертуаре Ставропольского академического театра драмы им. М.Ю. Лермонтова появилось новое название – «Три товарища». Недавно публика увидела премьеру этого спектакля, поставленного по роману Э.М. Ремарка художественным руководителем театра заслуженной артисткой России Ириной Баранниковой.

Известно, что каждая премьера обязательно вызывает всплеск интереса в театральной среде. А потому зал театра уже на первом показе был полон. И это тем более понятно, учитывая необычность литературного первоисточника, взятого за основу постановки. Ведь роман «Три товарища» с момента своего появления в тридцатые годы прошлого века и долго потом вызывал огромный интерес читающей публики. Одно это уже залог интереса и театральной публики тоже. Плюс многообещающее обозначение спектакля как истории любви.

Спектакль получился, безусловно, интересный, чувствуется, в него многое вложено постановщиком и всей большой командой, над ним работавшей и явно стремившейся достаточно точно следовать сюжетным линиям романа, отражению характеров его героев и их взаимоотношениям. Зрелище – а театр место зрелищное прежде всего – получилось эффектное, оригинальное, наполненное большим содержанием и множеством интересных личностных коллизий. При этом, однако, трудно утверждать, что сложилось четкое однозначное впечатление от увиденного.

Впрочем, что в спектакле однозначно хорошо – актерские работы. Их здесь много, и одна другой лучше. Начиная с главных героев – трех друзей Роберта, Готфрида и Отто и девушки Патриции. Занятые в этих ролях молодые актеры театра Олег Хомутов, Александр Кошелевский, Константин Маковкин и Дарья Сафонова весьма увлеченно и успешно держат на себе весь спектакль. Каждому из них удалось создать свой образ, а всем вместе – слаженный ансамбль, как своего рода лицо поколения, пережившего войну: Ремарк показал в романе судьбы повзрослевших солдат Первой мировой. Эти ребята, при всем их молодом оптимизме, душевно – явные подранки, цепляющиеся за мирную жизнь, которая, увы, полна испытаний. Стойким ощущением тревожности пронизан вообще весь спектакль. Но молодежь сопротивляется тревогам, довольно часто прибегая к горячительным напиткам. (Замечу в скобках, что сцены дружеских возлияний в спектакле повторяются прямо-таки регулярно, но вот что это дает содержанию…) Очень выразителен центральный дуэт Робби и Пат (О. Хомутов и Д. Сафонова), действительно представивший настоящую историю любви – красиво-трогательную и горько-печальную. А рядом – в беде и в радости - верные товарищи, искренне и глубоко сыгранные А. Кошелевским и К. Маковкиным. Да, есть и еще один их «товарищ» – собранный из ничего автомобиль, в шутку прозванный Карлом, с ним герои то и дело общаются, как с живым другом, а сценическое воплощение этого «героя» весьма удачно придумано художником-постановщиком. Этот условный, стилизованный Карл, отзывающийся иногда гудками на реплики друзей, – символ мужской дружбы, рожденной на войне. Он призван в этот мир стать залогом простого человеческого если не счастья, то хотя бы благополучия, и тихо «жертвует» собой ради дружбы.

Есть еще целый ряд персонажей, которые вроде бы принято называть второстепенными, но здесь – благодаря актерской игре и концепции режиссера – ставших вполне себе важными, вносящими значимую лепту в общую картину. Это и колоритный, добродушный, мужиковатый и одновременно удивительно мужественный хозяин бара Альфонс в исполнении заслуженного артиста России Александра Жукова. И не менее колоритная владелица доходного дома, с виду строгая, а на деле просто добрая и мудрая фрау Залевски, которую так верно, так органично показала актриса Мадина Шарипова. И шебутная, игривая, смешная любительница танцев Эрна, представленная Еленой Днепровской в этаком гротескном ключе. Совсем небольшие роли заслуженной артистки России Светланы Колгановой и Владимира Лепы предлагают зрителю целые мини-спектакли из жизни, как говорили когда-то, «маленького человека»… (Хотя этот дуэт все же смотрится слегка прямолинейным, чему активно сопротивляется актерский талант исполнителей.) Особняком от всех – фигура певицы, эффектно сыгранной заслуженной артисткой России Ириной Баранниковой: это вроде бы и не персонаж по сюжету, а такая музыкальная открытка эпохи, обволакивающая героев дурманящими мелодиями-мечтами о чем-то далеком и в общем-то несбыточном…

Сцены из спектакля «Три товарища»

Сцены из спектакля «Три товарища»

© Фото Ставропольского театра драмы им. М.Ю. Лермонтова.

Безусловно, интересно внешнее оформление спектакля – от мрачновато-скупых декораций, выдержанных в общем настроении постановки, до сценических костюмов, детально точно рисующих образы того времени – покроя платья и прически героини или пальто и курток героев. При этом постановка ничуть не костюмная в общепринятом театральном понимании, здесь одежда персонажей служит инструментом напоминания о «лице» того исторического периода. Подчеркнутая немногословность декораций вполне соответствует общей задаче, не отвлекая на какие-то подробности, вовсе не обязательные. Этой же задаче, но уже совсем по-другому соответствует пластическая интерпретация действа. Речь прежде всего о массовых танцевальных сценах, вносящих, а правильнее сказать – вбрасывающих в единую канву мощные порции адреналина. Или, по-нынешнему, драйва. Этакого нервного самовыражения молодости, во все времена открытой любви, красоте, будущему, наконец, каково бы оно ни было. Эстетическое лицо спектакля – налицо, прошу прощения за тавтологию.

Есть у постановки один существенный недостаток – длинноты. Причем такие, без которых, на мой взгляд, вполне можно было обойтись. Как показывает история театра, динамичность действа способна сделать его куда более живым, готовым к зрительскому восприятию. Иначе талантливо рисуемая проникновенность образов и мыслей словно растворяется в обилии деталей. Согласитесь, если долго-долго смотреть даже на картину-шедевр, это все-таки утомляет. Есть в спектакле сцены и персонажи, избавление от которых ничуть не испортит общей выразительности этой талантливо сделанной работы. Зато позволит зрительскому сердцу еще больше сосредоточиться на сопереживании героям, действительно того заслуживающим. К примеру, историю с болезнью Пат вообще, наверное, можно свести к одному короткому диалогу, и все станет ясно. При этом отнюдь не хочется давать советов и, боже упаси, поучать, все сказанное – личное мнение отдельно взятого зрителя, давно и крепко любящего театр. Наш Ставропольский театр драмы – очень сильный, профессиональный организм, столько раз даривший по-настоящему высокие волнения душе чуткого театрала.

Переложение литературного материала на сценическую основу – дело, разумеется, очень непростое, инсценировщику требуется пройти буквально по лезвию бритвы: сохранить ценную авторскую картину и при этом создать собственное представление о ней языком театра. Предложенная нам версия не случайно, видимо, ассоциируется со старым черно-белым кино: это четкий отсыл в эпоху, оставившую довольно мрачный след в истории. Творческий ансамбль спектакля – от постановщика до художника и актеров – явно захватило содержание первоисточника, да оно того и достойно, конечно. Мелодраматичная история любви на фоне сгущающихся туч сурового времени сделана смело, вдохновенно и красиво. В таких случаях зритель нередко говорит себе: а ведь стоит перечитать (прочитать) эту книгу.

Наталья БЫКОВА

История любви в замедленном темпе / Газета «Ставропольская правда» / 18 ноября 2022 г.