В выполнении задач, поставленных государственной программой Ставропольского края «Сохранение и развитие культуры», немаловажная роль отводится управлению Ставропольского края по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия. Работа управления осуществляется под непосредственным руководством губернатора края. О том, как сегодня решаются эти задачи, рассказывает начальник управления Анна Конева.

«Аптека Байгера» в Ставрополе – яркий пример того, как надо содержать объекты историко-культурного наследия.

«Аптека Байгера» в Ставрополе – яркий пример того, как надо содержать объекты историко-культурного наследия.

– Анна Владимировна, давайте сначала поясним читателям суть и основные направления надзорной деятельности, чтобы было понятно, какие перед управлением стоят задачи и пути их решения.

– Сегодня на территории Ставропольского края на государственном учете и охране состоят 3497 объектов культурного наследия: 873 – федерального значения (из них 789 археологических); 1527 – регионального значения; 1097 выявленных объектов культурного наследия, из которых 1027 археологического наследия и 69 памятников градостроительства, архитектуры и искусства. Таким образом, управление является органом исполнительной власти, осуществляющим государственное управление и нормативно-правовое регулирование в области сохранения, использования, популяризации и государственной охраны культурного наследия на территории края.

Одна из основных форм надзора за сохранением и состоянием культурного наследия – систематическое наблюдение. Для этого специалисты управления выезжают на место, фиксируют состояние объекта, по результатам составляют план мероприятий, необходимых в отношении его сохранности. Первостепенное значение придается неизменности внешнего вида, отсутствию незаконных перестроек, в том числе в границах территории объекта.

Наши сотрудники также работают над выявлением иных объектов историко-культурного наследия, поэтому число их постоянно растет. Это происходит и по заявлениям граждан, и по представлению муниципалитетов. Должна заметить, что мы опираемся на большую помощь органов местного самоуправления, находимся с ними в оперативном контакте. Каждый памятник, расположенный на территории того или иного муниципалитета, должен прежде всего иметь хозяина. Ответственность за содержание несет владелец, будь то физическое или юридическое лицо, будь то муниципальная или государственная собственность.

– Взаимодействие с муниципалитетами очень важно, ведь оно во многом позволяет глубже видеть общую картину состояния объектов.

– Есть в нашем крае муниципалитеты, занимающие очень ответственную и заинтересованную позицию, прежде всего это администрации Кисловодска и Пятигорска. Власти этих городов сами направляют нам обращения по случаям выявления незаконного строительства в зонах охраны либо защитных зонах. Наши специалисты уполномочены составлять протоколы за нарушения законодательства об охране культурного наследия. Часто речь идет не столько о самом объекте, сколько о режиме использования земельных участков в границах его территории. В этом году в связи с пандемией мы по объективным причинам не можем проводить надзорные мероприятия, связанные с незаконной застройкой в защитных зонах. Но даже в условиях нынешнего особого года, когда постановлением Правительства РФ наложен своего рода мораторий на проверки, мы выезжаем, чтобы проводить надзор в рамках федерального закона об охране культурного наследия, фиксировать нарушения со стороны собственников или арендаторов. При обнаружении нарушений выносятся соответствующие предписания, а по истечении срока исполнения предписания выезжаем повторно.

– Организациям предоставляется возможность сосредоточиться на своей основной деятельности, но все эти объекты остаются в поле зрения управления?

– Безусловно, наша работа продолжается: в этом году состоялось более 250 проверок по всему краю. Больше всего в регионе Кавказских Минеральных Вод, поскольку там сосредоточена большая часть объектов – примерно 70%. Значительное число – в Ставрополе. Что касается районов края, имеются в виду прежде всего памятники воинской славы и архео-

логического наследия.

– В стране продолжается Год памяти и славы, в связи с чем управление получило конкретное распоряжение губернатора Ставропольского края.

– Да, необходимо привести в порядок все воинские захоронения и мемориальные комплексы, увековечивающие память погибших в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов. В том числе провести ремонт, восстановление и реставрацию находящихся в неудовлетворительном состоянии воинских захоронений, памятников и мемориальных комплексов.

Эти объекты вошли в государственную программу, финансирование на них идет через управление. На реализацию задачи выделено около 200 миллионов рублей. К сожалению, еще не все такие объекты охвачены, хотя задача ставилась охватить максимально. Сказывается то, что в ряде территорий некоторые объекты, как выяснилось, не имели хозяина. Надо отдать должное, муниципалитеты стараются сделать все, чтобы оформить право собственности, однако этот процесс занимает много времени. Тем не менее у нас все эти объекты на учете. Правда, не все памятники воинской славы состоят на государственной охране как объекты культурного наследия.

– Для того чтобы объект был поставлен на государственную охрану, законом предусмотрена соответствующая процедура.

– Заинтересованное лицо должно обозначить объект и обратиться в управление с заявлением, чтобы после включения его в список выявленных мы могли организовать историко-культурную экспертизу и принять решение о включении его в реестр.

– Вы сказали, что значительная часть объектов – археологические. Что по данному направлению делается в этом непростом году?

– К нам постоянно обращаются в случае проведения в границах объектов культурного наследия земельных, строительных, мелиоративных работ. Самый свежий пример – городище Маджары в Буденновске. У таких объектов особый статус и правила содержания: на их территории работы проводить можно, но только после разработки мер обеспечения сохранности либо плана спасательных работ. Туда приглашаются специалисты, имеющие право заниматься археологическими исследованиями, они изучают и оценивают характер объекта. Может, на участке, где ведутся работы, ничего особо ценного нет, к тому же, как чаще всего бывает, работы затрагивают лишь часть территории, например, если речь идет о линейных сооружениях – водопроводах и т. п. В случае с Маджарами велось освоение земельного участка, входящего в границы территории охраняемого объекта без вышеуказанных мер обеспечения сохранности. Ситуация усугублена тем, что большая часть объектов археологии, в том числе и Маджары, не имеют четко обозначенных границ территории.

– Чье-то упущение?

– Объект ставился на охрану еще в 80- е годы прошлого века по ранее действовавшему законодательству, в результате место расположения носит приблизительный характер. Теперь же при проведении надзорных мероприятий археологи зафиксировали, что при освоении участка был нарушен культурный слой, ряд археологических находок был обнаружен прямо на поверхности. Сегодня законодательство предусматривает, что при освоении земельного участка лицо, заинтересованное в его освоении, должно обратиться в управление для получения информации о наличии или отсутствии объектов культурного наследия. Кстати, на сайте управления регулярно публикуется информация о проведенных историко-культурных экспертизах. Если на участке не проводилась археологическая разведка, мы так и отвечаем, что информации нет и необходимо такую разведку произвести. Собственник обязан заключить договор с археологами. В рассматриваемом случае при содействии управления в исследовании Маджар до конца года специалисты представят нам границы территории городища. Для археологов это очень значимый объект, и они провели все необходимые изыскания в рамках своей научной деятельности. Это серьезно поможет в дальнейшей защите объекта от незаконного освоения. Управление сможет составить охранные обязательства, что было практически невозможно при отсутствии четко обозначенных границ территории объекта.

– К счастью, есть немало примеров добросовестного подхода к таким объектам.

– Совершенно верно, так было в прошлом году на Грушевском городище в Ставрополе при строительстве дороги. А недавно в районе Новотроицкого водохранилища, где были организованы полевые спасательные работы в отношении целой курганной группы. Мы стараемся донести до собственников, что, проводя те или иные земельные работы, они могут нарушить ценный культурный слой, а причинение вреда культурному наследию, в том числе и объекту археологии, влечет применение мер административной или даже уголовной ответственности.

– На территории Ставрополья столько неисследованных курганов, что археологам там работы лет на сто…

– И всегда лучше пригласить археологов, которые в итоге могут четко сказать, что и на каком участке можно делать. Мы с удовлетворением отмечаем, что сегодня становится нормой при проведении строительных работ, требующих экспертизы, получение или наличие соответствующего заключения от управления. Рост гражданского правосознания налицо. Не случайно у нас в разы возрос объем запросов, касающихся наличия или отсутствия объектов историко-культурного наследия на участке, который подлежит освоению. Запросы поступают от застройщиков и землепользователей. Да, какое-то время уходит на согласования. Мы над этим тоже работаем. Если ранее информация по историко-культурной экспертизе земельных участков должна была вывешиваться на сайте управления в течение трех рабочих недель, сейчас срок экспертизы сокращен до семи рабочих дней.

Рост объема проводимых управлением работ хорошо виден в цифрах. Если в 2017 году проведено 49 надзорных мероприятий, то в 2018-м – 70, в 2019-м – 119, а только за 9 месяцев 2020 года – 274. То же можно сказать и о количестве обращений о наличии или отсутствии на земельных участках объектов культурного наследия, защитных зон, зон охраны: 2017 год – 325, 2018-й – 530, 2019-й – 834, 9 месяцев 2020 года – 950.

– Тенденция положительная, хотя и работы вам прибавилось.

– Мы же работаем на сохранение! Специалисты управления уделяют большое внимание разъяснению законодательства, популяризации историко-культурного наследия. Каждую конкретную ситуацию всесторонне изучают и информируют гражданина применительно к его земельному участку. По-моему, гораздо лучше заранее предупредить собственника о возможных нарушениях.

– Как небольшой штат управления справляется с этим потоком дел?

– У нас трудятся в основном люди с юридическим образованием, а также архитекторы и реставраторы, пока общий штат 20 человек. Нетрудно подсчитать, что, если мы раз в пять лет должны проводить наблюдение на объектах, получается 750 контрольно-надзорных мероприятий в год – огромный объем.

Но даже и нынешним небольшим составом удается сделать много для реа-лизации краевой программы «Сохранение и развитие культуры». Показатели мероприятий по контролю достаточно высоки. Причем наши специалисты постоянно в разъездах, оперативно выезжают по обращениям граждан. Бывает, поступают сигналы о ненадлежащем содержании того или иного объекта, население у нас, к счастью, наблюдательное и неравнодушное, а нам – хорошая помощь в систематическом отслеживании состояния объектов культурного наследия. Стоит добавить, что при осуществлении государственных функций по федеральному и региональному надзору управление взаимодействует с органами прокуратуры Ставропольского края, а также с физическими лицами или организациями, привлекаемыми в качестве экспертов.

– Анна Владимировна, расскажите, на каких объектах побывали сотрудники управления в последнее время.

– Например, разбирались с дачей «Елочка» в Ессентуках. Потрясающий историко-культурный объект, находящийся в частной собственности и доведенный до неудовлетворительного состояния. С 2014 года здание пустует, не отапливается, идут процессы разрушения. Мы обратились в суд с требованием понуждения собственника провести ремонтно-реставрационные работы на объекте, и суд принял решение в нашу пользу. Исполнение осложнено тем, что собственник не проживает в крае. Но ведь он, приобретая здание, знал, что это памятник историко-культурного наследия. Владелец такого объекта должен нести и бремя его содержания. Могу сказать, что деятельность управления в значительной степени мобилизует и муниципалитеты активнее работать, даже при известной ограниченности их бюджетов.

Здание дачи «Елочка» в Ессентуках пустует с 2014 года и постепенно разрушается. По решению суда нынешний собственник объекта обязан провести здесь ремонтно-реставрационные работы.

Здание дачи «Елочка» в Ессентуках пустует с 2014 года и постепенно разрушается. По решению суда нынешний собственник объекта обязан провести здесь ремонтно-реставрационные работы.

Понятно, что только бюджетным способом охватить все объекты практически не по силам. Мы стараемся нацеливать муниципалитеты на поиск инвесторов. Более того, управление участвует в подборе инвесторов, поскольку в результате нашей деятельности мы знаем немало организаций, специализирующихся на объектах культурного наследия. Ведь у этих объектов есть большие плюсы: они, как правило, находятся в центральной части города, привлекательны с точки зрения логистики, потока людей. Однако, если даже отреставрированный уже объект не будет использоваться как положено, он вскоре снова придет в ненадлежащее состояние. Любой объект культурного наследия должен достойно жить в современных условиях! Для нас главное – сохранность. Справедливости ради, бывает и так, что объект отлично содержится и внешне, и внутри, самый яркий пример – «Аптека Байгера» в Ставрополе. Там не только внешний вид сохраняется, но и элементы интерьера, за что спасибо собственнику.

– Не могу не поинтересоваться судьбой печально известного здания под номером 100 на улице Комсомольской в Ставрополе?

– Это объект краевой собственности, которому очень не повезло с инвестором. Первоначально у него были намерения привести объект в порядок, а потом все приостановилось. Теперь министерство имущественных отношений края в судебном порядке пытается взыскать убытки, поскольку объекту нанесен внушительный вред. Управление также старается помочь в поисках надежного инвестора. В краевом центре внимание общественности обращено также на известную «Мельницу Гулиева», люди часто пишут нам об этом объекте. Но тут по закону нужна инициатива городской власти.

Только что специалисты управления провели масштабную проверку объектов культурного наследия курортного холдинга на КМВ. В наших ближайших планах проверка еще одного исторического здания в Ставрополе – на ул. Советской, где когда-то располагалась первая женская гимназия на Кавказе.

Мы также видим своей задачей ввести в реестр историко-культурного наследия Пятигорский некрополь, чтобы сохранить эту уникальную территорию. Правда, предвидим сложности с жителями города, чьи предки там захоронены. Дело в том, что часть могил разрушена, а ремонтировать придется в рамках первоначального облика объекта. Кто-то с этим не согласен... Потребуется дополнительная разъяснительная работа.

Для включения объекта в реестр памятников главные параметры – особая архитектурная, историческая или культурная значимость. Вспомним так называемый «Дом Лермонтова» в Ставрополе: он не имеет никакой архитектурной значимости, но культурная ценность несомненна, исходя из чего эксперты приняли решение о включении его в реестр. Кстати, именно исторически значимых объектов гораздо больше в наших списках. Среди недавно выявленных гостиница «Варшава» в Ставрополе в районе Нижнего рынка. Состояние здания, мягко говоря, неважное, тем не менее эксперты настаивают о постановке его на государственную охрану. Там интересна сама градостроительная застройка, есть смысл сохранять не одиночный объект, а комплекс исторический.

Вообще только в этом году управлением поставлено на государственную охрану в качестве выявленных объектов культурного наследия 11 зданий, из них 9 в Кисловодске. Это такие замечательные объекты архитектуры, как «Дача «Витуся», «Дача «Версаль», «Дача «Игрушечка» Д.А. Черчикова и другие, выявленные по инициативе администрации Кисловодска. В настоящее время еще 8 заявлений о выявлении объектов культурного наследия находятся на рассмотрении в управлении, и из них 7 – это объекты Кисловодска и Пятигорска. При этом хочу отметить, что практически все эти заявления поданы неравнодушными гражданами, за что хочется сказать им особое спасибо.

Но при этом следует отметить, что не все объекты, в отношении которых подаются заявления, включаются в реестр выявленных объектов культурного наследия. Например, в этом году управлением был дан отказ в отношении 3 объектов в связи с отсутствием документов, подтверждающих их историческую или культурную значимость.

Все меры, принимаемые управлением, достаточно наглядно свидетельствуют о том, как неуклонно и последовательно выполняются задачи, продиктованные государственной программой Ставропольского края «Сохранение и развитие культуры».

Наталья БЫКОВА

Бесценная старина должна жить! / Газета «Ставропольская правда» / 23 октября 2020 г.