Илья Сургучев

Илья Сургучев

Знакомясь с большой историей Ставропольского академического театра драмы им. М.Ю. Лермонтова, стоит обратиться и к рецензиям на его спектакли, помещаемым в периодической печати. Ведь в них предстает картина живого театрального процесса.

Думаю, слогом театрального рецензента владеет не каждый, кто пытается рассказать об увиденном спектакле. Авторы этого жанра должны обладать и знанием драматургии, и пониманием театральных профессий, и общей эрудицией. Этими качествами был наделен ставропольский писатель и драматург Илья Сургучёв. Любовь к театру ему с детства привили родители. В дальнейшем Илья Дмитриевич стал завсегдатаем, «своим человеком» и в ставропольском, и в столичных театрах. Об этом свидетельствует целая серия ранних его рецензий, публиковавшихся под псевдонимом «Феникс» в газете «Новый Северный Кавказ» за январь 1907 года. В это время студент Санкт-Петербургского университета И. Сургучёв находился в Ставрополе в связи с болезнью отца. В зимнем театре на ул. Театральной (ныне пр. Октябрьской Революции, 11) давала спектакли труппа под управлением М. Уварова-Самборского и И. Нарского. Рецензируя постановку пьесы Л. Толстого «Власть тьмы», Илья Дмитриевич вспоминает о спорах литературных кругов о реализме и вошедшем в моду символизме. Анализируя спектакль, он сожалеет, что актеры взялись за столь непростое произведение уставшие, измученные ежедневной игрой рождественского репертуара, и это плохо сказалось на результате.

В спектакле по комедии Ростана «Романтики» Илья Дмитриевич восторгается «мягким, мелодичным голосом, знанием роли, хорошей читкой и пониманием ростановского стиха» актрисы Азанчевской. Среди недостатков, свойственных провинциальным театрам того времени из-за частой смены репертуара, он называет поспешность режиссуры, незнание текста ( «вместо спектакля все время шли мимические гневные сцены с суфлером»), погрешности игры. Больше всего досталось актеру Нарскому: «Не игра, а спазмы в желудке г. Нарского», «Этот артист очень оригинально передает сцены душевных страданий, обязательно хватаясь руками за живот. Нельзя ли в следующий спектакль брать немного выше?». А еще из этих рецензий мы узнаем такую подробность: в январе 1907 года «театр был невозможно холоден. Публика пошла домой если не с бронхитом, то самое меньшее с насморком».

В 1910 году купцами Меснянкиными в нижней части города был построен театр «Пассаж» (ныне здание филармонии), наследником которого стал Ставропольский академический театр драмы

им. М.Ю. Лермонтова. А в 1911 году предпринимателем М. Пахаловым в городском парке (парк «Центральный») возводится прекрасный закрытый летний театр, в котором гастролировали оперные коллективы Москвы, Петербурга, Тифлиса, Киева и других городов. Этот театр носил имя Луначарского.

В первые годы советской власти репертуар обоих театров впечатляет разнообразием. В газете «Власть Советов» (так в то время называлась «Ставропольская правда») 25 апреля 1920 года публикуется рецензия на постановку драмтеатра «Горькой судьбы» А. Писемского, а 12 июня 1920 года газета откликнулась похвальной заметкой на оперу «Демон» в театре им. Луначарского.

В мае 1920 года в стране происходит национализация театров. «Старенький буржуазный театрик должен уступить место новому солнечному театру масс и для масс, – пишет Д. Георгиев в статье «Театр на площади» (газ. «Власть Советов» от 4 июня 1921 г.), – зрители делаются актерами, актеры делаются зрителями». Кажется, эти мечты отчасти воплотились в нынешних грандиозных уличных представлениях.

В уставшей от войн стране люди тянулись к искусству, а артисты работали с энтузиазмом, характерным для 20-х годов XX столетия. В эти годы в репертуаре ставропольского театра появляются первые пьесы, написанные по горячим следам революции, впоследствии классика советского театра: «Любовь Яровая» К. Тренева, «Шторм» В. Биль-Белоцерковского, «Огненный мост» Б. Ромашова. Сценическое искусство утверждало идеи революции.

Газеты охотно откликались на новые спектакли, гастроли, и их рецензентам не откажешь ни в требовательности, ни в желании видеть в театральном деле общественно полезное начало. Рождалась новая театральная критика, которая, как правило, не мирилась с халтурой. Некоторые спектакли вызывали прямой протест. Например, постановка «Ямы» А. Куприна. Автор статьи в газете «Власть Советов» за 27 января 1921 года советует артистам, «которых еще уважает публика, не играть в этих, с позволения сказать, пьесах; публике – не ходить и не терять понапрасну времени; Губполитпросвету – немедленно снять «Яму» с репертуара и не разрешать подобных вещей». Безусловно, это не была еще профессиональная критика, но в ней ярко отражено настроение времени.

В Ставрополе то и дело мелькают новые названия пьес и театров: «Свободный театр», «Театр им. Шевченко»... Так же появляются и исчезают имена актеров, которые всегда были кочующим племенем, всегда куда-то стремились, кто «из Керчи в Вологду», кто «из Вологды в Керчь», как герои пьесы А. Островского.

30 сентября 1934 года газета «Власть Советов» опубликовала статью «Не хотим халтуры», в которой рабочие, учащиеся вузов, техникумов, школ сетовали: «Нет в Ставрополе до сих пор своего постоянного театра. Вместо сплоченного художественного коллектива, работающего в тесном контакте с общественностью, здесь привыкли иметь дело с гастролерами». А уже в ноябре дирекция театра через газету сообщала о создании постоянной труппы Ставропольского драмтеатра. Из публикуемых рецензий видно, что краевая газета вела последовательную борьбу против халтурных постановок, за чистоту языка, за культуру спектаклей.

Во второй половине 30-х годов в газете начали появляться рецензии преподавателя Ставропольского педагогического института, писателя К. Черного. Это был не просто отклик на спектакль, а профессиональный анализ режиссуры, сценографии, творческих способностей актеров. Таковы рецензии Карпа Григорьевича, публикуемые в 1935-1940 годах в газете «Орджоникидзевская правда» ( «Ставропольская правда») на спектакли «Без вины виноватые» А. Островского, «Любовь Яровая» К. Тренёва, «Как закалялась сталь» Н. Островского, «Варвары» М. Горького, «Разбойники» Ф. Шиллера и другие.

Одним из первых театр обратился к только что созданным «ленинским» пьесам Н. Погодина. Появился достойный исполнитель роли

В. Ленина – Е. Писарев (1904-1961). Впервые он выступил в образе вождя в 1939 году в спектакле «Человек с ружьем». А 19 февраля состоялась премьера «Кремлевских курантов». «Правдивый волнующий спектакль» – так назвал свою статью К. Черный ( «Орджоникидзевская правда» от 21 февраля 1941 г.).

В краевой газете регулярно стала появляться целая страница, посвященная театру, где кроме рецензий на спектакли выступали режиссеры, актеры, зрители. На такой странице 16 мая 1941 года в статье «Итоги и перспективы» К. Черный отмечал, что коллективу надо работать над своим стилем, отличающим его от других трупп.

Планы прервала Великая Отечественная война, театр был вынужден отправиться в небольшой город Минусинск Красноярского края. Десять месяцев пребывания в эвакуации продолжалась творческая работа: готовились новые постановки, давались концерты, собирались средства в фонд обороны. С освобождением Ставрополя от гитлеровцев пришел вызов-телеграмма: театр звали домой. Вернувшись, актеры увидели, что их «родной дом» разрушен и играть негде. Зимой 1944 года пришлось выехать на гастроли в города Кавминвод. И вот наконец в «Ставропольской правде» за 8 марта 1944 года статья Г. Раскина «Здравствуй, театр!». В кратчайшие сроки было восстановлено здание нынешней краевой филармонии, и зрители увидели любимых актеров в постановке «Русские люди» по пьесе К. Симонова.

50-е и 60-е годы – новый этап в жизни театра. Залечены раны войны, страна возродилась к новой жизни. Формируется коллектив артистов, определивших лицо театра на последующие десятилетия: М. Кузнецов, А. Бокова, Л. Барташова, Б. Данильченко, А.  Зубарева, Б. Дымченко, З. Каткова, З. Котельникова, В. Фоменко, Т. Беспрозванная, И. Шахманский, А. Томас, М. Никольский… Все эти имена-легенды встречаем в газетных рецензиях.

В состав рецензентов после войны вернулся К. Черный, который закончил боевой путь в Праге. Печатаются обстоятельные критические статьи заведующего кафедрой русской и зарубежной литературы Ставропольского пединститута, известного лермонтоведа А. Попова. В дальнейшем появятся рецензии преподавателей того же вуза, литераторов З. Поздняевой, Т.  Батуриной.

В 70-е годы в театр пришла большая группа одаренной творческой молодежи. На многие годы труппу возглавил главный режиссер А. Малышев (это время назовут «эпохой Малышева»). По рецензиям можно проследить, как менялся репертуар, поднимались морально-этические проблемы, что отмечалось в театральной критике. Одной из таких удач в «Ставропольской правде» посвящена рецензия

З. Поздняевой «Поэма о солдате» о постановке в 1975 году повести В. Быкова «В списках не значился». Автор отмечала: режиссер А. Малышев новаторски построил спектакль как поэму о героях Брестской крепости и, отказавшись от бытовых деталей, достиг такой высоты обобщения, когда отдельные персонажи, их поступки, их судьбы становятся символами. Спустя годы спектакль уже в новом составе восстановлен в 2016-м.

80-е и 90-е годы для краевого драмтеатра были трудными. Из театра уходили талантливые актеры, режиссеры. Начал уходить и зритель. Обо всех этих проблемах писали в своих рецензиях журналисты «Ставрополки» А. Маяцкий, А.  Коротин, И. Пирогова, Т. Войнова, О. Даусон... Отмечали и творческие удачи, которые, несомненно, были, да и актерская индивидуальность оставалась самоценной. Эти годы принесли успех народным артистам России Н. Зубковой и М. Михайлову, игравшим ведущие роли.

Преодолев кризис, Ставропольский академический театр им. Лермонтова по-прежнему любим зрителем. Его труппе подвластны драма, фарс, трагедия, музыкальные спектакли. А нынешние поклонники ждут на страницах «Ставропольской правды» рецензий Н. Быковой. Автор с успехом владеет этим жанром, хорошо знает коллектив театра (пишет о нем с 1992 г.), его творческие возможности. И если одна из задач рецензии передать дух спектакля, чтобы читатель захотел его посмотреть, то как не пойти на постановку, например, пьесы М. Камолетти «Боинг-боинг», прочитав в статье Н. Быковой «Улетная комедия на фоне Эйфелевой башни» такие слова: «Спектакль не просто весел и симпатичен, но наполнен очень добрым позитивом, и как же ценен и нужен этот запас доброты всем нам, затюканным будничными заботами!.. И разве не затем мы приходим в театр, чтобы, все это увидев, острее почувствовать вкус жизни, притупляемый буднями и заботами…».

Елена ГРОМОВА

Острее почувствовать вкус жизни / Газета «Ставропольская правда» / 29 августа 2020 г.