В этом году в условиях пандемии традиционный творческий конкурс юных фантастов им. В. Звягинцева сотрудники Ставропольксой краевой библиотеки для молодежи им. В.И. Слядневой проводили дистанционно. Главной темой стало творчество известного фантаста Рэя Брэдбери. Итоги также были подведены в режиме онлайн и опубликованы на сайте библиотеки. Сегодня мы публикуем рассказ, получивший наиболее высокую оценку жюри.

Его написала школьница из с. Грачевка Грачевского района Саша Кривенко, выразив, как она сама говорит, свое отношение к великому мастеру фэнтези, а также посвятив свою работу людям, выстоявшим и победившим фашизм в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов. На вопрос о том, почему оказались соединены столь разные даты, как 100-летие со дня рождения Р. Брэдбери и 75-летие Победы, Саша поясняет: «Я не хочу жить в обществе потребления, лишенном всякой возможности задуматься о жизни, как рассказано в романе «451 градус по Фаренгейту».

В этом году я написала «Письмо в 1941 год» и решила «отправить» его по указанному адресу в указанное время.

Первый год войны, 1941-й, отсчитывал последние листы календаря. После боя у красноармейцев выдалось несколько минут отдыха. Кто его, фашиста, знает, когда в следующий раз пойдет в атаку. А пока каждый занимался своим делом. Внезапно в окоп кубарем вкатился человек с сумкой через плечо. Его всегда ждали с надеждой: почтальон приносил письма из дома и через него же отправляли весточки близким.

– Мужики, аккуратно, письма, – отбиваясь от тесно обступивших его солдат, пробурчал почтальон.

Он быстро раздал конверты адресатам, успевая при этом прокомментировать каждое: «Хлебом пахнет, значит от мамы» или же: «С таким ароматом письма приходят только младшему лейтенанту».

Стопка писем быстро таяла. Вскоре в руке почтальона осталось последнее, оно не походило ни на один из военных треугольников.

– А это что? Пакет для штаба? – хихикнул кто-то из бойцов.

– Здесь написано «Прадедушке в 1941 год», а кому именно не указано. Кто у нас тут прадедушка? – с иронией в голосе произнес почтальон.

– Зря ты так, мил человек, – одернул его пожилой солдат. – Война всех подравняла. А не отзывается человек, значит, случилось что-то. Она, ведь, проклятущая, не перебирает нас: вот – молодые, вот – старые.

– Не выбрасывать же письмо… Мужики, может, кто возьмет? Пожилой солдат легонько хлопнул почтальона по плечу: «Ты вот ему отдай», – взглядом указал на паренька лет восемнадцати, который, сидя в углу блиндажа, с трудом боролся со сном.

– У него всех родных бомбой накрыло. Никто не выжил. Может, хоть письмо парнишку приободрит.

Почтальон заторопился к молодому солдату:

– Пусть это письмо будет тебе.

Тот взглянул на конверт: «Прадедушке? Да мне же еще и девятнадцати нет. Ошибка какая-то...» – «Да ты прочти, небось, с тебя не убудет… Может, того прадедушки уже и в живых нет». Пожилой солдат, взяв винтовку, прислонил ее к краю окопа.

– Нехорошо как-то, чужое ведь, – засомневался боец.

– Ладно, решай сам! – махнул рукой его собеседник.

Николай присел на пустой ящик от патронов. Немного подумав, аккуратно вскрыл конверт: «А если этот человек действительно погиб? Я только прочту, а ответ писать не буду, да и адреса обратного нет. Выбросить – не по-людски как-то… Бумага белая, такой никогда не видел». Развернув лист, юноша приступил к чтению: «Здравствуй, мой дорогой прадедушка»…

Команда «К бою!» заставила Николая оторваться от чтения. Он бережно сложил письмо и поместил его в нагрудный карман. Схватив винтовку, быстро занял позицию.

– Ну, что, «прадедушка», готов к бою? – пожилой солдат беззлобно улыбнулся. – Держись, Коля.

Атака за атакой… Взрывы снарядов… Свист пуль… Дымящиеся воронки… Снег, смешанный с землей… Стоны раненых. Наконец все стихло. Николай достал письмо и продолжил чтение: «Это я сегодня могу тебя назвать прадедушкой, а в 1941 году ты был еще совсем молодым человеком, строил планы на будущее, мечтал…».

– Из дома? – спросила санитарка Леночка, перевязывая раненого Степаныча. – Хорошо, когда тебе пишут. А у меня все на фронте: отец, мама, братья Витька с Сережкой. И ни одного письма.

– У меня вообще никого нет, – с трудом выдохнул Николай. – Когда мать отца на фронт собирала, в дом попал снаряд… Я в это время на курсах был, когда вернулся домой, там только… – стиснув зубы, Николай отвернулся.

– А письмо от кого? От девушки?

– От правнучки, – простонал Степаныч.

– От кого? – удивленно переспросила Леночка.

Николай еще долго слышал ее звонкий голосок: «Раненые есть?». Наконец, вспомнив, что держит в руках письмо, присел на корточки и заскользил глазами по старательно выведенным строкам: «Великая Отечественная война… 1418 дней и ночей…» Неужели война настолько затянется? – удивился про себя Николай.

Вновь вернулся к письму только вечером, когда бойцам выпала возможность попить кипяточку. «С честью и достоинством миллионы советских людей пройдут километры военных дорог, но не сдадутся, выстоят, победят! Отстроятся заново города и села…»

«Значит, не зря 1418 дней и ночей будут залиты кровью и потом. Не зря!» – засыпая, думал Николай.

С тех пор он никогда не расставался с письмом от незнакомой девочки по имени Саша. Иной раз сослуживцы подшучивали над парнем, кто-то пытался узнать содержание необычного послания. Втайне не только для других, но и для себя Николай стал считать его оберегом, ведь там было сказано все про будущую жизнь. Чувствуя исходящее от письма тепло, он переживал странное чувство, похожее на горячую волну, которая будто обнимала его.

… Победа пришла 9 мая 1945 года. Расписался Николай на стене Рейхстага, вернулся в родные края. Пришло время сменить гимнастерку на гражданскую одежду, но письмо по-прежнему лежало в нагрудном кармане рубашки. Оно будто придавало сил жить и верить, что однажды он встретит ту самую Сашу, которая незримо в войну помогала ему находить выходы из самых отчаянных ситуаций.

Шли годы. Николай женился. Супруга и дети знали о письме-обереге, но никто никогда не держал его в руках. Лишь однажды Николай Иванович коротко рассказал домочадцам о содержании послания. В тот рассказ мало кто поверил, но расстраивать отца и деда не стали. А Николай Иванович все еще не терял надежды встретить ту, что прислала ему письмо в самый тяжелый год войны. Он верил каждому слову девочки из незнакомого будущего. Она рассказала ему и про свою школу, про центр детского творчества, про стадион, дом культуры, где все было хорошо, а главное – был мир.

В канун очередного празднования Дня Победы бывший солдат по традиции достал письмо. Пристроив на кончик носа очки, приступил к чтению. Он знал его наизусть. Каждая строка в нем была как история жизни, сквозь которую ему уже довелось пройти. Было, конечно, и много незнакомого, ведь Саша писала из далекого 2020 года: «Видимо, время еще не пришло. Вон сколько лет впереди»…

В комнату вошла дочь. – Что пишут, отец? – Жизнь хорошая настанет, – не раздумывая, откликнулся он

– Это тебе Сашка написала?

– Она. Знаешь, я ведь не теряю надежды встретить Сашу Кривенко.

– Рада за тебя. Кстати, внуча твоя в гости к нам едет.

Николай Иванович в Танюшке души не чаял. Веселая, отзывчивая, всегда в добром настроении. Когда она появлялась, дом начинал жить другой жизнью.

Усевшись в ожидании «егозы» (так он ласково называл внучку) в любимое кресло, закрыл глаза. Воспоминания о далеком прошлом будто поджидали такого момента. «Мама, отец, как мне вас не хватало. Если бы вы знали, как было страшно в первом бою. Особенно целиться в человека, хоть он и враг. В самые тяжелые дни я мысленно обращался к вам за помощью и советом. Вам, единственным, я прочитал Сашкино письмо…»

Нарушив одиночество деда, Танюшка вихрем ворвалась в комнату:

– Дедуля, я замуж выхожу! Сергей мне сделал предложение!

-А ты хоть родителям да бабуле сказала?

– Еще нет, сегодня скажу. Вот только с работы придут, и скажу.

– Бедный Сергей…

– Это почему же?

– Да потому, что ты егоза!

Старик, аккуратно свернул письмо и положил его на место.

– Дедуль, а можно мне прочитать это письмо?

– …

-Тогда расскажи, о чем оно. Николай Иванович замялся: «Это письмо я получил еще в 41-м. Оно для меня оберегом было, а написала его Саша Кривенко из…

– Вот это да! – воскликнула Татьяна. – Кривенко – это же Сережина фамилия!

…Молодая семья Кривенко находилась в ожидании малыша. Ранним утром в квартире Николая Ивановича зазвонил телефон. Танюшка уставшим и в тоже время радостным голосом произнесла: «Дедуль, поздравляю тебя с правнучкой… Сашулькой. Деда, ты что молчишь?»

Услышав сопение, похожее на короткие всхлипы, Татьяна осторожно спросила: «Ты, что, дедуля, плачешь?» – «Да, егоза моя, – от радости. Я столько лет искал Сашу Кривенко, а она вот где, рядом, дома. Что же это получается? Выходит, письмо пришло мне по адресу правильно?»

Николай Иванович хотел было достать письмо и зачитать, куда они пойдут с правнучкой, но… военного оберега в кармане не было. Похлопав себя по карману и будто поняв что-то, он тихо вздохнул: «Все правильно. Письма НЕТ, зато ЕСТЬ самый настоящий обережек – моя правнучка!

Александра КРИВЕНКО.

Текст письма прилагается.

Письмо прадедушке в 1941 год.

«Здравствуй, мой дорогой прадедушка. Это я сегодня могу тебя так назвать, а в 1941 году ты был еще совсем молодым человеком, строил планы на будущее, мечтал…

Увы, мечтам и планам не суждено было сбыться, так как в жизнь мирных людей огненной птицей ворвалась война. Великая Отечественная война… 1418 дней и ночей вобрали в себя и горечь отступлений и радость побед, слезы матерей и боль потерь.

Дорогой мой прадедушка, 1941 год – как ни печально тебе это говорить – только начало тяжелого пути, который на протяжении четырех лет будет испытывать тебя, твоих боевых товарищей и весь советский народ на прочность, на мужество и на преданность Родине.

С честью и достоинством миллионы советских людей пройдут километры военных дорог, станут у станков, уйдут в партизаны, встретят смерть лицом к лицу в фашистских застенках, но не сдадутся, выстоят, победят.

Пройдут годы. На земле затянутся раны-рвы, отстроятся заново города и села; на местах боев в память о людях, которые ценой собственной жизни отстояли страну, уничтожили фашизм в самом его логове, будут возведены мемориалы памяти.

Прадедушка, не удивляйся, что я все это знаю. Я – твое будущее, ради которого ты сегодня встал в строй защитников Отечества, во имя которого тебе предстоит сразиться со злом. Как мне хочется, чтобы ты увидел величие и мощь российской армии, почувствовал благодарность людей, прошел бы вместе с другими защитниками Родины в рядах Бессмертного полка. Но больше всего мне хочется почувствовать теплоту твоей ладони, когда, взяв тебя за руку, мы пошли бы по улицам нашего села…

Дорогой прадедушка, только вернись домой живым, и тогда я тебе покажу все то, за что вам еще предстоит сразиться...

Дорогой прадедушка, я знаю, что историю нельзя переписать, поэтому пусть вера в нашу армию, любовь к тем, кто сейчас находится с тобой в одном строю, и благодарность потомков станут надежной защитой тебе и всем красноармейцам, вставшим на защиту Родины.

С уважением и любовью, твоя правнучка Александра Кривенко, март 2020 года».

Оберег / Газета «Ставропольская правда» / 17 июля 2020 г.