Пожалуй, в каждой российской семье есть свой герой, кто ковал мир и славу России, кто растил хлеб или стоял у станка. Среди миллионов ушедших на фронт солдат был и наш отец, дед и прадед Михаил Иванович Редькин.

Михаил Редькин

Михаил Редькин

Восемнадцатилетним юношей он, уроженец села Донская Балка Петровского района, был призван в армию. В 1943 году после принятия присяги был направлен на ускоренные артиллерийские курсы в Одессу. На войне взрослеют рано. И Михаил уже спустя несколько месяцев смог зарекомендовать себя отличным стрелком 76-миллиметровой пушки. Так в 13-м противотанковом батальоне 216-й стрелковой дивизии начался боевой путь нашего героя. Освоив саперное дело, в составе 8-го Гвардейского танкового корпуса гвардии младший сержант Михаил Редькин продолжил службу в должности командира отделения. Его рота входила в 125-й отдельный саперный батальон. Михаил Иванович участвовал в крупных стратегических операциях. За стойкость, мужество и отвагу получил орден Отечественной войны 1-й степени, орден Славы 3-й степени и две медали – «За взятие Кенигсберга» и «За победу над Германией».

Шел 1944 год. При освобождении оккупированной Польши саперам танкового корпуса была поставлена задача взорвать железнодорожный узел и пути, по которым курсировал вражеский броневик. В тыл врага под покровом ночи группа из пяти саперов-подрывников была переправлена в район станции Минск-Мазовецки. Железная дорога усиленно охранялась. Пройти незамеченными было очень трудно. Для минирования полотна каждый из саперов цеплял на ремень по две мины и связку ручных гранат. А потом их группа по-пластунски ползла к намеченному месту. Работе саперов то и дело мешали вражеские осветительные ракеты. С ходу заминировать и подорвать узел не удалось. Группа была замечена немцами. Завязался бой. Михаил, как записано в наградном листе, гранатой подавил огневую точку противника и личным примером повел за собой товарищей. Охрана железнодорожного переезда была уничтожена. Задачу саперы выполнили. Полотно было взорвано. План переброски немецких тяжелых танков к обороне Варшавы был сорван. А их танковый корпус продвинулся на десятки километров. В тот же день в батальоне было зачитано представление: «За смелость и отвагу при выполнении задания товарища Редькина Михаила Ивановича представить к ордену Отечественной войны 1-й степени».

За месяц боев 8-й танковый корпус прошел более 300 километров, освободив десятки городов и населенных пунктов Польши. Война продолжалась. Корпус вошел в состав 2-го Белорусского фронта. Предстояли серьезные бои в Пруссии и в Западной Померании. В дни затишья, получив передышку, рота саперов строила плавсредства, рыла траншеи, ходила в разведку по лесам и болотистым местам, добывая данные о местах переправы. От их работы зависело, сумеют ли войска взять в кольцо Пруссию и штурмовать последний оплот Гитлера – Кенигсберг.

В сражении за Наревский плацдарм Михаил Иванович получил второй боевой орден. Как рассказывал прадед, дело было так: немцы отрезали танковому корпусу путь к правому берегу реки Нарев, ширина которой достигала 400 метров. Разведке нужно было обнаружить брод. Действуя в составе группы под сильным обстрелом врага, Михаил Редькин с товарищами на самодельном плоту решили переправиться на правый берег реки и прощупать дно. Мелководье искали долго. От правильного определения глубины и состояния почвы зависело, не завязнут ли танки при переправе. Разведав мелкие участки, мост и брод с небольшой глубиной, группа готова была сообщить эти сведения. Но немцы, предполагая, что именно в этом мелководном месте и пойдут танки, заминировали все мосты и насыпи. После разминирования задачей саперов было отвлечь внимание врага от переправы основной группы. В этом бою Михаил Редькин уничтожил лично пять гитлеровцев. А главное – была обеспечена переправа танков и артиллерии. За героизм, проявленный при форсировании реки Нарев, командира отделения 2-й саперной роты Михаила Ивановича Редькина наградили орденом Славы 3-й степени.

Кровью и потом окропили поля Восточной Пруссии солдаты 125-го отдельного гвардейского саперного батальона. Они участвовали в освобождении Кенигсберга. В воздухе уже пахло весной и веяло победой, но столица Пруссии была неприступна. Снова на плечи саперов была возложена самая сложная задача: взорвать стены трехметровой толщины, разминировать доты, дзоты, баррикады и пропустить танки и пехоту. Ценой многих сотен жизней за четыре дня город-крепость был взят. За участие в Восточно-Прусской операции Михаил Редькин награжден медалью «За взятие Кенигсберга».

Дорога на Берлин была уже определена. Но война еще не закончена. Преследуя противника, солдаты рвались к Одеру. Следующей задачей было за семь суток совершить марш на расстояние 350 километров, форсировать Одер, занять Штеттинскую бухту. Последний бой был самым трудным. Вспоминал Михаил, как в ледяной воде с криками «Вперед на Берлин!» форсировали реку. На легких плавсредствах под прикрытием артиллерии и дымовой завесы по заболоченным и затопленным местам наводили переправу для переброски боеприпасов, артиллерии и пехоты. Часто в тяжело нагруженные паромы попадали вражеские снаряды, и тогда по пояс в холодной воде Михаилу с другими солдатами приходилось вязать паром цепью и веревками. Они заделывали пробоины, тушили пожары и снова наводили переправы...

Шел последний месяц войны. Штеттинский гарнизон не сдавался без боя. Заминированы были здания, мосты и дороги. Гарнизон был укомплектован элитными вражескими подразделениями. Чтобы выбить немцев из подвалов, применяли в уличных боях огнеметы, взрывчатку и бутылки с зажигательной смесью. В проделанные проходы шли танки. Вспоминает Михаил, как горела земля, а в воздухе стояли такой смрад и дым, что на расстоянии трех метров ничего не было видно. Немцы превосходили в этом бою по числу танков, но с мужеством и доблестью наших солдат сравниться не мог никто. Штурмом город Штеттин, а затем и город Пенцлау были взяты. До логова фашистов оставалось всего 100 км. Последней боевой задачей танкового корпуса было оборонять двадцатикилометровый участок. Эта задача была выполнена, и вражеской танковой армии так и не удалось перебросить свои силы к обороне Берлина. А в это время 1-й Белорусский фронт уже вел бои в столице Германии. Победу Михаил Редькин встретил в 70 км от Берлина. Но с группой однополчан смог добраться к стенам поверженного Рейхстага. Дрожащей рукой, со слезами на глазах обугленным камнем он напишет: «Здесь был Михаил Редькин».

Но война на этом для него не закончилась. Свой армейский путь Михаил продолжил в 28-м мотострелковом полку, который еще долгое время зачищал леса Западной Украины. Демобилизовался наш прадед в 1947 году. Вернулся в родное село, женился на нашей прабабушке Матрёне, которая во время войны помогала фронту: сеяла пшеницу, вязала солдатам носки и варежки, а когда ей исполнилось 18 лет, была направлена на строительство Невинномысского канала. Наша прабабушка – ветеран войны и труженик тыла. Вместе Михаил Иванович и Матрёна Фёдоровна прожили 60 лет. Вырастили и воспитали троих детей, помогали растить внуков и правнуков. В 1975 году семья Редькиных переехала в Ставрополь. Много лет они трудились на химическом заводе, и всегда на доме, в котором они жили, развевалось красное знамя Победы. Прадеда не стало в 2007 году, а в 2012-м ушла из жизни и прабабушка. Каждый год наша семья принимает активное участие в шествии Бессмертного полка, в возложении цветов к мемориалу «Огонь Вечной Славы», участвуем в открытии «Стены Памяти» и во многих мероприятиях, посвященных Дню Победы. Вот и в этом году мы приняли участие во Всероссийской акции «Окна Победы», разместили рисунки, фотографии и рассказы, посвященные Победе советского народа над фашизмом в Великой Отечественной войне. Мы, дети, внуки, правнуки Победы, склоняем головы перед подвигами русских солдат. Мы помним, любим, мы гордимся и храним историю наших прадедов.

Арсений Косовский, правнук, Екатерина Косовская, внучка, Антонина Редькина, дочь ветерана Великой Отечественной войны