Вновь обратился к драматургии англичанина Сомерсета Моэма Ставропольский академический театр драмы им. М.Ю. Лермонтова. Несколько лет назад был спектакль «Круг», и вот теперь – «Красотка и семья». Автор, что называется, проверенный временем, мировыми театрами и многими поколениями зрителей. В том числе ставропольских зрителей. Известный своим изящным «словарем» и столь же изящными сюжетами с интригой, особым элегантным юмором Моэм – практически гарантия ожидаемого отклика публики. Так вышло и на этот раз.

Постановщик спектакля народная артистка России Наталья Зубкова умеет выбирать драматургический материал так, чтобы он на все сто процентов соответствовал возможностям труппы и запросам зрителя. А сочетание добротной драматургии и актерского мастерства в руках умелого режиссера – не этого ли качественного сценического продукта ждет зал, невзирая на жанры и стили постановки, будь то трагифарс или классическая драма.

В данном случае перед нами, конечно, комедия, обозначенная, однако, в театральной программке как гротеск. Известно, гротеск изначально предполагает особую художественную образность, в которой есть и комическое, и контрастное, и вовсе причудливое. Вроде бы правдоподобная история этакой милой леди-очаровашки из старой доброй Англии у Натальи Зубковой обрастает чертами самой настоящей карикатуры, смешной и безжалостной одновременно. При этом нельзя сказать, что режиссер не любит свою героиню, наоборот, вслед за автором пьесы постановщик стремится показать нам этот характер как можно объективнее, временами просто-таки любуясь. Хотя гротеск – едва ли не родной брат преувеличения…

Словом, элегантная английская комедия обрела новую жизнь, наглядно подтвердив, что есть вещи действительно вечные, во-первых, и творчество Моэма поразительно актуально сегодня, во-вторых. При всем своеобразии внешнего антуража, например костюмов столетней давности. Впрочем, эти костюмы, особенно женские, делают спектакль весьма эффектным. Кстати, к их разработке приложила руку сама Наталья Зубкова, проявив замечательный вкус.

Итак, взяв хорошую пьесу, режиссер подобрала и отличную исполнительскую команду. Как театральный педагог с огромным стажем, она особенно хорошо знает возможности и потенциал каждого актера труппы. Выбор заслуженной артистки России Ирины Баранниковой на роль главной героини словно предопределен самой судьбой. По всем данным – и внешним, и профессиональным, она как никто другой соответствует задаче и образа, и спектакля в целом. Не случайно драматург сам уже в названии пьесы дает четкое определение главной героини – красотка, одно слово.

© Фото: Юрий СКИБИН

Виктория в исполнении Ирины Баранниковой именно такова: эффектная леди, избалованная вниманием мужчин, живущая в каком-то своем практически сказочном мире, совершенно оторванном от реальности происходящего, ведь события разворачиваются сразу после Первой мировой войны. Но эта страшная война для Виктории, как и для многих ей подобных бездельниц, явилась, увы, лишь поводом покрасоваться в новых нарядах, «соответствующих» историческому моменту, патриотическим порывам и т. п. Ну и еще парочку раз выйти замуж за военного… Это, в понимании Виктории, – признак ее патриотичности, ее «жертва».

Моэм явно издевается над этим типажом, хорошо ведомым ему, как современнику той эпохи. Актриса тоже идет по этому пути, и мы понимаем, насколько смешна ей эта прелестная самка, ничуть не сомневающаяся в своей безусловной обворожительности. Вот только почему-то два ее мужа уж слишком галантны – даже для английских джентльменов! – в желании уступить другому это сокровище… Остается лишь восхищаться мощному актерскому инструментарию И. Баранниковой в изображении своей героини, от повадок до интонаций голоса...

Мужья в спектакле – весьма подстать «милой леди». Уильям и Фредерик по очереди были очарованы красоткой, но довольно быстро разобрались в ее сути. Правда, каждый выражает это по-своему. Они очень разные, и все же представляют определенный общественный слой – обеспеченный, респектабельный, эгоистичный. То, что один из них был на войне, а другой – в тылу, ничего не меняет в этом джентльменском раскладе. Очень убедительны в своих героях актеры Александр Кошелевский (Уильям) и почетный деятель искусств СК Илья Калинин (Фредерик). Их персонажи еще более комедийны, чем Виктория, ибо сцены с их участием – откровенная комедия положений. Со всеми атрибутами внезапных появлений, забавных случайностей, нелепых ситуаций и проч. Актеры ведут этот дуэт в отличном профессиональном партнерстве, комикуя и с наслаждением, и вполне в меру. Ведь переиграть в комедии, по-моему, еще опаснее, чем в трагедии, и артисты хорошо чувствуют эту грань.

© Фото: Юрий СКИБИН

Абсолютно восхитителен в спектакле заслуженный артист России Михаил Новаков. Признанный мэтр ставропольской сцены предстает здесь в образе пожившего ловеласа, чрезвычайно элегантного, галантного ухажера, как принято говорить в наше время – богатенького «папочки». Правда, влюбленный в Викторию старый дуралей мистер Лейсестер Пейтон не подозревает, что он всего лишь очередная жертва милой леди. Ну как же, война кончилась, теперь уже можно выходить замуж за штатского, в мирных, так сказать, целях. Каждое появление на сцене Михаила Новакова вызывает заметное оживление в зале, а Новакова, уходящего по ходу действия со сцены, публика неизменно провожает одобрительными аплодисментами.

Нередки случаи в театральной практике, когда ничуть не слабее главных ролей становятся роли эпизодические, благодаря актерскому мастерству, конечно. Есть такие удачи и в этом спектакле. Прежде всего, имею в виду Мадину Шарипову в образе старой девы мисс Монтморенси. Как неожиданна и как колоритна она в этой роли. И ведь словами ее работу ну просто не опишешь, да и роль-то совсем невелика. Извините, но это просто надо видеть своими глазами. По-женски не могу не оценить самоотверженность актрисы, превратившейся в этакое ходячее чучело – чего не сделаешь для выразительности образа! Свои любопытные штрихи к рисунку облика адвоката Рэма с наклонностями авантюриста нашел и артист Филипп Харций. Их дуэт с Мадиной Шариповой снискал и гомерический хохот, и аплодисменты зала.

© Фото: Юрий СКИБИН

При всей внешней легкости и забавности спектакль наводит на размышления о том, что точно такие типажи нам встречаются и ныне в самых разных вариациях и ситуациях. В том и сила нестареющей драматургии Моэма, что всяк поймет его по-своему, найдет какие-то свои подтексты и недоговоренности. Что перед нами? Язвительная насмешка над определенного сорта человеческим материалом или незамысловатая зарисовка с натуры? Социальное обличение продажности, одетой в приличные одежды, или просто беглый, хоть и острый, взгляд наблюдательного художника? Уморительная история богатой дурочки или отвратительная изнанка так называемой «красивой жизни»? Сей термин так популярен в наши дни, что кажется, все вокруг только этой красивостью и живут…

На самом деле человек живет, конечно, не этим, напоминает нам театр. Реет на сценой высоко-высоко огромная женская шляпка, символ кокетливого очарования. Но бросающаяся в глаза эффектная и, в общем, прямолинейная декорация – она где-то в небесах, а ходим-то мы по земле...

Наталья БЫКОВА

Милая леди с патриотическими наклонностями / Газета «Ставропольская правда» / 28 февраля 2020 г.