Алексею Алексеевичу Инжиевскому 16 ноября исполнится 85 лет. Персона широко известна на Ставрополье. Наш герой десять лет проработал первым секретарем Карачаево-Черкесского обкома КПСС (прежде Карачаево-Черкесская автономная область входила в состав края). Заслуги нашего земляка с теплотой вспоминают по сей день. Но это далеко не единственное достижение А. Инжиевского, а лишь крупица. Побывал Алексей Алексеевич и депутатом Совета национальностей Верховного Совета СССР, и первым заместителем главы города Ессентуки. Всех должностей не перечесть.

В преддверии юбилея корреспондент «СП» побеседовала с человеком, который проделал путь от простого рабочего до генерального консула СССР (потом и России) в Болгарии.

– Алексей Алексеевич, знакомясь с информацией о вашей деятельности, узнала, что в самом начале карьеры вы совмещали работу на производстве (речь идет о Беломечетской машинно-тракторной станции) с активной общественной деятельностью (избирались секретарем первичной комсомольской организации МТС и членом Невинномысского райкома комсомола). Как вам удавалось совмещать обе сферы?

– У нас была очень небольшая дружная комсомольская организация. Гораздо больше людей было в совхозах, которые обслуживала наша МТС. Работа проводилась на общественных началах, но большого труда не составляла. То же самое и в Невинномысском райкоме: никаких дополнительных обязанностей на меня не возлагалось. Я только участвовал в заседаниях, пленумах, но это было очень редко: 2-3 раза в год, поэтому большой нагрузки я не ощущал, и это не мешало моей производственной деятельности. При этом, безусловно, повлияло на дальнейшую службу. Я стал главным специалистом объединенных совхозов и нашей МТС. У нас был хороший первый секретарь райкома партии Дмитрий Симонов. Это мой, можно сказать, учитель. Приедет в совхоз, побеседует с его директором, а когда нужно ехать по фермам, по чабанским бригадам, то берет с собой всегда меня. Присматривался, как я потом понял, изучал. Так сложилось, когда в 1958 году мы поехали в Болгарию в составе делегации, он сказал: «Ты сейчас кандидат в члены партии, но я тебя здесь буду представлять, как секретаря райкома комсомола». Я говорю: «Дмитрий Матвеевич, но какой же я секретарь райкома? Меня ж еще не избирали». - «Изберут», – получил я в ответ. И действительно, в июне был этот разговор, а в августе на пленуме райкома комсомола меня избрали первым секретарем Невинномысского райкома комсомола. Ну и потом шел рост.

– А почему изначально взялись за общественную деятельность? Что подтолкнуло?

– Мне нравилась такая работа. Просто я пошел на нее с большим удовольствием, несмотря на то что очень потерял в деньгах. Я получал как главный специалист 1800 рублей плюс премиальные, а первый секретарь райкома получал 1000 рублей. То есть я потерял половину зарплаты, но это меня не смутило. Пришлась работа по душе. Я прижился, меня хорошо приняли комсомольцы, а их было около пяти тысяч человек. По тем временам это довольно приличная армия.

– Вы целых десять лет были первым секретарем Карачаево-Черкесского обкома КПСС. Каковы были особенности управления?

– В управлении три составляющие. Первая – создание команды, подбор и расстановка кадров. Это серьезный вопрос для всех регионов, но в условиях многонациональной области – это особо важный фактор. Нужно было людей распределить таким образом, чтобы не ущемить интересы коренных народов. Все их представители были на руководящих постах. Вторая составляющая – стиль и методы работы. Был общепринятый порядок: подбери хороших помощников и не мешай им работать, но это не исключает ни контроля, ни помощи. Третье – ровное и уважительное отношение к человеку, невзирая ни на должность, ни на национальную принадлежность. Исключая панибратство, заискивание. Мне это удавалось.

– Были ли решения, которые вам дались нелегко?

– Были, в первую очередь как раз кадровые. Номенклатура согласовывалась с краевым комитетом партии, без них мы не могли решать такие вопросы. И на этой почве у нас случались неувязки. Я не соглашался с позицией секретариата крайкома. Приходилось идти на уступки, которые не всегда были оправданны.

– Что вы считаете своим самым большим достижением за время управления Карачаево-Черкесским обкомом?

– Поступательное и довольно интенсивное развитие экономики. Особенно в 1984 году. Он стал пиковым, и для края в том числе. Огромный толчок – хороший урожай, большие надои. Довели поголовье овец до одного миллиона в обороте. Это немало для горной территории. Мы производили зерно, молочную продукцию, мясо, подсолнечник, сахарную свеклу. Могли полностью обеспечить этими продуктами не только себя, но и экспортировать за пределы области. Но система была такова, что никак нельзя было этого делать. Сдавали все государству, а потом из центра получали лимиты на продукты: на колбасу, на хлеб… Это плохо воспринималось нами, но деваться некуда, такова была система. Мы очень сильно развили электронную промышленность, радиопромышленность. Я уже не говорю о химическом предприятии, о цементном заводе, самом крупном на Северном Кавказе. Там были мощные руководители. Стройка шла хорошо: ежегодно сдавали один-два детских сада и школу. В 1982 году открыли драмтеатр. Это было очень значительное событие, приуроченное к шестидесятилетию образования Карачаево-Черкесии.

– Алексей Алексеевич, каким образом вас перевели на дипломатическую службу в Болгарию? И почему именно туда?

– Это очень просто. Дело в том, что десять лет пребывания на должности секретаря обкома – слишком долгий срок службы, нужно уступать место более молодым. Негласное правило – менять локацию каждые пять лет. Я и так задержался в два раза дольше положенного. Мне предложили новое, престижное место работы на выбор: дипломатом в Болгарию, Югославию или Польшу. Я сказал, что лучше всего в Болгарию, потому что для сына там при посольстве была хорошая школа. Вот это и был главный фактор, который подтолкнул именно к этой стране.

– Чем вам запомнились годы дипломатической службы?

– Могу сказать только одно: у меня с самого начала сложились добрые, поистине доверительные, братские отношения с руководителями подведомственных областей. Это Пловдивская, Хасковская, Бургавская и Варненская области. В то время еще были первые секретари обкомов, председатели исполкомов. Они великолепно знали русский язык, кстати, и жены у них наши соотечественницы были. Это пора очень хороших отношений между братскими Советским Союзом и Народной Республикой Болгарией. Сейчас мы знаем, что это выглядит немного иначе, но простой болгарский народ россиян до сих пор называет «братушки», нас очень любят. Мы очень близки.

– Вам пришлось быстро выучить болгарский язык. Трудно было?

– Уже через полгода я свободно говорил на болгарском. Мне порекомендовали сотрудники консульского управления поступить на заочное отделение Института иностранных языков. Много читал литературы, газет, а еще больше было общения с болгарами на бытовом уровне. Нужно только желание, выучить совсем не сложно, у нас одно языковое древо. Сами болгары в большинстве знали русский. Если даже и говорили плохо, то понимали – это точно. И им очень импонировало, что я говорю на их родном языке. Пусть с акцентом, не с тем ударением, но говорю. Им это нравилось, и я это чувствовал.

– Алексей Алексеевич, вы были у истоков создания землячества ставропольцев в Москве. Как общественная организация помогает объединять выходцев из нашего региона вдали от малой родины?

– Я действительно был одним из учредителей. Начало было положено более 20 лет назад, мы занимались созданием организации. И в уставе прописано, что нужно постоянно держать политические, экономические, кадровые связи с руководством края, с его городами, районами, селами. На старте нас поддержало правительство Ставропольского края, к нам приезжал губернатор. Сегодня мы также имеем тесные связи с правительством края, губернатор является членом землячества «Ставропольцы». Регулярны встречи с руководителями и жителями Ставрополья. Многие земляки в Москве имеют тесные экономические, политические и родственные связи в крае, помогают краю решать социально-экономические задачи: депутаты Госдумы РФ, члены Совета Федерации, представители РусГидро, Ростеха и др.

– Из всего того, что вам удалось совершить за десятилетия успешной карьеры, чем вы гордитесь больше всего?

– Сложно сказать, у меня была очень многообразная работа, что-то особенное выделить трудно. Наверное, все-таки работа в Карачаево-Черкесии. Наиболее заметный вклад я внес именно там. Но и, конечно, на дипломатической работе. Я горжусь тем, что в течение пяти лет устанавливал хорошие отношения с органами власти и населением Болгарии. За что награжден правительством Народной Республики Болгарии тремя медалями.

– Рядом с каждым сильным мужчиной всегда не менее сильное окружение. Кто с вами рядом? Насколько это важно для вас?

– Это крайне важно. На первом месте – семья, дочь, сын, внуки. Это окружение, которым я горжусь и люблю. В мае этого года мы с супругой Александрой Степановной отметили 60 лет совместной жизни. Это говорит обо всем, и комментарии здесь излишни.

– В чем же секрет долгой и счастливой семейной жизни?

– Взаимные уступки, взаимопонимание. Опять дипломатия. Почему мне за десять лет в Карачаево-Черкесии удалось многого достичь? У меня всегда на первом плане учет интересов всех сторон, чутье ситуации.

– А чего бы вы пожелали будущим дипломатам?

– Традиционных вещей: защищать Родину, интересы страны. Делать все, чтобы устанавливать политические, служебные, культурные связи с тем государством, в котором ты на службе. Важно быть честным и иметь «чистые руки».

– А что пожелаете журналистам и читателям «Ставропольской правды»?

– Доброго здоровья и объективно освещать те события, которые происходят в нашей стране и на Ставрополье. Никаких фейковых новостей! Добросовестного исполнения своих специфических, нелегких служебных обязанностей. Самое главное – патриотический настрой.

***

Редакция «Ставропольской правды» поздравляет Алексея Алексеевича Инжиевского с 85-летним юбилеем и желает ему активного творческого долголетия,крепкого здоровья и бодрости духа!

Елена АЛЕКСЕЕВА