«Обуздать» постсоветское ЖКХ российские власти решили в том числе за счет ужесточения правил и требований ко всем участникам: поставщикам ресурсов, управляющим компаниям, регоператорам и т. д. Однако понятно, государство не может выделить жилищных инспекторов для контроля за каждым домом. И что остается делать простым гражданам? Ответ прост: самим следить за ситуацией. Практика показывает, что общественная активность становится действенным способом не только дисциплинировать коммунальщиков, но и в конечном итоге решить системные проблемы, достучавшись до чиновников.

О том, насколько эффективным стал этот диалог за последние несколько лет, мы поинтересовались у побывавшей в Ставрополе с рабочим визитом Светланы РАЗВОРОТНЕВОЙ, исполнительного директора Национального центра общественного контроля в сфере «ЖКХ-Контроль». Также с ней удалось обсудить, какое разрешение в перспективе могут получить некоторые злободневные проблемы отрасли.

– Уверена, вы сами помните, звучало много скепсиса, когда в сферу ЖКХ официально вводился общественный контроль. Активистов (и здесь мы не имеем в виду пожизненных жалобщиков и кляузников) поначалу серьезно не воспринимали ни органы власти, ни ресурсники, а тем более управляющие компании. Ситуация поменялась?

– Проблемы, которые беспокоят население в разных регионах, доносятся до федерального уровня. Даже если их решение не удается оперативно отразить в каких-то нормативных актах, мы ведем обсуждение на площадках Минстроя и Госдумы РФ. Вертикальные связи между властью и гражданами обязательно должны быть.

Конечно, не во всех моментах к нам прислушиваются, но мы стараемся. Вместе с тем надо признать, у общественников по-прежнему остается не так много инструментов, многого удается добиться лишь за счет настойчивости. В этом свете я хочу особо поблагодарить СМИ, которые плотно и последовательно занимаются вопросами ЖКХ и тем самым помогают обратить внимание на какие-то моменты. Кроме того гражданам надо рассказывать о тех законах, которые действуют, и объяснять, как ими пользоваться. Тут тоже роль журналистов неоценима.

– То есть, по большому счету, в стране оформилась модель, в центре которой активный собственник: он платит за качество и, так уж выходит, борется за него? Мне кажется, остается еще очень много людей из разряда тех, что заплатили рубль, а требуют сделать на десять. Это, кстати, одна из проблем кампании по капремонту многоквартирных домов.

– Незнание или нежелание (и иногда невозможность) исполнять свои обязанности, например, по оплате потребленных ресурсов, у граждан не пропали вовсе. Но я констатирую по встречам и по обращениям в наши общественные приемные, а таких поступает около 40 тысяч в год, что на местах уже сложился костяк грамотных людей, которые умеют защищать свои права и готовы помогать своим соседям. Во многих регионах даже сформирован пул общественных жилинспекторов, которые работают вместе с госжилинспекцией, выезжая по конкретным адресам.

Наша позиция заключается в том, что нельзя всех сделать вдруг грамотными и ответственными, но при этом важно помочь тем, кто хочет что-то изменить. На аркане вести в светлое будущее того, кто ничего не хочет делать, невозможно.

В плане соблюдения интересов, кстати, закон по системе капремонта мне представляется близким к идеальному. Ты хочешь и готов проявлять активность, смог убедить соседей – вот тебе спецсчет и все полномочия по проведению ремонта. Не хочешь ничего – иди в «общий котел», и что-то все равно будет сделано при минимальном участии собственника.

– Раз уж затронули тему капремонта. Программы реализуются. Но все чаще звучит вопрос о том, хватит ли денег в долгосрочной перспективе.

– Регионы активно ведут массовый системный ремонт жилищного фонда. И многие страхи, нагнетавшиеся при запуске этой кампании, оказались необоснованными. Просто потребовалось некоторое время для раскачки, для того чтобы преодолеть так называемые болезни роста, пока процесс оттачивался.

Не буду скрывать, у общественников было много вопросов к ставропольскому фонду капремонта, но сейчас мы видим, что работать он стал более эффективно. Это касается и качества работ, и выполнения плана.

Теперь о деньгах. В большинстве регионов, и Ставропольский край в их числе, размер взноса остается низким, очень далеким от экономически обоснованного. Он не позволяет выполнять полноценные ремонты без дополнительных финансовых вливаний. При этом лишь 32 субъекта из 85 софинансируют программы. И, по всей видимости, региональным властям рано или поздно нужно будет принимать решение – существенно поднимать взносы или искать в бюджете финансы для ремонта.

– Уверена, среди поступающих в «ЖКХ-Контроль» обращений немалая доля касается тарифов на коммунальные ресурсы. Люди по-прежнему ждут если не их снижения, то хотя бы заморозки. Это возможно?

– Да, тарифы остаются своеобразным камнем преткновения. В свое время даже создавался совет потребителей, члены которого должны были анализировать тарифные заявки. Но, как и предполагалось, это оказалось сложной задачей для непрофессионалов.

Ресурс снижения платежей за коммунальные услуги, по моему мнению, лежит в сфере модернизации коммунальной инфраструктуры, она крайне изношенная. Ведь объективно тарифы в нашей стране не такие высокие, но платим мы много, потому что платим за огромные потери, за воровство...

– Потому с таким рвением устанавливаем приборы учета. Но плата, кстати, не особо снижается, начинаются споры из-за показаний. И тут сложно находить поводы для оптимизма...

– Наше государство как пытается повлиять на ситуацию? Ограничивает индекс роста платежей, стягивает на себя еще больше полномочий, и инспекторы усиленно контролируют ресурсников и управляющие компании. Но надо признать, что во многих моментах административные методы не только не увенчались успехом, но и контрпродуктивны.

Только автоматизация всех процессов оказания коммунальных услуг и модернизация инфраструктуры позволят решить проблемы радикально. «ЖКХ-Контроль» настойчиво об этом говорит на всех площадках. Прошло несколько лет, и вот мы слышим от главного государственного жилищного инспектора Андрея Чибиса, что все дома будут оборудованы автоматическими системами снятия показаний приборов учета. Уверяю, это сразу снимет все вопросы сверки показаний и выявления фактов воровства на всех этапах. Поставщики ресурсов будут наблюдать за всем в режиме онлайн.

Хотя, конечно, дело упирается в деньги. Наше предложение – делать это централизованно, за счет средств программы капремонта и, может быть, за счет кредитных ресурсов. Вместе с тем звучат мнения, что автоматизированные системы снятия показаний нужны в первую очередь ресурсникам – мол, их ресурс, и считать его им, чтобы получать достоверную информацию об объемах потребления. Но я считаю, что главное заинтересованное лицо – это все же собственник, для которого важен правильный учет. Ведь бывают случаи, когда ресурсники за свой счет устанавливают современный прибор учета, но продолжают начислять плату по более выгодным нормативам. На самом деле не бывает денег ресурсников как таковых, это все равно деньги потребителей, и затраты на счетчики они потом обязательно компенсируют за наш счет.

– С чем еще обращается к федеральным общественникам население?

– Особую остроту в свете своей новизны приобрела новая система обращения с отходами. У людей есть вопросы по расчету нормативов накопления, тарифам. Только несколько территорий стали работать по новым принципам – Иваново, Астрахань, Краснодар и Ставрополье частично. И вот уже выясняется, что, к примеру, нормативы накопления, просчитанные по методическим рекомендациям, не соответствует реалиям. Властям приходится оперативно вести перерасчет. Министр ЖКХ Ставропольского края Роман Марченко мне сообщил, что как раз сейчас проводится такая работа.

Реформа делает лишь первые шаги, и большинству территорий только предстоит во все это включиться. Потому мы внимательно наблюдаем за процессом. В продолжение преды-дущего вопроса об эффективности работы активистов: уже есть случаи, когда ситуация под давлением общественности сильно менялась. Здесь могу привести в пример Крым, где населением была оспорена территориальная схема обращения с отходами.

Ивановская область стала одним из первых регионов, который ввел новую систему в полном объеме еще в июле 2017 года. Это все сопровождалось грандиозными скандалами и обращениями в суд. И что характерно, прокуратура подала в суд именно под давлением общественности, недовольной выбором регоператора. Итоги конкурса, правда, не отменили, но были существенно пересмотрены тарифы и нормативы. А сейчас корректируются условия договоров, потому что кое-где получилось, что органы местного самоуправления как занимались сбором отходов, так и продолжают это делать, но за меньшую плату, чем регоператор.

– На ваш взгляд, жизнеспособна ли ГИС ЖКХ?

– Тяжелый вопрос. В конце прошлого года была серьезная попытка вновь отсрочить введение системы или, по крайней мере, введение штрафов. В итоге они были снижены, но это не спасло ситуацию. Система по-прежнему продолжает давать сбои и вызывать недовольство всех участников.

Мне кажется, что остался только один путь – вынудить регоператора системы ответственно подходить к исполнению своих задач и обязанностей. Всем, кто обязан работать в ГИС ЖКХ, надо находить в себе силы и подавать в суд. Когда случаи становятся массовыми и это ударяет рублем, ситуация обычно меняется.

– Светлана Викторовна, напоследок спрошу об одной «язве», которая с каждым годом будет все больше обостряться. Аварийного жилья в нашей стране очень много. Но действующие программы по расселению людей и их финансирование конечны. Чего ожидать в этом плане?

– Есть поручение президента до 1  июля 2018 г. принять закон, которым будет установлен механизм непрерывного переселения людей из аварийного жилья. Нами подготовлен большой доклад, он направлен в правительство. На наш взгляд, нужно создавать полноценный институт развития в жилищно-коммунальной сфере, который с помощью различных финансовых инструментов помогал бы территориям модернизировать коммунальную инфраструктуру, сносить ветхое жилье и переселять его обитателей.

С одной стороны, все признают, что вопрос с аварийным жильем не решится без финансирования из федерального бюджета. Но с другой – ясно, что нужны другие подходы. И вот здесь много мнений: не исключено, что жилье не будет передаваться в собственность или будут дифференцированные подходы к территориям. Потому что в крупных городах решить проблему гораздо проще, чем в мелких населенных пунктах, где жилой фонд почти не обновляется. Нужно менять подходы и в плане оценки нуждаемости. Не секрет, что зачастую у людей все в порядке с жильем, но есть старенькая квартира, куда семья прописывается по максимуму. Все они потом получают квартиру в собственность, а то и не одну. А между тем сколько других льготных категорий людей годами стоят в очереди и не получают ничего. Так что система господдержки сохранится, но вот какой это вид все примет, еще не ясно.

Юлия ЮТКИНА

Это не тарифы высокие, а потери… / Газета «Ставропольская правда» / 23 марта 2018 г.