Ольга Петровна Неретина

Ольга Петровна Неретина

© Фото из личного архива О. Неретиной

Группа собкоров «СП» с руководством редакции — в первом ряду крайний слева заместитель редактора Г. Т. Калмыков, третий слева главный редактор П. И. Дубинин. Декабрь 1973 года.

Группа собкоров «СП» с руководством редакции — в первом ряду крайний слева заместитель редактора Г. Т. Калмыков, третий слева главный редактор П. И. Дубинин. Декабрь 1973 года.

© Фото из личного архива О. Неретиной

Было это в 1961 году. В редакции казахстанской областной газеты «Кокчетавская правда», где я тогда работала, мне поручили разобраться с жалобой, поступившей из отдаленного целинного совхоза «Ленинградский». Трое трактористов писали, что в их поселке нет клуба и молодежь по вечерам скучает.

Надо сказать, что проблемы освоения целины в то время были в Советском Союзе темой номер один в любом печатном издании, а в нашей области, находившейся на переднем крае распашки вековечных степей, тем более. Поэтому, отправляя меня на задание, ответсекретарь – мой непосредственный начальник – посоветовал: «Ты как доберешься, сразу зайди в партком, доложись – власти должны знать, что к ним прибыл корреспондент областной газеты. А потом найди этих парней, авторов письма, и расспроси их, как там вообще живут люди, – тему надо брать шире...».

Я тогда делала первые шаги в профессии и потому не могла не последовать совету старшего товарища. В парткоме меня встретил суровый усталый мужчина и первым делом попросил показать редакционное удостоверение, а развернув его, удивленно воскликнул: «Так это вы О. Ященко? А я, читая ваши заметки в газете, думал, что это пишет мужик...».

Его слова меня озадачили, но потом я подумала, что «виновата» моя украинская фамилия, скрывающая пол автора, и забыла об этой истории.

Прошло несколько лет. Я вышла замуж и переехала на Ставрополье. Теперь мои материалы на газетных страницах появлялись за подписью «О. Неретина». Будучи корреспондентом уже «Ставропольской правды», я приехала по редакционному заданию в один из степных совхозов Ипатовского района. По давней привычке направилась с автостанции прямо в партком. Секретарь комитета, заглянув в мое удостоверение, с изумлением произнес, делая ударение на слоге «ти»: «Так это вы О. Неретина? А я всегда считал, что О. Неретина – это мужчина...».

«Ну что за ерунда, – в свою очередь, удивилась я, – не Неретина, а Неретина – видно же, фамилия женщины...». «Но ведь был в вашей редакции мужик И. Хворостина?» – парировал мой собеседник...

Действительно, несколько лет назад в «Ставропольской правде» работал заведующим промышленным отделом редакции, отличный газетчик Иван Хворостина. Потом его пригласили на работу в один из столичных журналов, и он уехал в Москву.

Нынче всякая путаница подобного рода исключена, поскольку теперь под статьями и корреспонденциями полностью указывается не только фамилия автора, но и имя.

Сейчас, перебирая в памяти прожитые годы, я думаю, что во многом этот курьез, дважды случившийся с моей авторской подписью, скорее всего, произошел оттого, что женщины в журналистике, особенно региональной, во времена, когда я начинала работать в газете, были большой редкостью, и любую заметную статью читатели априори считали мужской.

Первые яркие представительницы женского племени среди журналистов сначала появились в центральных изданиях. В те годы уже широко в стране было известно имя Татьяны Тэсс – спецкора «Известий». С ее очередного психологического очерка всегда начинали читать свежий номер все почитатели этой газеты. В «Литературной газете» не меньшей популярностью пользовались острые журналистские расследования Ольги Чайковской.

А в нашем крае, как и в соседних регионах, среди пишущей братии долго доминировали мужчины. В «Ставрополке» все редакционные отделы, которые считались основными, – партийной жизни, пропаганды, советской работы и быта, сельского хозяйства, промышленности и транспорта – были укомплектованы исключительно сильным полом.

Это, как правило, были солидные, умудренные жизненным и профессиональным опытом, умелые труженики пера. Некоторые из них прошли фронтовыми дорогами всю войну, имели ранения и воинские награды. У других за плечами были годы работы в районных и городских газетах, на радио. А кое-кто уже успешно трудился и на писательском поприще, выпустив не одну книгу.

«Ставропольская правда» была главной газетой в крае, ее разовый тираж превышал 170 тысяч экземпляров, и выходила она сначала шесть, а потом пять раз в неделю.

Имена многих журналистов, работавших в «Ставрополке», были, что называется, на слуху. Даже с позиций сегодняшних критериев заслуживали высокой оценки публицистические и аналитические статьи о злободневных проблемах хозяйственной, культурной и политической жизни в крае, с которыми выступали в те годы Александр Коротин, Юрий Рудометкин, Борис Кучмаев, Дмитрий Савченко, Иван Зубенко и другие мастера газетного дела. Неизменно вызывали острый читательский интерес и регулярно появлявшиеся в газете фельетоны Александра Маяцкого, Игоря Косача, Анатолия Куликова, а также сенсационные журналистские находки Юрия Христинина, лирические эссе Владимира Кудинова, спортивные репортажи Валерия Попова.

На этом мощном фоне не потерялись и женские фигуры. Поначалу их в аппарате редакции было всего две – Ирина Пирогова и Тамара Войнова. Первая заведовала отделом культуры в газете и постоянно публиковала рецензии на спектакли краевого драмтеатра, которые нередко получали широкий отклик не только в артистической среде. Недаром впоследствии И. Пирогова была принята на работу в московский журнал «Театральная жизнь» и даже однажды стала в столице лауреатом престижного журналистского конкурса.

Тамара Войнова тоже оставила добрый след в истории «Ставропольской правды»: ее эмоциональные рассказы о судьбах участников Великой Отечественной войны, о поисках неизвестных героев сражений с фашистами всегда пользовались большим успехом у читателей и имели общественный резонанс.

Журналистские дороги привели и Т. Войнову в Москву. Но там ее судьба трагически оборвалась: в 2002 году она погибла в числе заложников, захваченных чеченскими террористами в театральном центре на Дубровке.

Собкоровский корпус «Ставропольской правды» на момент моего зачисления в его состав в феврале 1970 года насчитывал 11 человек и был монолитно мужским. Я стала в нем первой и на несколько лет единственной женщиной. Мне пришлось преодолеть немало трудностей, но отставать от мужчин не хотелось.

Сложность должности собственного корреспондента газеты прежде всего заключается в том, что ему приходится писать на любые темы, в отличие от работников «этажа», которые трудятся в тематических отделах и специализируются каждый в своей сфере: в промышленности или в сельском хозяйстве, в проблемах культуры или спорта и т. д.

А собкор должен знать все и быть готовым оперативно выполнить редакционное задание на любую тему и в любом жанре. Кроме того он обязан, как говорится, постоянно держать руку на пульсе жизни района или города, в котором аккредитован, и не оставлять без внимания ни одного более или менее значимого события, произошедшего на его территории, немедленно снабдить свою редакцию готовым материалом, большим или малым.

Второй трудностью в работе собкора в те годы было жесткое месячное планирование, которое определялось и утверждалось редакторатом. В мою бытность на посту собкора каждый из нас был обязан представить в редакцию шесть проблемных статей и два оперативных материала в месяц. Из шести статей четыре должны быть авторскими и две – собственными. Кроме того надо было прислать не меньше 10 информаций.

Нынешние газетчики не знают, что значит готовить авторские материалы. Они пишут свои статьи о том, что их лично волнует и к чему обязывает избранная ими тематика. А в советские времена все обстояло по-другому. «Ставропольская правда» была органом краевого комитета КПСС и краевого Совета народных депутатов. А партия и советская власть считали, что газета должна быть трибуной трудящихся, и в каждом номере следует печатать выступления рядового рабочего или крестьянина, врача или учителя, инженера или агронома.

Разумеется, простые люди, как правило, не горели желанием по любому поводу обращаться в газету, и обилия любителей писать о недостатках на производстве с критикой начальства не наблюдалось, как нет этого и сейчас. Одни не умеют высказывать на бумаге свои мысли, другие стесняются или боятся. Обязанность собкора заключалась в том, чтобы, во-первых, найти подходящего человека, согласного выступить в прессе, во-вторых, помочь ему написать статью. И таких солидных авторских материалов, повторяю, в месяц надо было представить в редакцию четыре.

И собственные собкоровские статьи и репортажи тоже планировались заранее и согласовывались с редакторатом. Больше всего приходилось работать на сельхозотдел. Все основные кампании – сев, уборка хлебов, заготовка кормов, зимовка скота – подробно освещались в краевой газете.

Помню, одно время в «Ставропольской правде» очень популярной была рубрика «Два хозяйства рядом». Она появлялась практически в каждом номере. Собкор получал задание побывать сначала в одном колхозе или совхозе, посмотреть, как в нем, к примеру, идет сенокос или жатва, как работает техника, какие недостатки в организации питания и быта людей, занятых в поле. Потом посетить соседнее хозяйство с аналогичной целью и после этого срочно написать и передать в редакцию по телефону (электронной почты тогда, разумеется, не существовало) корреспонденцию со сравнительным и критическим анализом положения дел в этих двух предприятиях.

Надо ли говорить, что это была ответственная и трудная задача, а требуемая оперативность ее еще усугубляла. Собкор должен был сам найти транспорт, чтобы посетить эти два села и их поля, все осмотреть, поговорить с людьми, разобраться в технологии работ, увидеть их «узкие» места и недоделки, потом вынести свой «приговор», непременно обоснованный, а через два дня материал обязан был стоять в номере. Вот и приходилось собкору, как в известной песне о журналистах, «трое суток шагать, трое суток не спать ради нескольких строчек в газете...».

Мне, которая имела за душой только филфак университета и пять лет работы в секретариате областной газеты, пришлось на ходу постигать азы агрономии и сельхозработ. Легче было с промышленной тематикой: до «Ставрополки» я еще четыре года работала в нефтекумской районной газете «Восход», в которой писала в основном о нефтяниках и строителях.

Партия руководила печатью, следуя своему главному постулату: «Газета – не только коллективный пропагандист и агитатор, но и коллективный организатор». И мы регулярно выпускали в «Ставропольской правде» целевые полосы об опыте работы лучших заводов и фабрик, колхозов и совхозов. С этим быстрее справлялись собкоры-мужчины: им было легче контактировать с носителями необходимой информации – главными инженерами, директорами, председателями, в среде которых тоже преобладали мужчины...

Но время шло, жизнь менялась на глазах. Женщины начали занимать ключевые позиции во многих сферах производства, науки и культуры. И в журналистике становилось больше женских лиц. В нашей газете появилась Светлана Танхилевич, которая обладала ценнейшими репортерскими качествами: умела писать быстро, много и не боялась незнакомых тем. Собкоровский корпус тоже стал приобретать другой, более привлекательный женственный облик: в «Ставрополку» пришли Елена Саркисова, Виктория Триско, Елена Колонтаевская (ныне Брежицкая) и Анна Лупашко. И если материалы Е. Саркисовой и В. Триско отличались приверженностью фактам, то все, что выходило из-под пера Е. Колонтаевской, было насыщено эмоциональностью и яркими деталями. Анна Лупашко умела находить и описывать по-житейски интересные события.

Наблюдательный читатель не мог не заметить, что материалы этих журналисток обогащали страницы «Ставропольской правды» новыми красками, добавляли образности каждому номеру, перемежая суховатые, сдержанные мужские репортажи. А когда редакционные кабинеты заняли представительницы нового поколения талантливых, широко образованных пишущих женщин, газета, по моему глубокому убеждению, сделала еще один шаг вперед.

Сейчас все, кого интересуют проблемы культуры в целом и театральной жизни в частности, кто хочет оперативно отслеживать новости в творчестве местных писателей и художников, события в сфере духовного и религиозного мира, не может обойти своим вниманием обстоятельные, глубоко эрудированные и аргументированные статьи Натальи Быковой. А тот, кто хочет разобраться, чем живет сегодняшняя экономика края, каковы политические настроения людей, всегда найдет ответы на свои вопросы в публикациях Юлии Юткиной, Татьяны Слипченко и Людмилы Ковалевской. Любители криминального чтива давно знают, что все, что происходит на фронте борьбы с преступностью, они прочтут в компетентных материалах Валентины Лезвиной.

В свое время способствовали повышению авторитета главной газеты края и такие известные журналистки, ныне уже не работающие в ее коллективе, как Тамара Коркина, Елена Рыбалко, Лариса Прайсман, Тамара Куликова, Нина Чечулина.

Но апогеем плодотворного пришествия творческих женщин в журналистский коллектив «Ставропольской правды» стала победа Марины Корнеевой на альтернативных выборах главного редактора газеты в 1991 году. М. Корнеева стала первой и пока что единственной женщиной-редактором в истории «Ставрополки». Она руководила ею целых семь трудных лет – так называемых «лихих» девяностых. Марина Дмитриевна смогла с честью справиться со своей нелегкой задачей – провести коллектив сквозь рифы и тектонические сдвиги переломного времени, сохранить в редакции лучшие традиции и дух творчества, не растерять ценнейший человеческий капитал.

Как заботливая мать большого семейства, она старалась всеми способами, вплоть до «хлебных» надбавок к зарплатам, помочь журналистам выжить в условиях дикой инфляции тех лет.

Сейчас Ставрополье, как и вся страна, снова переживает нелегкие времена. Кризис заставляет ужимать расходы, сокращать численность работников. Коснулись эти трудности и редакции «Ставропольской правды». Газета перешла на трехразовый выход в неделю. Уменьшились и тираж, и штат сотрудников. Собкоровский корпус, к примеру, состоит сейчас из... трех человек. И снова в нем всего одна женщина – Надежда Бабенко. Одна, зато какая – со своим особым пером, т. е. с особенной, только ей свойственной манерой писать о людях и сельской жизни...

Но не прерывается связь времен. В коллективе «Ставрополки» подрастает грамотная, трудолюбивая и творчески одаренная женская молодежь: Наталья Тарновская, Лусине Варданян, Ирина Босенко. Им вместе с коллегами-мужчинами нести дальше знамя «Ставрополки» во второе столетие. Газете – жить!

Ольга НЕРЕТИНА

Женское начало / Газета «Ставропольская правда» / 21 апреля 2017 г.