О спорт, ты – шприц!

О спорт, ты – шприц!

Поводом для написания этих заметок послужило растиражированное рядом агентств заявление российского легкоатлета Сергея Шубенкова о подаче им заявки в Международную ассоциацию легкоатлетических федераций (IAAF) на участие в соревнованиях под нейтральным флагом.

26-летний заслуженный мастер спорта С. Шубенков, к слову, представляющий спортклуб ЦСКА, специализируется в коротком барьерном спринте, является единственным нашим чемпионом мира на 110-метровой дистанции (2015 год, Пекин) и трехкратным чемпионом Европы. А всего в его копилке семь высших наград престижных международных турниров и шесть – отечественных.

Напомню, что за полгода до игр XXXI Олимпиады в Бразилии в связи с «зафиксированными случаями нарушений российскими легкоатлетами антидопинговых правил» было приостановлено членство Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) в IAAF. Наша легкоатлетическая команда на неопределенный срок была отстранена от всех международных стартов, в том числе пропустила Олимпийские игры в Рио. А тогдашний спортивный министр Виталий Мутко, не сумевший с наскоку решить проблему, на эмоциях призывал даже распустить международную легкоатлетическую федерацию!

Недавно IAAF опубликовала критерии для подачи заявок на выступление под нейтральным флагом. И Шубенков подал заявку (во второй раз: полгода назад ему отказали с получением нейтрального статуса), поскольку такое решение является единственным шансом находящегося в расцвете сил талантливого спортсмена попасть на международные соревнования.

Атлетам, не имеющим достойных конкурентов у себя в стране, важно иметь возможность выступать на одних стартах с ведущими соперниками из-за рубежа, пробовать себя в соперничестве с мировыми лидерами, считает главный тренер национальной сборной по легкой атлетике олимпийский чемпион Юрий Борзаковский.

Абсолютно нормальным считает намерение выступать на международных соревнованиях под нейтральным флагом и президент Олимпийского комитета России Александр Жуков – чтобы не терять квалификацию и не понижать рейтинг. Ненормальным А. Жуков считает то, что наша ВФЛА до сих пор не восстановлена в правах, также усматривая в этом козни со стороны международной федерации, по его мнению, злонамеренно затягивающей процесс.

Сколько стоит рекорд

«Главное – не победа, главное – участие». Кто не слышал этой фразы, ошибочно приписываемой основоположнику современного олимпийского движения Пьеру де Кубертену? Полноте! Это глубочайшее заблуждение противоречит самой сути спорта, призванной определять сильнейшего. Миг победы краткосрочен, но ради его достижения тысячи и тысячи людей готовы годами терпеть невыносимые нагрузки, жертвовать всем, в том числе и собственным здоровьем. Вот только вершина покоряется далеко не всем, это удел единиц, отмеченных печатью незаурядного таланта, помноженного на трудолюбие. А тысячи тысяч неудачников, несущих не меньшие, а возможно, и большие нагрузки, нежели первые номера, остаются за кадром телеобъективов и рамками интересов журналистов.

Последние десятилетия французский барон, наверное, многократно переворачивался в гробу, поскольку, признаем честно, современный спорт с возведенными Кубертеном когда-то в абсолют олимпийскими идеалами имеет мало общего.

Спортивная жизнь до обидного коротка – от силы десять-пятнадцать лет, слава же эфемерна. Сейчас в связи с сумасшедшей коммерциализацией спорта современный спортсмен в условиях жесточайшей конкуренции старается за кратчайшее мгновение славы урвать (уж простите за терминологию) кусок пожирнее. Прежде тоже, конечно, выступали не за спасибо, но другое время – иные гонорары.

Поскольку победа сегодня является мощным экономическим стимулом, спортсмены вынуждены постоянно поднимать планку собственных достижений. Только вот границ своих возможностей знать не дано никому. А первым быть очень хочется: ведь это слава, престиж, достаток, определенное положение в обществе.

Психологически готовить спортсмена к неизбежности приема допинга начинают исподволь. Но это происходит только в одном-единственном случае: если в юном организме угадывается огромный талант. В нужный момент в его жизни появляется человек (чаще всего это может быть тренер), который туманно намекает, что с помощью определенных витаминных препаратов можно добиться существенного улучшения результатов. Действительно, в процессе наращивания физических нагрузок совсем без витаминов и пищевых добавок обойтись невозможно. Другое дело, что наш, скажем, ундевит или же специально разработанные для спортивных сверхнагрузок его западные аналоги – это небо и земля.

Подготовка чемпионов – процесс высокотехнологичный. И специалистов этого дела во всем мире не так уж много. А просто наглотаться анаболиков и ждать, когда «попрут» результаты, – дело гиблое. Тут нужна определенная система подготовки, разработать которую под конкретного потенциального победителя сможет только высококвалифицированный знаток своего дела. Так вот, однажды спортсмен и тренер пробуют чудо-таблетки и убеждаются: процесс пошел! Действительно – помогает! Только после этого обратной дороги уже нет.

Опять же, ну кого в молодости волнуют проблемы собственного здоровья в старости? Да и кому из сегодняшних юных дарований известны случаи гибели спортсменов прямо во время состязаний от передозировки и перенапряжения? К тому же у людей, запрограммированных на победу любой ценой, шкала так называемых нравственных ценностей вообще может быть смещена, а различные «страшилки» про утрату здоровья и даже случаи со смертельным исходом (а ведь было, и неоднократно) – это же не про нас. Мы осторожненько, по чуть-чуть. Да и было бы это действительно опасно – разве бы врачи разрешили? Отказаться – тоже не вариант, запросто можно вылететь из обоймы…

Говорят, что до изобретения таблеток спортсменов стимулировали «естественным» образом. В том числе с помощью сексуальных экспериментов. Впрочем, внятно подтвердить эти слухи не берется никто, включая немецких телевизионщиков.

Кто и когда первым додумался до применения стимуляторов, наверное, не смогут определить никогда. Поговаривают, что первопроходцами были знаменитые американские метатели Харольд Конноли (олимпийский чемпион Мельбурна-56 в метании молота) и чемпион четырех Олимпиад дискобол Альфред Ортер. Впрочем, как известно, не пойман – не вор. Просто к концу шестидесятых проблема настолько встала в полный рост, что вынудила мировую спортивную общественность повести борьбу за чистоту своих рядов.

Борьба с ветряными мельницами

Это противостояние с переменным успехом продолжается уже около полувека. Точнее, развивается по спирали: только придумают более совершенные методы контроля, как махинаторы изыскивают новые способы их преодоления. Применение анаболических стероидов может превратить соревнования не в состязания спортсменов, а в соперничество фармакологических препаратов, не говоря уже о нравственном аспекте подобного положения вещей.

По грустному признанию одного из членов медицинской комиссии МОК, уровень тестирующей техники отстает от современных фармакологических изысканий как минимум на два олимпийских цикла (и действительно, массово отбирать медали Олимпиад в Афинах-2004, Пекине-2008 и Лондоне-2012 принялись только сейчас).

Созданная в 1967 году, эта комиссия уже через год активно включилась в работу и брала пробы сначала на зимних Играх в Гренобле, а затем на летней Олимпиаде в Мехико. Тогда желание уличить кого-либо было столь велико, что вылилось в навязчивую идею и в итоге возобладало над здравым смыслом, а шведский спортсмен Ханс-Гуннар Лильенваль оказался первым пострадавшим. Обнаруженный в его крови алкоголь вряд ли мог помочь пятиборцу успешнее выступить на Олимпиаде. Тем не менее скандинав был лишен бронзовой медали и дисквалифицирован. С тех пор история спорта насчитывает сотни и тысячи случаев допинговых скандалов.

Самым громким, вероятно, является дисквалификация канадского спринтера Бена Джонсона, в 1988 году лишившегося в одночасье золотой медали, фантастического мирового рекорда на стометровке (9,79 сек.!) и многомиллионных рекламных контрактов. А «уличение» великого Диего Марадоны, никогда, собственно, и не скрывавшего своих пристрастий к кокаину, на Кубке мира – 94 по футболу и вовсе выглядело плохо завуалированным фарсом. На зимней же Олимпиаде в Нагано-98 произошел и вовсе нелепый случай: выигравший состязания канадский сноубордист Росс Ребальяти сначала был лишен золотой медали (в его крови обнаружили следы марихуаны), а затем… реабилитирован! Дело в том, что, во-первых, этот легкий наркотик может подолгу задерживаться в организме, а во-вторых, ни один из медиков не смог дать убедительных объяснений, какие такие преимущества перед другими может получить атлет, покуривший «травку». Один из немногих, кстати, случаев, когда вопреки букве закона восторжествовал здравый смысл.

Любопытно, что единственной «чистой» за последнее время Олимпиадой стала московская – ни одного случая уличения! Все остальные были одна грязнее другой. Задамся крамольным вопросом: не наглядное ли это свидетельство того, кто на самом деле радеет за чистоту спорта, а кто горазд лишь на красивые лозунги? И если немногие ставшие достоянием гласности случаи буквально потрясают воображение, то что же тогда говорить о том, что осталось за кадром?

На грани фола

Технология применения стимуляторов очень проста: уже через 10-15 дней после приема препаратов анализы ничего не показывают. А действие анаболиков может продолжаться дней 30-40. Вот эти-то две-четыре недели, когда спортсмен еще стимулируется допингом, но анализы отрицательны, называют «окном». Весь фокус состоит в том, чтобы соревнования пришлись на это самое «окно». Попадаются же те, кто неоправданно рискует, подтягивая «окно» ближе к стартам.

До последнего времени наши атлеты, следует признать, на крупных соревнованиях попадались очень редко. Но вовсе не потому, что всегда следовали правилам «фейр плей» (честной игры). Просто отечественные медики не даром ели свой хлеб, и, если анализ давал «плюс», руководители делегации сокрушенно качали головами и тяжко вздыхали: травма. Понятно, что сами травмированные о своих проблемах до последнего мгновения ни слухом, ни духом.

Во время Олимпийских игр в Сеуле в шестидесяти километрах от столицы Южной Кореи стоял на причале теплоход «Михаил Шолохов», и имелось там помещение, охранявшееся строже, чем реактор на атомной подлодке. Самые проницательные читатели уже, наверное, догадались, что был там вовсе не реактор, а лаборатория для анализов на допинг, спасшая нас от ряда серьезных неприятностей. А вот у болгар такой лаборатории не было. И после прокола двух тяжелоатлетов они вынуждены были снять с соревнований всю свою команду.

Кстати, штангисты по уличению в употреблении допинга прочно удерживают пальму первенства среди представителей различных видов спорта (косвенно это помогло нашему земляку Андрею Чемеркину стать бронзовым призером Олимпиады в Сиднее после положительного допинг-теста у армянского силача). Далее следуют легкоатлеты, а затем пловцы.

Вопреки распространенному мнению, что у американцев «все схвачено», именно они чаще всего попадались на допинге. Хотя Штаты в области спортивной медицины всегда относились к ведущим странам. Ранее к таковым причисляли также СССР и ГДР. На технологиях Восточной Германии сейчас в крупные спортивные державы выдвинулся Китай. Мы же, несмотря на шикарное советское наследство, постепенно теряем позиции, что прямо подтверждается лавиной нынешних дисквалификаций.

Понятно, что на внутренних состязаниях положительный анализ всегда рассматривается лишь как сигнал о недостаточной проработанности методики подготовки. Если же проколы случаются за границей, собственные медики выносят вердикт: «У тебя заболела нога (рука, спина, живот и т.д.)». Когда же нас уличают по прошествии довольно длительного промежутка времени с момента нарушения (как сейчас), то чиновники пытаются все свалить на происки проклятых супостатов.

Бесконечный бесчеловечный эксперимент

В последние десятилетия стали звучать все более громкие призывы к легализации допинга в спорте – дабы не лицемерить. Даже фразу из кубертеновской «Оды спорту» переделали на «О, спорт, ты – шприц!». Но пока правила таковы, как они есть, самым нелогичным в сложившейся ситуации мне представляется то, что многие зарубежные спортсмены имеют своеобразную индульгенцию на применение допинга: он им прописан по медицинским показаниям! Что мешает нашим официально оформить аналогичные разрешения врачей – неизвестно.

Вот мнение одного из ставропольских участников Олимпийских игр, высказанное при условии сохранения анонимности:

– В той или иной степени запрещенные препараты принимает подавляющее большинство спортсменов. Коммерческая привлекательность спорта снивелировала понятие нравственности до абсолютного нуля. Термин «здоровье» к современному спорту высших достижений вообще неприменим. Дальше будет еще хуже, хотя бы просто потому, что деньги есть деньги.

Кто виноват и что делать

Итак, наших спортсменов (и «чистых», и «нечистых») притесняют. Делают это топорно-политизированно, с упорством, достойным лучшего применения, но целенаправленно и настойчиво. Ответ на первый извечный вопрос подзаголовка можно позаимствовать у классиков марксизма-ленинизма. Когда они затруднялись с определением ответственности персоналий, то предлагали ломать систему. Что же касается второго, предлагаю послушать ответы, являющиеся своеобразным срезом общественного мнения, реакцией ведущих ставропольских тренеров и спортсменов, функционеров и болельщиков на решение собравшегося бороться с системой Сергея Шубенкова.

Роман Марков, министр физической культуры и спорта СК:

– Патриотизм еще никто не отменял. Я считаю, что он как патриот своей страны должен терпеть определенные лишения, выдерживать то же, что выдерживают другие спортсмены. Поэтому на сегодняшний день я против того, чтобы спортсмены выступали под нейтральным флагом.

Андрей Чемеркин, олимпийский чемпион по тяжелой атлетике:

– Очень печальная ситуация. Когда людей загоняют в такие безвыходные обстоятельства, им ничего не остается делать, кроме как решать вопрос такими непопулярными методами.

Игорь Лавров, олимпийский чемпион по гандболу:

– Непростой вопрос. С одной стороны, страна вложила в спортсмена очень много. С другой – ему дается очень мало времени на реализацию. Нельзя человека лишать возможности показать, на что он способен. Но тут каждый для себя решает сам. И это его решение как раз и определяет, патриот человек или нет.

Александр Татаринцев, заслуженный тренер РФ по легкой атлетике:

– Пробиваться надо любым способом. В любом случае в подсознании люди будут знать, что он наш, российский мальчик. Я думаю, что это правильное решение. Тем более что наша федерация легкой атлетики не стала возражать.

Иван Стоянов, болельщик:

– Люди, добивающиеся значительных результатов в спорте в нашей стране, к сожалению, либо получают от государства недостаточно поддержки, либо не получают ее вовсе. Вот в данном конкретном случае с Шубенковым: чиновники не могут сделать ни-че-го! Поэтому он и вынужден был принять такое решение – представлять самого себя.

Сергей ВИЗЕ

О спорт, ты – шприц! / Газета «Ставропольская правда» / 25 января 2017 г.