Почему права человека остаются неизвестными для большинства граждан?

Почему права человека остаются неизвестными для большинства граждан?

© Коллаж Владимира Коваленко

Для многих россиян декларация прав по-прежнему остается терра инкогнита, землей неизвестной,  о которой вроде бы как и слышали, но ходить по ней не довелось. Почему же наши права остаются белым пятном, неизвестными, а вернее, неоткрытыми возможностями? Об этом корреспондент «Ставропольской правды» беседует с уполномоченным по правам человека в Ставропольском крае заслуженным юристом РФ А. Селюковым.

– Алексей Иванович! А что вы думаете об этой декларации?

– Давайте вначале вспомним ее историю. 10 декабря 1948 года Генеральная Ассамблея ООН ее приняла, придав документу лишь рекомендательный характер. Декларация сыграла ключевую роль в дальнейшем развитии механизмов защиты прав и свобод человека и стала основой, на которой сейчас построены как международные, так и региональные системы обеспечения и защиты прав человека. На основе декларации прав сформировались европейские стандарты прав человека, которые юридически закреплены в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

– Но европейские и российские реалии и до сих пор, скажем так, находятся на разновекторных позициях. Россия признала и закрепила стандарты прав человека в своей Конституции только 12 декабря 1993 года, почти полвека спустя...

– Думаю, что вне зависимости от года признания основой и стержнем развития современного российского государства была и остается конституционная стратегия обеспечения прав и свобод человека и гражданина. Однако не могу не согласиться с вашим определением разновекторности. Несмотря на все сделанное, задача реального обеспечения конституционных прав и свобод в нашей стране остается актуальной. В современном обществе остро чувствуется дефицит справедливости и правосудия, морали и этики. Люди не уверены в том, что, живя честно, поступая по гражданскому долгу и совести, вступая в борьбу с общественными пороками, в нужный момент они найдут защиту от «наезда» влиятельного бюрократа или коррупционера, хулигана или преступника.

– А вы помните, когда Декларация прав человека была впервые опубликована в СМИ в нашей стране?

– Где-то в начале 90-х годов ХХ века…

– А вот я не знала. Интернет утверждает, что в бывшем Советском Союзе Всеобщая декларация прав человека впервые была опубликована в 1989 году в «Литературной газете». До этого ее могли читать и изучать только специалисты, значит, ни о каком особом распространении ее идей говорить не приходится. Но дело-то вот еще в чем. Впервые в российской прессе текст декларации был опубликован на Ставрополье. Дело было в ноябре 1988 года, в разгар перестройки, в которую тогда многие верили искренне и истово. Уже, правда, раздавались первые оплеухи этим искренним и истовым. Уже был под формальным предлогом уволен из «Ставропольской правды» журналист Василий Красуля, хотя все понимали, что изгнан он из газеты за публикации двух статей «Мы рождены, чтобы быть свободными» и «Когда же придет настоящий хозяин?», в которых он робко, если судить с позиций сегодняшнего дня, и со ссылками на Ленина как раз и говорил о правах человека.

Но вернемся к декларации. «Вирус» перестройки подхватил и исполнявший тогда обязанности редактора «Молодого ленинца» нынешний руководитель «Ставропольской правды» Василий Балдицын. Вот он и опубликовал текст Всеобщей декларации прав человека.

– И чем же это закончилось?

– Балдицын вместе с редактором «Ставрополки» Борисом Кучмаевым сначала был вызван на разбор полетов в крайком КПСС, а вскоре внезапно оказался корреспондентом «Ставропольской правды», которую уже возглавлял не Кучмаев.

– И все-таки, даже имея за спиной такое прошлое в конкретном ставропольском приложении, декларация сыграла ключевую роль в развитии механизмов защиты прав и свобод человека и стала основой, на которой сейчас построены как международные, так и региональные системы обеспечения и защиты прав человека.

– Алексей Иванович, и все-таки мы ее не знаем! Сколько статей в декларации, как они называются? Какое практическое применение могут иметь для каждого из нас?

– Невелик труд найти текст декларации в Интернете. Она, кстати, одна из самых издаваемых в мире. Статей в декларации тридцать. Категории прав просты и понятны. «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах». «Каждый человек имеет право на жизнь, свободу и на личную неприкосновенность». «Никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии...». «Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона». «Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом». И так далее.

– Понятно. Но вот о национальных судах давайте поподробнее...

– Гарантами всех прав и свобод человека является государство, а должны еще стать справедливый и честный суд и такая же правоохранительная система. Но права и свободы человека, как показывает жизнь, не реализуются сами по себе. И не только у нас, но и в других, даже самых демократических странах. Нередко за права и свободы надо бороться, но бороться цивилизованно, путем обращения в компетентные органы, а при несогласии с их решениями – в суд.

Практика правозащитной деятельности свидетельствует о том, что для успешной защиты своих прав и свобод надо владеть не только правовой, но и правозащитной культурой, что предполагает не только знание своих прав и обязанностей, но еще и волю, для того чтобы хотеть и уметь себя защищать, сознавая при этом, что процесс этот сложный, порой рутинный и, к сожалению, не всегда предсказуемый. Но другого не дано.

Наряду с государственной системой защиты прав человека в последние годы в России возникла широкая сеть правозащитных органов федерального, регионального и местного уровня, а также некоммерческих объединений и других структур гражданского общества. Их правозащитная деятельность – тот общественный бумеранг, который не дает чиновникам и их руководителям расслабляться, забывать о защите прав человека.

– Почему вы заговорили о чиновниках? Именно они больше всего обижают наших сограждан?

– Анализ обращений граждан, поступивших к уполномоченному, говорит о том, что наиболее часто их нарушают региональные структуры федеральных органов власти и управления и их должностные лица. И если нарушение прав человека органами местного самоуправления и их должностными лицами можно, с известной долей допустимости, объяснить правовым нигилизмом или чиновничьим произволом, то такое объяснение неприемлемо для региональных структур федеральных органов.

Причину нарушения ими прав человека я вижу в их ведомственности и корпоративности, нередко переходящих в круговую поруку, в обвинительном уклоне, присущем их деятельности, работе на цифровые показатели, что все вместе несовместимо с законностью, справедливостью и в целом с правосудием.

– А какое место в работе по защите прав и свобод человека отведено вам и вашему аппарату?

– В течение года к омбудсмену обращается в среднем до 4 тысяч человек. Почти в половине случаев мне приходится констатировать нарушения прав человека, добиваться их устранения.

– Ну что же, констатируем хотя бы такой итог. А День прав человека все-таки будем отмечать?

– Будем! Генеральная Ассамблея, провозглашая Всеобщую декларацию прав человека, отметила в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства, с тем чтобы каждый человек и каждый орган общества постоянно стремились путем просвещения и образования содействовать уважению этих прав и свобод и обеспечению их осуществления.

Валентина ЛЕЗВИНА

Терра инкогнита / Газета «Ставропольская правда» / 9 декабря 2016 г.