Ангелина Мясоедова

Ангелина Мясоедова

Последнее немаловажно. В крае, по словам члена оргкомитета конкурса, заместителя директора краевого психологического центра Ларисы Гладченко, сейчас насчитывается около 800 педагогов-психологов. В основном они работают в общеобразовательных учреждениях, у них большие нагрузки (бывает, что в школе, особенно в городе, на тысячу детей один психолог), и не всегда директор понимает, какую роль в учебном и воспитательном процессе играет этот его сотрудник.

На конкурсе же, открытом для всех, мы словно попадаем в кабинет специалиста, видим, какую помощь он в состоянии оказать, какую роль может сыграть в жизни ребенка, подростка в трудный момент. На многих руководителей образовательных организаций, которые присутствуют в зале как зрители, это производит должное впечатление. Останавливаюсь на этом, поскольку знаю, что в процессе различных реорганизаций именно школьных психологов зачастую сокращали в первую голову: руководитель ценности этой профессии не представляет, а специалист ее не всегда умеет презентовать. Так что конкурс обе эти задачи решает.

Примечательно, что в первом (заочном) туре конкурса «Лучший педагог-психолог – 2015» участникам предложили не только изложить систему своей работы, но и написать эссе о том, что в ней возможно, а что невозможно, с их точки зрения.

В заочном туре участвовали 28 педагогов-психологов из образовательных учреждений края. Среди них были «продвинутые» специалисты психологических центров. Как правило, говорит Лариса Гладченко, кроме основного профессионального образования в их багаже также обучение в различных семинарах, опыт прохождения собственной психотерапии (это считается необходимым, чтобы специалист мог отделить свои проблемы от проблем клиента). В центрах регулярно проводятся так называемые супервизии, где психолог может получить профессиональную поддержку более опытных коллег.

Тем не менее в пятерку финалистов, допущенных к очному туру, помимо Елены Михайленко из краевого психологического центра Ставрополя и Дарьи Бускиной из филиала того же центра в селе Александровском вошли также два школьных педагога-психолога: Ангелина Мясоедова (лицей № 15 г. Пятигорска) и Яна Кольченко (СОШ № 10 г. Ессентуки). А Марина Гришман из детского сада № 11 села Дивного представляла дошкольное образование.

Скажу как очевидец: во время финала, проходившего в Северо-Кавказском федеральном университете, финалисткам довелось выполнять сложные профессиональные задания. Такова, например, работа психолога с группой. (В роли участников группы выступили студенты СКФУ.)

На все про все финалисткам давалось 15 минут. Мне запомнилось занятие Дарьи Бускиной. Студенты наугад вытащили из мешка разные предметы: морскую раковину, еловую шишку, клубок ниток, мягкую игрушку и т. д. Каждый по просьбе психолога говорил, чем он похож или не похож на этот предмет. Возникли ассоциации: кто при любом испытании прячется в раковину, у кого в душе словно спутанный клубок чувств, а кто совсем не мягкая игрушка, а стойкий оловянный солдатик... Мне показалось, ребята были удивлены тем, что поняли о себе в эти 15 минут, кто-то почувствовал вкус к процессу самопознания.

Яна Кольченко построила занятие по-другому. Она говорила с группой о психологических защитах, о «социальных масках», которыми мы пользуемся. И о том, что бывает, когда маска будто прирастает к лицу человека.

Не менее сложным, на мой взгляд, было задание «Кейсы», во время которого каждая конкурсантка проводила психологическую консультацию. Как в реальной профессиональной жизни: пришел человек со своей проблемой, и надо ему помочь. Только в жизни консультация длится не менее 45 минут, проходит с глазу на глаз. А здесь – 7 минут и в переполненном зале...

Разыгрывались ситуации, наиболее типичные в работе с детьми и подростками. Так, к Елене Михайленко на прием якобы пришла девочка лет 16 (игравшая ее роль студентка, впрочем, была не намного старше). Проблема: как жить, когда жесткая, авторитарная мама контролирует каждый шаг, не дает встречаться с друзьями, совершать самостоятельные поступки. Психолог помогла «подростку» разобраться в чувствах, принять их. (Даже к любимой маме можно порой испытывать злость и обиду.) Когда чувства понятны, строить отношения гораздо легче, чем когда внутри спутанный клубок их. Подростку к тому же жизненно необходимо, чтобы нашелся человек, который в острый момент даст ему безоценочное сочувствие. Просто: «Я понимаю, что тебе сейчас тяжело».

Мне кажется очень важным, что среди зрителей и болельщиков конкурса были не только психологи, учителя, руководители образовательных учреждений, но и студенты – психологи будущие, которые получили представление о том, что такое их профессия на практике, в повседневности.

Отдельно следует сказать о большой работе, проведенной работниками краевого психологического центра г. Ставрополя. Они организовали конкурс, готовили финалисток, для которых проводили установочный семинар, консультации и многое другое. «Лучший педагог-психолог – 2015» получился живым, интересным. Хотелось бы, чтобы таким он и оставался, чтобы не постигла его судьба иных профессиональных состязаний, которые со временем, увы, превратились в заорганизованные мероприятия...

Что касается официальных итогов, то они таковы.

Первое место присуждено Ангелине Мясоедовой, педагогу-психологу лицея № 15 г. Пятигорска. По отзывам членов жюри, главные преимущества перед другими ей принесли большой опыт работы, высокий профессионализм. На втором – Елена Михайленко (краевой психологический центр г. Ставрополя). Третье место у Яны Кольченко (СОШ № 10 г. Ессентуки).

Лариса ПРАЙСМАН

Маски и роли / Газета «Ставропольская правда» / 9 декабря 2015 г.