Фемида

Итак, квартира Зинаиды Карпенко стала причиной потопа. Дело было в Кисловодске, правда, самой хозяйки в момент ЧП ни в квартире, ни в городе не было. Потому что живет З. Карпенко в соседнем регионе – в Калмыкии, в селе Троицком Целинного района. Женщина она, не будем скрывать, возраста пенсионного и свою дальнейшую жизнь решила связать со Ставропольским краем. «Здоровье мое неважное, – пишет она, – мне нравится уникальная природа Ставрополья, его богатая героическая история, великодушные жители». Загодя готовясь к переезду, Зинаида Карпенко в 2007 году купила в одной из кисловодских многоэтажек трехкомнатную квартиру, отремонтировала ее.

«В июле 2014 года, – продолжает З. Карпенко, – случилась беда: моя квартира, а также три квартиры, находящиеся под нею, подверглись затоплению. Утечка воды произошла в моей квартире». Женщина на слово поверила работникам ТСЖ, что в затоплении ее вина. И добровольно за свой счет сделала ремонт в двух пострадавших квартирах, самых нижних. Она бы и в той, что находится непосредственно под ее жильем, ремонт сделала, но… не нашла общий язык с хозяевами, так как те «выдвигали заранее невыполнимые требования».

Отметим, что З. Карпенко – человек совестливый и честный, ремонт сделала без всяких понуждений и скандалов. Но когда возникли проблемы с ремонтом третьей квартиры, она выяснила удивительную вещь: утечка произошла... не по ее вине. «Работники ТСЖ попытались перевести все стрелки на меня, – продолжает письмо З. Карпенко, – в расчете на мою юридическую безграмотность». Отметим, что за нее женщина достаточно заплатила, отремонтировав две квартиры.

Оставим за рамками материала вопрос, кто все-таки виноват в затоплении трех квартир. Однако нельзя не отметить тот факт, что, уезжая в Калмыкию, З. Карпенко, оставила ключи сотруднику ТСЖ. Скажу коротко: на мой взгляд, в судебном заседании достоверно не установлено даже место, где случился порыв. Есть две версии. Если следовать первой, виновата квартирохозяйка, если второй – ТСЖ. Суд посчитал, что виновата

З. Карпенко и частично удовлетворил иск «лишь на том основании, – пишет женщина в редакцию, – что я добровольно произвела ремонт в двух других квартирах».

Гораздо интереснее, как развивался сюжет с правовой точки зрения. Когда хозяйка третьей квартиры Роза Албакова подает в суд на Зинаиду Карпенко, дело принимает федеральный судья Кисловодского горсуда Алла Кабатова. И начинаются удивительные вещи.

Как Калмыкия стала Кисловодском

Подсудность – это, попросту говоря, определение места и суда, в который следует обращаться с иском и который будет разбирать дело. Оно строго определено Гражданско-процессуальным кодексом РФ. Причем в его норме заложен «принцип интереса, а именно: лицо, заинтересованное в защите своего права, предъявляет иск в том суде, на территории юрисдикции которого находится ответчик». Применим теорию к практике. Истец Албакова должна была обратиться по месту жительства ответчика Карпенко в Целинный район Калмыкии. (Отметим, кстати, такой небезынтересный момент: сама истица постоянно живет в Москве.)

Хотя ответчица и подавала ходатайство о передаче дела по подсудности в Калмыкию, судья Кабатова отказала. И своим определением просто поменяла место жительства Карпенко: из Калмыкии «переселила» ее в Кисловодск (где она даже не зарегистрирована) на расстояние в 470 километров от места ее работы. Только на основании того, что З. Карпенко в 2014 году провела несколько дней майских праздников в Кисловодске. Не смутило судью и то, что счетчики воды и электричества в кисловодской квартире ответчицы годами показывают одни и те же цифры: они не менялись с октября 2012 по февраль 2015 года. Но я далека от мысли – упаси боже – заподозрить судью Кабатову в какой-либо заинтересованности. Хотя ее упорство в заполучении неподсудного дела, право слово, достойно лучшего применения.

Суд приглашает в прошлое

Самое страшное судебное прегрешение, на мой и не только на мой взгляд, – нарушение принципа состязательности и равноправия сторон. Это конституционный принцип, то есть основа всего российского правосудия. Основа веры и уверенности всех граждан страны в том, что суд выслушает его доводы и разберется по справедливости. По закону. И доверие к российскому суду, которое, скажем правду, не очень велико, основывается как раз на этих принципах.

– Суд изначально встал на сторону истца, – считает Зинаида Карпенко.

Давайте проявим законный скептицизм и не поверим. Но факты... Например, прошло четыре заседания суда, а представитель ответчика смог участвовать только... в четвертом.

– На три первые меня просто заблаговременно не пригласили, – рассказывает Зинаида Карпенко. – Уведомление, переданное телеграфом, о том, что заседание суда назначено на 10.30 7 ноября, пришло через 1 час 36 минут после его начала.

Есть еще два приглашения «в прошлое»: лишь 17 ноября З. Карпенко получила письмо из суда, в котором находилось два извещения, датированные 31 октября и 5 ноября, о назначении дела к слушанию 5 и 7 ноября. По словам представителя Карпенко в суде Сергея Сухоносова, лицам, участвующим в деле, судебные извещения и вызовы должны быть вручены с таким расчетом, чтобы они имели достаточное время для подготовки и своевременной явки в суд. Впрочем, это не только мнение юриста, но и прямое требование статьи 113 Гражданско-процессуального кодекса РФ. Юрист утверждает, что «в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие свое-временное извещение ответчика». Между тем судья Алла Кабатова изначально знала, что Карпенко живет в Калмыкии. Ее адрес был указан в исковом заявлении. Так что с материалами дела ответчица смогла ознакомиться только спустя пять месяцев после возбуждения производства – буквально за неделю до последнего заседания. Тем не менее на прошедших в отсутствии ответчика заседаниях суда было принято решение об аресте кисловодской квартиры Карпенко и назначении экспертизы.

*****

На языке закона описанные несуразицы как раз и называются «нарушение принципа состязательности и равноправия сторон». Лишив ответчицу права участвовать в деле, судья А. Кабатова поставила под вопрос правосудность своего собственного решения, в котором присудила З. Карпенко даже то, что истец не просила (!) в уточненном иске возмещение стоимости поврежденной мебели. А это ни много ни мало более 500 тысяч рублей. Опять же, на языке закона – Гражданско-процессуального кодекса – это определяется как выход суда за рамки заявленных требований.

Сейчас дело будет слушаться в апелляционной инстанции – краевом суде. Зинаида Карпенко просит отменить решение Кисловодского городского суда и передать дело по подсудности – в Целинный район Республики Калмыкия.

Между прочим, в соответствии с постановлением июньского пленума Верховного суда 2012 года нарушение судом первой инстанции норм, устанавливающих правила подсудности, служит основанием для отмены решения суда первой инстанции в апелляции.

Валентина ЛЕЗВИНА

«Неподсудный» потоп / Газета «Ставропольская правда» / 11 июня 2015 г.