Михаил Лермонтов

Михаил Лермонтов

Михаил Лермонтов

Михаил Лермонтов

М. Ю. Лермонтов

М. Ю. Лермонтов

Более двух лет из своей недолгой жизни Михаил Юрьевич Лермонтов провел на Кавказе.

В детстве бабушка возила внука на Кавказские Минеральные Воды, и кавказская тема в раннем поэтическом творчестве Михаила Юрьевича, безусловно, связана с этими поездками.

После кончины матери (Мария Михайловна умерла в феврале 1817 года) маленький Миша проживал с бабушкой Елизаветой Алексеевной Арсеньевой (урожденной Столыпиной) в селе Тарханы Чембарского уезда Пензенской губернии. Зимним вечером 1820 года в усадьбу пришло послание бабушке с далекого Кавказа. Ее младшая сестра Екатерина Алексеевна Хастатова сообщала о житье-бытье и приглашала на лето к себе в гости. Тремя годами раньше другая сестра, Александра, уже побывала с детьми в тех неведомых краях, в имении Шелкозаводском, или просто Шелковском, Кизлярского уезда, близ Терека. Елизавета Алексеевна часто вспоминала ее восторженный рассказ о таинственных землях, чудесных горячих минеральных источниках, исцеляющих все болезни. Впрочем, в ее повествовании присутствовала и печальная нотка: в дороге скончался их отец, глава рода Алексей Емельянович, надеявшийся поправить свое здоровье на Водах. Он был похоронен в имении Столыпиных Новостолыпиновка в десяти верстах от Георгиевска. (Таким образом, и прадед Лермонтова нашел упокоение на ставропольской земле. – Ред.)

В большой семье Столыпиных, известной в губернии, было четыре дочери и пять сыновей. Екатерина Алексеевна в молодости вышла замуж за кавказца, генерал-майора Акима Васильевича Хастатова, сослуживца А.В. Суворова, и уехала к нему на родину. Овдовев в 1809 году (супруг скончался от ран), она осталась жить с двумя дочками и сыном в имении Шелкозаводском. Там же проживал с семьей Павел Петрович Шан-Гирей, который был женат на старшей дочери Хастатовой – Марии Акимовне. Кроме имения Хастатова имела два турлучных дома под камышовыми крышами на Горячих и Кислых Водах.

К весне 1820 года Елизавета Алексеевна определилась с поездкой, решив взять с собой подросшего Мишу, которому шел шестой год. К поездке готовились тщательно, путь предстоял неблизкий. В те годы Кавказские Воды оставались для большинства россиян малоизвестными, а само путешествие не только длительным, но и порой весьма опасным. И вот в конце апреля – начале мая, когда дороги стали просыхать после весенней распутицы, бабушка с внуком и многочисленной дворней отправилась на Кавказ...

Вторую поездку Елизавета Алексеевна совершила опять-таки с внуком в 1825 году. Ехали по уже знакомой дороге. Жили, естественно, у Хастатовых на Горячих Водах. Бабушка возила Мишу и на Железные, Кислые Воды, и в имение Шелкозаводское. К октябрю возвратились в Тарханы. Причем Елизавета Алексеевна уговорила свою племянницу Марию Акимовну Шан-Гирей и ее мужа Павла Петровича переехать к ней поближе – в Пензенскую губернию. Их старший сын Аким Павлович (приходился поэту по женской линии троюродным братом) вспоминал: «Все мы вместе переезжали осенью 1825 года из Пятигорска в Тарханы, и с этого времени мне живо помнится смуглый, с черными блестящими глазками Мишель, в зеленой курточке и с клоками белокурых волос надо лбом, резко отличавшихся от прочих, черных как смоль». Аким Павлович был одним из немногих друзей Лермонтова, посвящаемых поэтом в его творческие замыслы.

Целый год семья Шан-Гиреев жила в Тарханах в усадьбе Елизаветы Алексеевны. Через год они приобрели соседнее имение Апалиха.

Романтические картины Кавказа крепко сохранились в памяти одиннадцатилетнего подростка трогательным воспоминанием и не могли не сказаться на его раннем творчестве. У Михаила Юрьевича были цепкая память, острый взгляд на мир. Любознательный подросток расспрашивал о жизни на Кавказе Марию Акимовну и особенно Павла Петровича, участника ермоловских походов, штабс-капитана в отставке. Прожив на Кавказе пятнадцать лет, П.П. Шан-Гирей хорошо узнал быт горцев, их культуру, обряды, песни, обычаи. Дружба между Михаилом Юрьевичем и Павлом Петровичем не прекратилась и после переезда Елизаветы Алексеевны с внуком в Москву в 1827 году. Последующие жизненные события – учеба в университетском благородном пансионе, новые друзья и знакомые, шумная студенческая молодость – не заслонили трепетного чувства от первых встреч с Кавказом.

Уже в 1828 году в тетрадях Михаила Лермонтова появляются произведения на кавказскую тему. В 1829 году была написана «Грузинская песня». Недалеко от имения Хастатовых на Тереке жили несколько десятков грузинских и армянских семейств, приписанных к казачьему сословию. Там, очевидно, Лермонтов и слышал песню, послужившую основой этого стихотворения. В автографе – позднейшая приписка Лермонтова: «Слышано мною что-то подобное на Кавказе».

Стихотворение «Черкешенка» (1829) – это тоже память о пребывании в имении Хастатовых. В непритязательных, но таких искренних, вдохновенных строчках уже проглядывает расцветающий поэтический дар.

Я видел вас: холмы и нивы,

Разнообразных гор кусты,

Природы дикой красоты,

Степей глухих народ счастливый

И нравы тихой простоты!

Но там, где Терек протекает,

Черкешенку я увидал, -

Взор девы сердце приковал;

И мысль невольно улетает

Бродить средь милых, дальных скал.

В 1830 году, обучаясь в Московском университете, Михаил Юрьевич написал посвящение «Кавказу», облик которого часто возникает в его памяти, будит творческое воображение.

Кавказ! далекая страна!

Жилище вольности простой!

И ты несчастьями полна

И окровавлена войной!..

Ужель пещеры и скалы

Под дикой пеленою мглы

Услышат также крик страстей,

Звон славы, злата и цепей?..

Нет! прошлых лет не ожидай,

Черкес, в отечество свое:

Свободе прежде милый край

Приметно гибнет для нее.

Юный поэт ведет разговор с Кавказом как с братом, с другом. Он советуется с ним, доверяет ему:

Тебе, Кавказ, суровый царь земли,

Я снова посвящаю стих небрежный.

Как сына, ты его благослови

И осени вершиной белоснежной.

От ранних лет кипит в моей крови

Твой жар и бурь твоих  порыв мятежный;

На севере, в стране тебе чужой,

Я сердцем твой, —

                всегда и всюду твой!..

Зародившаяся с детства восторженная любовь поэта к Кавказу была безграничной, раз и навсегда преданной.

Хотя я судьбой

            на заре моих дней,

О южные горы,

               отторгнут от вас,

Чтоб вечно их помнить,

             там надо быть раз:

Как сладкую песню

               отчизны моей,

Люблю я Кавказ.

Словом, Кавказ, край вольности, чести и благородства, край отважных воинов и гордых красавиц, мужественных горцев и самоотверженных казаков, край войны и куначества, на долгие годы, до самой смерти, будет сопровождать Михаила Юрьевича, а в русской литературе возникнет дорогое для нас понятие «Лермонтовский Кавказ».

,

Синие горы Кавказа, приветствую вас! / Газета «Ставропольская правда» / 26 июля 2013 г.