Около десяти лет назад жители Ставрополья впервые увидели на телеэкране передачи, рассказывающие о православии. Потом эти программы стали еженедельными. А сегодня при Ставропольской и Невинномысской епархии действует самая настоящая телестудия с понятным каждому ставропольцу названием – «Град Креста». Благодаря ее программам нам становится известно о том, как идет сегодня жизнь православных храмов, какие в них служат люди, какую многогранную деятельность ведет церковь.

В студии «Града Креста» (слева направо): В. Гринев, О. Зверева, Л. Мельник, Я. Лазуткин и Л. Склярова.

В студии «Града Креста» (слева направо): В. Гринев, О. Зверева, Л. Мельник, Я. Лазуткин и Л. Склярова.

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

«Град Креста»

«Град Креста»

О студии рассказывает ее основатель и бессменный руководитель Лолита Склярова, которую тысячи телезрителей, конечно же, хорошо знают по десяткам интересных репортажей, бесед, путевых заметок из поездок по епархии.

– Лолита, еще не так давно многим трудно было представить появление священника в телевизионной студии, но вами и вашими коллегами пройден уже достаточно солидный путь. С чего же все начиналось?

– Когда-то я занималась программой «Новое утро» на АТВ, компания была молодая, мы еще многому учились у более опытных, и вот заинтересовались понравившимися рубриками «Православная азбука» и «Домострой». Однако для утренней программы они не подходили, требовали более внимательного, несуетливого отношения. Так появилась идея предложить епархии создать специальную программу. Надо сказать, до этого контактов с церковью у телевизионщиков было еще очень мало, и мои коллеги восприняли предложение скептически. Но нас услышал возглавлявший епархию митрополит Гедеон, который, несмотря на то что был человеком, казалось бы, другой эпохи, очень мудро разглядел важность начинания. Владыка и благословил название «Ставропольский благовест», причем с ударением на первом слоге в слове «благовест», согласитесь, звучит как-то особенно одухотворенно. Оно укоренилось и живо до сих пор.

Естественно, поначалу не было никаких знаний в этой специфической области, но очень хотелось освоить «православное поле», было четкое ощущение, что зрителю это нужно. Наше огромное счастье, что с самого начала работа шла под внимательным окормлением со стороны епархии. С первых дней на съемки с нами обязательно выезжал священник, а в редколлегию входили такие известные люди, как нынешний якутский владыка Роман, пятигорский владыка Феофилакт, благодаря им это был период расцвета православного ТВ. А четыре года назад владыка Феофан, который, как вы знаете, очень любил прессу, был человеком общительным, открытым, горячо поддержал предложение создать собственную студию, способную производить программы самостоятельно… Это объяснялось еще и тем, что светские журналисты не всегда правильно освещают жизнь конфессий, тема отличается особой лексикой, негласными правилами поведения в кадре… Буквально за несколько месяцев все было сделано, закуплена аппаратура, начали создавать еще одну программу – «Преображение», ее уже полностью монтировали в своей студии. Она отличается более информационным, динамичным характером, рассказывает о событиях в епархии. В «Ставропольском благовесте» главными формами утвердились проповедь, беседа священника, у программы свой темпоритм, своя манера разговора со зрителем.

– За годы работы студии зрители узнали много нового о жизни церкви, познакомились благодаря вам с многими интересными ее представителями.

– Да, гостями и героями программ были самые разные люди, и известные, и не очень известные. Мне особенно запомнились поездки в монастыри Северной Осетии, поскольку епархия в ту пору была очень обширной, колесили по всему Северному Кавказу. Считаю, очень необычными получились интервью с настоятельницей Аланского женского монастыря матушкой Нонной Багаевой и отцом Антонием, настоятелем Феогдонского мужского монастыря. Эти люди мне глубоко симпатичны, они такие удивительные, в чем-то загадочные. Не раз довелось встречаться с редактором журнала «Фома», руководителем Синодального информационного отдела Владимиром Легойда, с знаменитым теологом дьяконом Андреем Кураевым, сектоведом Александром Дворкиным… Словом, целая плеяда изумительно интересных собеседников. Это лишь стороннему человеку кажется, что жизнь епархии ограничивается стенами храмов, но церковь в широком смысле – живой организм, здесь трудится большое количество людей, занимающихся миссионерской деятельностью – образовательной, связанной с медициной, казачеством… И каждый достоин отдельного рассказа.

– Жизни церкви все больше внимания уделяет и светская пресса, но у РПЦ появилось немало собственных СМИ – газеты, радио- и телестудии, сайты в Интернете. Появилось даже такое определение «православный журналист». На ваш взгляд, насколько оно верно?

– По этому поводу ведется много споров. Мне кажется, что деление на православных и неправославных все же неправильное. Есть журналистика профессиональная, и здорово, когда удается привлечь к сотрудничеству именно профессиональных людей. Помнится, еще десять лет назад мои коллеги-телевизионщики смотрели на меня как на человека… странного. Но постепенно менялось это отношение ко мне, к моей работе, а в чем-то – и к церкви вообще. Именно благодаря самому факту существования программы на экране. Кстати, канал АТВ многие годы измерял рейтинги программ, у «Благовеста» они всегда были довольно высокими, значит, многие смотрят нас. Об этом говорят при встрече и люди в тех городах и селах, куда приезжаем за новым сюжетом. Знаю, что кассеты с записями наших программ нередко используют на занятиях воскресных школ, при обучении детей. А это ставит перед журналистом совершенно иную, более высокую планку ответственности. Это ведь уже не то, что сегодня сюжет вышел в эфир, а далее – на архивную полку. По сути, пишется своего рода летопись епархиальной жизни – как изменились за десять лет храмы, изменились и люди, приходящие в эти храмы. Как появились новые духовные места – тот же Татарский Святой источник близ Ставрополя, новые храмы в селах, даже уже теперь не по одному, храмы при вузах, больницах, учреждениях…

– Журналист, работающий в ваших программах, в душе, наверное, должен гармонично соответствовать содержанию этой работы? Это не просто человек с улицы…

– В период работы в светской телекомпании такого выбора у меня не было, но все равно старалась работать с теми, чьи внутренние качества мне ближе, взять такого оператора, за которого мне не будет стыдно в храме, так же и с монтажерами. Это необъяснимый внутренний посыл – чувствуешь человека. Интересно то, что, соприкасаясь с православием в процессе работы, сам сотрудник начинает меняться, постепенно идет его воцерковление, он не может по-другому, он ведь слышит наши беседы со священниками и впитывает все это. И теперь ребята, когда снимают, а потом монтируют материал, несомненно, видят в каждом человеке образ Божий. В нашей тематике важна деликатная съемка, важно человека правильно подать зрителю, не «наехать» на него камерой слишком в упор (такое случается на ТВ). Это требует такта, внутренней культуры отношения к человеку, к которому мы подходим так близко: мы его «разглядываем» и посредством камеры даем возможность посмотреть на него широкой аудитории. А часто бывают интервью почти исповедальные, откровенные, требующие предельной чуткости, и далеко не все моменты этих бесед, пускай самые интересные, можно выносить на экран. Потому что человек, доверяясь тебе в беседе, перестает думать о камере. Светские каналы именно это часто и выносят на публику. У нас же нередко что-то остается только в записи. Я по этому поводу обращалась за советом к своему духовнику и наставнику, ведь мы делаем программы не из праздного любопытства.

– Знаю, народ смотрит вас с интересом, порой – с любопытством. А как воспринимают вас сами служители церкви?

– Немало священников работает с нами постоянно – в качестве редакторов и ведущих. В целом понимание со стороны священников есть. Некоторые, бывает, боятся камеры или по каким-то причинам не хотят давать интервью, этому еще нужно учиться. Например, владыка Роман говорил, что за годы работы в программе вообще перестал замечать камеру, научился ориентироваться в телевизионном времени и пространстве, общаться с аудиторией. А это не просто – сидя одному перед объективом, обращаться к невидимому собеседнику. Благодаря ведущему программа имеет свой стиль – спокойный, благожелательный, неторопливый: человек в сане простым понятным языком объясняет, по сути, как нужно жить. И от него самого требуется не только наличие знаний, но и определенная внутренняя сила, если хотите – харизматичность. Чтобы его услышали, поняли.

– Представьте ваш сегодняшний рабочий коллектив.

– Мы практически полностью укомплектовали две съемочные группы – это операторы Ярослав Лазуткин и Роман Гапонов, режиссеры монтажа Виталий Гринев и Оксана Зверева, корреспонденты Людмила Мельник и Евгения Лысова – еще студентки факультета журналистики СГУ, но уже очень успешные. Например, Женя недавно в порядке поощрения по приглашению пресс-службы губернатора ездила в Москву на стажировку в ИТАР-ТАСС. Все ребята очень талантливые, перспективные. Недаром в 2011 году «Ставропольский благовест» и «Преображение» стали лауреатами Международного конкурса православных программ «Радонеж». Стараемся развиваться. Ранее «Ставропольский благовест» выходил на канале РЕН, «Преображение» на канале СТВ, «Град Креста» – на канале Россия-24, с нового года он будет транслироваться на «Культуре», и также с нового года все три будут идти на канале «Союз». Каждая программа по 15 минут, а «Преображение» – еще и с сурдопереводом.

– Над чем сейчас работаете и какие ближайшие планы?

– Готовим праздничные рождественские выпуски, интервью с правящим архиереем, владыка Кирилл поделится своими детскими воспоминаниями об этом празднике, о традициях своей семьи. Намечаем сюжеты, посвященные Ставропольской духовной семинарии, которой исполнилось 165 лет. Продолжим рассказывать о социальном служении церкви.

– Вы при этом не ограничиваетесь только деятельностью церкви, затрагиваете и вопросы светской жизни?

– Да, у нас есть такие рубрики. Например, в «Преображении» рассказываем о православной кухне с участием жены священника – матушки Христины. Нередко нашими собеседниками становятся люди невоцерковленные, но своим служением, своей жизнью несущие высокие нравственные ценности. Нас волнуют темы внутренних переживаний человека, его духовных исканий, размышлений об обществе, в котором мы все живем. Хочется начать выпуск детской и молодежной программ, мечтаем о создании телевизионных портретов творческих людей. Думаем улучшить оформление самой студии, а в перспективе – расширить ее помещение, обеспечить современными подвижными декорациями и звукоизоляцией.

*****

Вот так православная церковь через работу студии и других публичных институтов реализует актуальную задачу – выходит за пределы храма и церковной ограды. И в день Рождества Христова ставропольские зрители вновь услышат знакомые позывные: «В эфире – «Град Креста».

Наталья БЫКОВА