Ракетно-стартовый комплекс С-75.

Ракетно-стартовый комплекс С-75.

© Фото из архива Г. Никулина.

 Генеральный конструктор П. Д. Грушин.

Генеральный конструктор П. Д. Грушин.

© Фото из архива Г. Никулина.

Непосредственное участие в создании С-75 принимал выпускник кисловодской школы № 14, лауреат Государственной премии СССР Геральд Никулин.

– С 1956 года я работал в Центральном конструкторском бюро специального машиностроения в Ленинграде, при участии которого к 1960 году был создан ракетно-стартовый комплекс С-75, способный поражать маневрирующие цели на высотах до 30 километров, – вспоминает Геральд Николаевич. – Началось его массовое производство, однако отправка в войсковые части неожиданно затормозилась. Выяснилось, что при заводских испытаниях не обеспечивается проверка прочности пусковых установок на максимальную нагрузку. Военные отказались принимать готовую продукцию заводов Ленинграда, Урала и Сибири и потребовали обеспечить проведение испытаний с нагрузками, на 20 процентов превышающими максимальные при старте ракеты.

Но как это сделать? Инженеры ЦКБ специального машиностроения, в том числе и Геральд Никулин, в сжатые сроки разработали и внедрили в практику испытаний весьма экономичный и удобный в применении испытательный реактивный снаряд (ИРС) с двигателем, обеспечивавшим широкую регулировку реактивной силы. Таким образом возникшая проблема была снята. И вот что вскоре случилось.

– В праздничный день 1 Мая рано утром с пакистанского аэродрома поднялся военный самолет НАТО с заданием пролететь через Урал и Прибалтику, фотографируя военные и промышленные объекты на территории СССР, – рассказывает Геральд Никулин. – Самолет У-2 шел на высоте 27 километров, недосягаемой для тогдашних средств ПВО Советского Союза. При приближении к Свердловску он вошел в зону действия только что установленной батареи зенитных управляемых ракет комплекса С-75. Учитывая, что вероятность поражения одной ракетой была хотя и очень высокой, но все же не стопроцентной, вслед за первой ракетой была пущена и вторая. Первая ударила в хвост У-2, и он стал падать. Вторая, имея головку самонаведения, нашла, догнала и уничтожила выходивший из зоны поражения один из советских истребителей, которые безуспешно атаковали самолет-нарушитель (им не хватило высоты полета). Летчик нашего истребителя, к сожалению, погиб, а американский опустился на парашюте и был задержан. Возник международный скандал. СССР обвинял США в провоцировании военного столкновения, а нам ставилось в вину, что в мирное время сбили самолет, который якобы проводил метеонаблюдения над Пакистаном, где летчику стало плохо, после чего связь с ним прекратилась. После двух суток взаимных обвинений первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев объявил, что летчик жив, взят в плен и дает показания. Над шпионом Пауэрсом, гражданином США, был устроен открытый судебный процесс, который широко транслировался. Всем стало ясно, что у Советского Союза появился надежный ракетный щит.

Многие участники работ по этой теме получили правительственные награды и премии, но самой большой чести, конечно, удостоился генеральный конструктор зенитных управляемых ракет Петр Грушин. Как только стало известно, что его ракета с головкой самонаведения на большой высоте настигла самолет-нарушитель, Хрущев сразу же приехал к нему на подмосковную дачу, тепло поблагодарил и вручил Золотую звезду Героя Социалистического Труда.

Николай БЛИЗНЮК

Рождение ракетного щита / Газета «Ставропольская правда» / 29 апреля 2011 г.