Жилищно-коммунальное хозяйство (ЖКХ)

Жилищно-коммунальное хозяйство (ЖКХ)

© Коллаж В. КОВАЛЕНКО

Корреспондент «СП» попытался разобраться в этом вопросе на примере одного предприятия — Минераловодского филиала ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» Минераловодского «Водоканала». И выяснил, что стенания сотрудников сферы ЖКХ, мягко говоря, преувеличены — денег, получаемых в виде платежей от населения за водоснабжение и водоотведение, вполне бы хватило для образцово-показательной работы, если бы они, то есть деньги, расходовались по прямому назначению.

Минводы без воды

Вода, как известно, источник жизни. И за этот источник мы платим — кто больше, кто меньше, но свои кровные за то, чтобы в кране была Н2О, выкладывают все. А вот в Минеральных Водах (несмотря на то, что тариф на живительную влагу один из самых высоких по краю – он составлял в прошлом году 36 рублей 77 копеек за кубометр) хронические перебои с подачей воды в дома уже стали притчей во языцех — эта беда преследует горожан уже долгие годы. Хотя воды, подаваемой в Минеральные Воды, достаточно для круглосуточного бесперебойного водоснабжения. У города, в отличие от многих других населенных пунктов края, есть четыре источника водоснабжения: Малкинский водовод, Кубанские сооружения водоснабжения, Юцкий водопровод и водопровод канала Широкого.

О том, что «обезвоживание» стало проблемой номер один в Минводах, свидетельствуют письма его жителей в редакцию. Общий тон посланий таков: местный водоканал, пользуясь правами монополиста, устроил горожанам неслабую «кузькину мать»: годами вода во многие дома подается «по графику» — всего несколько часов в день, но плата за нее берется по полной программе. При этом регулярные прорывы на магистралях не устраняются сутками, и живительная влага, так и не дошедшая до тех, кто за нее исправно платит, тысячами кубов уходит в землю-матушку. При этом ни достучаться, ни докричаться до руководства водоканала люди не могут, как и дождаться ответа: куда «утекают» деньги, полученные от населения и предприятий.

Растраченные миллионы

По всей видимости, проблемы с водоснабжением Минеральных Вод годами не сильно волновали и головное предприятие – краевой водоканал. Ровно до той минуты, когда стало ясно – ситуация грозит социальным взрывом: в мэрии города лежали заявления, подписанные десятком тысяч жителей, о проведении акции протеста против неудовлетворительной работы местного водоканала, а обыватели недвусмысленно пригрозили властям и «водяным чиновникам» устроить «майдан» похлеще киевского. Вот только тогда ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» решило проверить, насколько рачительно ведет свою финансово-хозяйственную деятельность его филиал. В Минеральные Воды нагрянула рабочая группа из краевого центра. И выводы ее проверки оказались неутешительными. Согласно справке по итогам проверки финансово-хозяйственной деятельности Минераловодского водоканала за 2008-2009 годы и первое полугодие 2010 года цитирую: «...сумма экономически не обоснованных и документально не подтвержденных расходов составила 12426185,65 рубля». Что, на мой взгляд, означает: более 12 миллионов целковых, которые могли бы пойти на работу по обеспечению качественного водоснабженя, были потрачены предприятием на цели, далекие от производственной. Так куда же «уходили» денежки? Список неоправданных трат занял целых 40 печатных страниц: это и зарплата так называемым «мертвым душам» – работникам, числящимся в штате, но фактически не работающим на предприятии; и не нашедшие, по мнению проверяющих, экономического обоснования выплаты вознаграждений по договорам на оказание услуг; и неоправданное списание ГСМ на арендованный и служебный автотранспорт, и многое другое.

Кстати говоря, выводы внутреннего аудита подтвердила и так называемая «внешняя» аудиторская проверка, которую проводила одна из ставропольских фирм. И, кроме того, нашла еще множество других «шероховатостей». И в их числе – неоправданные издержки и сборы в третейских судах.

Троянский конь

Надо отметить, что Минераловодский водоканал в своих взаимоотношениях с абонентами «изобрел» правовое ноу-хау, включив в договоры так называемую третейскую оговорку. Проще говоря, юридически закрепил, что все судебные споры, возникающие между предприятием и потребителем, могут быть разрешены лишь в одной инстанции – третейском суде под названием «Арбитражный суд на КМВ при юридическом центре на КМВ «Арбитр».

Само по себе разбирательство в третейском суде – дело для россиян уже привычное, это своеобразная альтернатива судам федеральным. Только и здесь есть подводные камни. Например, решение третейского суда, по существу, обжалованию не подлежит, в отличие от решения государственного суда. А оснований для его отмены или оспаривания совсем немного — только процессуальные моменты.

Не знаю, осведомлены ли были обо всех нюансах третейского разбирательства абоненты Минераловодского водоканала или подписывали договоры, как это водится в России, особо не вникая в содержание. (Впрочем, особого выбора при подписании договора у людей не было – третейская оговорка была заложена в типовой договор: хочешь – подписывай, не хочешь – сиди без воды.) И, как мне кажется, многие из потребителей поплатились за доверчивость. Для них третейская оговорка стала настоящим троянским конем.

Судя по документам, попавшим в распоряжение «СП», в 2000 году в Железноводске была создана общественная организация инвалидов «Юридический центр на КМВ «Арбитр», одним из учредителей которой выступил Олег Осадчий, избранный председателем правления. При «Арбитре» немного позже и был создан уже упоминавшийся третейский суд. А уж третейских судей принимал на работу председатель правления «Арбитра» – то есть господин Осадчий. В чем фокус? Да в том, что одновременно он трудился и начальником юридического отдела в Минераловодском водоканале. Как хотите, но этот факт лично меня наводит на определенные мысли. Например, никакая тетя Маша или дядя Петя просто по определению не могли бы выиграть спор у водоканала. Практика показывает, что так оно, за редким исключением, и было. Впрочем, парадокс, но радости от выигранных дел самому Минераловодскому водоканалу тоже было мало. Почему? Да потому что в отличие от госпошлин в федеральных судах, суммы которых исчисляются парой тысяч рублей, третейские расходы и сборы исчисляются десятками, а то и сотнями тысяч целковых – их размеры устанавливает сам третейский суд. И проиграл водоканал дело или выиграл – в основном он оставался в накладе.

Вот только два примера: некий житель Минвод К. задолжал водоканалу семь тысяч рублей, которые предприятие решило взыскать с должника через третейский суд. Суд исковые требования водоканала удовлетворил и своим решением обязал К. эти деньги водоканалу выплатить. Однако сумма судебных издержек и третейского сбора для водоканала вылилась в 45 тысяч рублей. Или другой случай: обратился как-то водоканал в третейский суд с иском о взыскании задолженности за водоснабжение и водоотведение. Сумма долга немалая – более трех миллионов рублей. Да вот незадача – срок исковой давности оказался пропущен (как этого нюанса не заметили в юридическом отделе водоканала, ума не приложу? – У.У.), и, естественно, третейский судья в удовлетворении иска отказал. Тем не менее 70 тысяч рублей третейского сбора и 100 тысяч рублей судебных расходов водоканал выложил как одну копеечку.

Так для чего водоканалу эта «заморочка» с третейским судом, для которого, похоже, предприятие было весьма прибыльной «дойной коровой»? И почему простых потребителей монополист поставил в столь невыгодные условия при судебном отстаивании своих интересов? Почему так нерационально, судя по выводам аудита, расходовались деньги, вместо того чтобы использовать финансы на благо жителей?

Кто стрелочник?

Все эти вопросы мы хотели задать непосредственно директору Минераловодского водоканала — Петру Петренко, для чего и отправились в Минводы. Но, увы... В приемной нам ответили, что встретиться с Петром Петровичем нет никакой возможности — с середины августа и по сей день он (замечу, это был конец декабря прошлого года) находится на больничном. Кстати, журналистам «СП» удалось выяснить, что за весь 2010 год Петр Петрович, занявший должность директора всего немногим более года назад, на рабочем месте провел в общей сложности около трех месяцев, остальное время бюллетенил. Так что, видимо, и не очень в курсе происходящего на его предприятии.

«Отдуваться» перед прессой пришлось его первому заместителю — Игорю Шикину, занимающему этот пост с сентября 2010 года. Руководство крайводоканала, видимо, также измученное неразберихой в дочернем предприятии и постоянным отсутствием на рабочем месте его директора, «бросило» Шикина на амбразуру — наводить порядок в водном хозяйстве города, при этом наделив его весьма солидными полномочиями. И он не стал скрывать, что доставшееся ему хозяйство весьма и весьма запущенное. Однако не безнадежное — все можно поставить на «правильный» путь, что сейчас и делается.

– Все беды предприятия от того, что много лет в Минераловодском водоканале никто ничем толковым, на мой взгляд, не занимался, – рассказывает И. Шикин. – Я, честно, был в ужасе: здесь даже не было документальной схемы водопроводных сетей, и невозможно было определить, где наши сети, где не наши. Пришлось восстанавливать по крупицам всю эту документацию, брать «наши» сети на баланс. Должности главного инженера здесь также не было, что само по себе парадоксально – ведь это ключевое техническое лицо в структуре предприятия! Пришлось вводить в штат эту должность. Но самое глобальное упущение — долгие годы на предприятии не занимались проблемой утечки воды. Даже водомеры «на входе» в населенные пункты практически нигде не установлены, так что никто не знал, сколько воды получит город, сколько подается потребителям, а сколько «утекает». Еще одна проблема – в городе нет ни одного водопровода-спутника. Так что сегодня при утечке в одном дворовом водопроводе водоканалу приходится отключать подачу воды во всех соседних дворах, и без нее сидят десятки и десятки домов. Кроме того, в договорах, заключенных с абонентами, фигурируют такие пункты, как подача воды «по графику» — то есть не в полном объеме, хотя по закону она должна подаваться круглосуточно. А оплата бралась как за бесперебойную подачу. Сейчас мы такие «интересные» договоры перезаключаем в пользу потребителя.

Сделано, как уверяет И. Шикин, многое: взяты на обслуживание все сети, в том числе и бесхозные, контролируются и оперативно устраняются утечки. Результат – пресловутые перебои ушли в прошлое, вода в городе есть везде круглые сутки. Кроме того, по приказу генерального директора ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» ликвидируется пресловутая третейская оговорка в договорах с абонентами. Вплотную, по словам И. Шикина, занялись и экономией: например, собрали весь автотранспорт в одном месте – дабы не было у шоферов соблазна подхалтурить на казенной машине и с «дармовым» топливом в выходной день. Под жесткий контроль поставлен и расход горюче-смазочных материалов: все машины водоканала оснастили системой «Глонасс». Это уже позволило предприятию в два раза сократить расходы на ГСМ.

В общем, каждая копейка теперь на учете. И это, по словам И. Шикина, очень не понравилась кое-кому из «старой гвардии» Минераловодского водоканала.

– Саботаж начался с первого дня: когда мы с генеральным приехали в Минводы, чтобы представить меня коллективу, ни одного руководителя на месте не оказалось: они все срочно ушли на больничный, – рассказывает он. – Вылилось это в то, что инженерно-технический состав водоканала посетила «эпидемия»: ежедневно по 20 – 30 сотрудников «заболевали» и уходили на больничный. Я был вынужден писать в минздрав края, главврачам лечебных учреждений и отсылать в страховые компании запросы с требованием подтвердить правильность и законность выдачи больничных листов сотрудникам водоканала. Эта мера возымела действие — народ стал экстренно «выздоравливать». И… писать на меня жалобы в разные инстанции да кляузные анонимки. Кое с кем, конечно, пришлось расстаться – с начальником юридического отдела, например, хотя и не без скандала и судебных разбирательств. Кое кто, поняв, что больше поживиться не удастся, ушел сам.

Познакомиться с одним из авторов разоблачений «бесчинств новой команды под предводительством Шикина» довелось и мне. Трехстраничное письмо, подписанное гордо: «коллектив», содержит уйму сведений, которые, как полагают авторы, наглядно демонстрируют профнепригодность первого зама: он, например, цитирую, «запретил ставить личный транспорт сотрудников во дворе предприятия под предлогом того, что водоканал — объект повышенной важности», «установил сигнализацию и магнитный замок у себя в кабинете» и – страшное прегрешение – «собирается устанавливать сигнализацию и видеонаблюдение по всему офису». Кроме того, негодуют авторы анонимного послания, Шикин проводит совещания руководителей отделов так часто что они, совещания, являются инструментом психологического давления и запугивания. И финальный аккорд: «ходят слухи, что все помещения водоканала прослушиваются, так что мы боимся даже разговаривать друг с другом». Вывод: такая невыносимая обстановка и привела к тому, что работники стали часто болеть. Комментарии, как говорится, излишни.

Глас народа

Между тем действия И. Шикина и его сторонников вселяют надежду на лучшее. И, что немаловажно, налаживается диалог с представителями власти. Например, на сайте ставропольского законодательного собрания появилась такая информация: «Состоялась встреча руководства минераловодского «Водоканала» с депутатом Думы СК А. Шириновым и квартальными (в Минводах это люди, выполняющие функции председатей микрорайонов. — У. У.). Айдын Ширинович назвал встречу долгожданной. Долгие годы предыдущее руководство игнорировало общественность, не желая обсуждать острые наболевшие вопросы. Проблемы наконец были обсуждены и найдены пути решения».

Как говорится, доверяй, но проверяй. И я решила встретиться с теми людьми, которые писали жалобы в «СП», чтобы выяснить, появилась ли в их доме вода после прихода «молодых и активных».

– Слава богу, вот уже которую неделю мы с водой, – говорит Галина Бурлуцкая. – И не по два часа в день, как раньше, а практически круглые сутки: если и выключают, то только по ночам.

– Для нас сейчас прямо диво дивное – включаешь кран, вода течет, – вторит ей Виктор Титов. – Прямо рай земной. Не то что недавно: запасались водой впрок, словно не на курорте живем, а в пустыне.

Долго ли продлится водяное счастье минераловодчан, не знаю, хочется верить, что оно навсегда.

Однако смущает одно обстоятельство: если «копнуть» поглубже, да с участием контролирующих органов, букет нарушений можно найти на любом предприятии ЖКХ. Многолетние бесконтрольность и безнаказанность (ведь даже «разгромные» итоги внутренней проверки Минераловодского водоканала пока что не повлекли никакого наказания для виновных) привели к тому, что в сфере ЖКХ мы имеем то, что имеем: халатность, воровство, шкурничество и удивительную способность избегать любой ответственности за любую учиненную пакость. И как результат – «самую убитую сферу».

Вода сквозь пальцы / Газета «Ставропольская правда» / 15 января 2011 г.