В многоэтажке на одной из самых оживленных улиц краевого центра я живу уже три года. И за это время своего участкового милиционера в глаза не видела. И даже имени-отчества его не знаю. Впрочем, и он со мною знакомиться не спешит. И, наверное, это не худший вариант – ни у меня, ни у него пока, слава богу, нет повода для знакомства. 

Леонид Добрынин служит участковым уполномоченным в общей сложности уже 14 лет

Леонид Добрынин служит участковым уполномоченным в общей сложности уже 14 лет

© Фото: Юлия ФИЛЬ

И все же как-то это, на мой взгляд, неправильно. И вот почему – буквально на днях из любопытства я обзвонила десятка три знакомых – как городских, так и проживающих в сельской местности. Всем задавала один и тот же вопрос: знаете ли вы своего участкового уполномоченного милиции? Результат «соцопроса» таков: практически ни один из горожан своего «анискина» ни в лицо, ни по фамилии припомнить не смог. Совсем другой коленкор – сельчане. Местного блюстителя порядка знают практически все, и не только по имени-отчеству. Им известны телефон (как рабочий, так и мобильный) и адрес, часы приема и даже его семейное положение.

И это неудивительно – в селе люди живут как одна большая семья, все друг друга знают, все друг у друга как на ладони. А у сельского участкового около двухсот обязанностей, и на своем участке он представляет практически все подразделения милиции в одном лице. Приходится пресекать правонарушения, обеспечивать законность и порядок на подведомственной территории, выезжать на места совершения преступлений. Кроме того, совместно с инспекторами участковый следит за жизнью и воспитанием детей, растущих в неполных и неблагополучных семьях. Приходится разыскивать без вести пропавших и преступников. Такое должностное положение требует высокого профессионализма, знания оперативной обстановки на участке, умения использовать в своей работе не только арсенал милицейских средств и методов, но и психолого-педагогические навыки. В общем, эдакий шериф, отвечающий за все, что происходит на его территории, и находящийся в курсе всех событий и проблем.

Круглосуточная вахта

Леонид Добрынин (на снимке) служит участковым уполномоченным в общей сложности уже 14 лет. А в селе Красном Грачевского района – всего пару месяцев, как принял пост местного «анискина». Но и за это время успел перезнакомиться с доброй половиной жителей, узнать, как они живут и что от них ожидать в плане законопослушания. А так называемый подучетный элемент – условно осужденных, освободившихся из мест лишения свободы, склонных к совершению преступлений и просто асоциальных личностей – знает наперечет, они у него под постоянным контролем. Участковый пункт милиции пустует редко – посетителей тут каждый день хоть отбавляй. Вот и во время нашей беседы с Леонидом к нему для решения какого-то своего вопроса заглянула девушка по имени Таис. Она – из числа так называемых «подучетников», некоторое время назад была осуждена условно за... Впрочем, не важно, за что. Главное, ошибку свою осознала и на путь исправления встала: устроилась на работу, бросила вредные привычки, в общем, другой человек. Девушка оказалась словоохотливой и рассказала, что частенько обращается к Добрынину то за помощью, то за советом. Знает, что здесь ее внимательно выслушают и никогда в содействии не откажут.

– С любой бедой люди спешат в «участок», – рассказывает Леонид Добрынин. – Сосед хулиганит, музыка громко играет, сняли шапку, обидели ребенка, собака покусала, межу поделить не могут... И каждый вопрос нужно тщательно разобрать. Причем даже тот, что к милицейской компетенции не относится. А как же иначе? Например, землю поделить соседи не могут: один говорит – эти полметра мои, другой – нет, мои. На первый взгляд, участковому в это дело влезать не надо – пусть суд разбирает, чья земля. Но ведь само название «участковый» происходит от слова «участие», а это значит, я не могу оставаться в стороне. Ну не поеду я на разбор того же земельного спора, бог знает, чем там дело закончится: может, передерутся, изувечат друг друга. А так выехал на место, разобрался, проконсультировал народ (к кому, куда, в каком порядке обращаться для выяснения истины), и все – народ утихомирится, будет решать вопросы в законном порядке. Умение найти контакт с человеком, расположить его к себе – это очень помогает в работе. А вообще, проработав несколько лет, я понял, что участковый – это универсальный солдат, он должен уметь все.

Особая головная боль участкового Добрынина – три сельских кафе. Они являются особым раздражителем для населения Красного – по выходным сюда наезжают гости из соседних хуторов и сел, в которых нет таких благ цивилизации, как увеселительные заведения. И начинается дым коромыслом: музыка, шум от автомобилей, визги и крики подгулявших клиентов. А то, бывает, сойдутся в рукопашной схватке местные с приезжими. В общем, скучно не бывает. И случается, что домой Леонид добирается за полночь, а спозаранку уже на ногах.

Добровольные помощники

Добрынин не одинок в своей борьбе за порядок и покой в селе. Есть у него мощное подспорье в лице сельских дружинников и их командира – начальника опорного пункта. Добровольная народная дружина – дело всем известное, хотя и слегка подзабытое. А вот начальник опорного пункта – это что за птица, спросят читатели. Эта должность – своеобразное ноу-хау милиции Грачевского района и местных властей.

– Начальник опорного пункта – человек гражданский, но тем не менее выполняющий обязанности помощника участкового и наравне с ним отвечающий за охрану общественного порядка, – говорит начальник отделения участковых уполномоченных милиции ОВД по Грачевскому району Дмитрий Чащин. – Ему, как правило, подчиняется сельская ДНД, он постоянно находится в участковом пункте милиции, участвует в не связанных с риском для жизни выездах на места происшествия, а в отсутствие участкового принимает граждан, выслушивает устные заявления, а потом их передает участковому. А если к нему приходят граждане с сообщением о совершенном преступлении, он немедленно связывается с сотрудниками милиции и докладывает о ЧП. Такие начальники опорных пунктов благодаря пониманию глав администраций в районе есть в каждом муниципальном образовании.

В Красном должность начальника опорного пункта занимает Алексей Зорькин, он же руководит местной ДНД. Попасть в состав дружины Красного, кстати, может отнюдь не любой желающий. Отбор сюда строгий, не хуже чем в некоторых режимных учреждениях.

– В дружинники мы набираем только проверенных, благонадежных людей с безупречной репутацией и не имеющих криминального прошлого, – рассказывает Алексей Зорькин. – Таких, на которых можно положиться, которые не подведут и сами не свернут на кривую дорожку. А как же иначе, ведь в нашу задачу входит поддерживать общественный порядок в селе и во время каких-то мероприятий, и просто в любой день. Сейчас в ДНД состоят 15 человек, есть даже женщина.

Как говорит Леонид Добрынин, дружинники – это его правая рука, помощники и соратники. Без них бы работалось намного труднее, а хлеб сельского шерифа и так нелегок. 

Юлия ФИЛЬ