Сергей Антоненко

Сергей Антоненко

© Фото: Юлия ФИЛЬ

– В первом полугодии нашими следователями рассмотрено более 500 сообщений о преступлениях, по 74 из которых возбуждены уголовные дела, 14 подозреваемых – в основном это те, кто обвиняется в совершении тяжких и особо тяжких преступлений – были заключены под стражу. Всего же с начала года в производстве находилось 120 уголовных дел, из которых более 70 (из них 19 – по преступлениям прошлых лет) уже направлены в суд.

– В районе по-прежнему «пальму первенства» в среде особо тяжких преступлений держат убийства на бытовой почве?

– Типичная ситуация: выпили – завязалась перебранка. И у кого-то оказалась неустойчивая психика, человек хватает нож, кирпич, сковороду... Но встречаются и другие поводы для лишения жизни. Например, когда мужчина, от которого жена вместе с тремя детьми сбежала к любовнику, «заказал» своего соперника. Нашел киллера, обеспечил его деньгами для покупки пистолета и расплатился, когда узнал, что разлучника нет в живых. К счастью, «киллер» оповестил о намерениях обманутого мужа правоохранительные органы, и эта история закончилась благополучно для всех, кроме, разумеется, заказчика преступления – сейчас он ожидает приговора суда.

К сожалению, до сих пор не раскрыто тройное убийство, совершенное в марте в Северо-Западном микрорайоне, когда жертвами преступника стали хозяйка квартиры и две студентки-квартирантки. Крики о помощи, когда преступник напал на женщин, слышали многие соседи, это достоверно известно. Но ни один не удосужился набрать «02». А попробуйте музыку после 11 часов вечера громко включить – тут же пара-тройка разгневанных соседей или заявятся вас приструнить, или участковому «стукнут». О том, что совершено преступление, мы узнали, когда потерпевших обнаружил сын квартирной хозяйки. Так что сутки – то самое время, когда преступление можно раскрыть по горячим следам, – были упущены.

– Часто ли в качестве подозреваемых оказываются те, кто, по идее, должен защищать закон, а не преступать его?

– К сожалению, достаточно часто. И хочу особо подчеркнуть, что следователи работают, невзирая на лица. Например, на днях нами было возбуждено уголовное дело в отношении инспектора группы по розыску ОГИБДД УВД Ставрополя, подозреваемого в злоупотреблении служебными полномочиями. Он по роду своей деятельности был прекрасно осведомлен о совершенных в краевом центре угонах автотранспорта. И, узнав, что у того или иного человека умыкнули авто, обращался к безутешным владельцам с предложением, от которого было невозможно отказаться. Инспектор давал гарантию, что найдет и вернет «ласточку». Но гарантия действовала только в том случае, если потерпевший заплатит инспектору. Тариф не зависел от марки и возраста авто и был единым – за свои услуги розыскник брал 30 тысяч рублей. Однако, отдав деньги, потерпевшие, как правило, оставались на бобах – обязательства инспектор не выполнял, денежные средства присваивал. Кстати, пользуясь случаем, хочу обратиться к тем пострадавшим, кто еще не заявлял о противоправных действиях инспектора – они могут прийти к нам в отдел либо сообщить имеющуюся у них информацию по телефону (8652) 26-62-47.

К сожалению, жива еще «палочная система», кода сотрудник ОВД правдами и неправдами «гонит показатели», дабы не попасть в число «неуспевающих». Например, недавно мы закончили расследование и направили в суд уголовное дело в отношении участкового, который, стремясь улучшить показатели раскрываемости, составил фиктивный протокол об административном правонарушении – якобы за попрошайничество. А проверили, и оказалось, что у «попрошайки» есть алиби. Или вот еще пример, когда опер из Промышленного РОВД сам положил в дупло дерева в парке Победы тротиловые шашки и попросил своего знакомого позвонить в дежурную часть и сообщить о якобы обнаруженном тайнике с боеприпасами. Потом сам же выезжал на вызов. И таких «палочных преступлений», сопровождаемых подлогами и фальсификациями, – основная масса. На втором месте – избиения людьми в форме граждан, а вот взятки в среде сотрудников милиции – достаточно редкое явление. Но это, оговорюсь, если судить по сообщениям о преступлениях, попадающим в наше ведомство.

– Зато, видимо, в чиновничьей среде они не такая уж редкость?

– Вот здесь – да. Среди преступлений с коррупционной составляющей мздоимство лидирует. Из последних случаев – возбуждение уголовного дела в отношении главного специалиста администрации Промышленного района, который получал регулярные «вознаграждения» от уличных торговцев за то, что закрывал глаза на несанкционированные уличные «базарчики».

– Насколько известно, сейчас широкое распространение получила интернет-преступность: это и мошенничество с помощью всемирной паутины, и распространение детской порнографии... Доступность и бесконтрольность подобных ресурсов толкает многих склонных к асоциальному поведению граждан на откровенный криминал. Насколько остра эта проблема на подведомственной вашему отделу территории?

– Я так думаю, что все же какую-то редактуру в Интернете было бы неплохо ввести. Ведь, например, газету или журнал с призывом к насилию или детской порнографией в магазине или киоске я не куплю, а в Интернете – пожалуйста, доступ к чему угодно. Смотри, учись, делай... И очень трудно привлечь к уголовной ответственности человека, «владеющего», например, сайтом с детской порнографией и наживающегося на этом. У следователей просто нет необходимых чисто технических навыков, чтобы поймать мерзавца за руку. Так что, считаю, должна быть создана какая-то отдельная структура, если хотите, кибер-полиция, отслеживающая интернет-преступления. Однако это вовсе не значит, что я ратую за тотальную цензуру. Интернет – штука сама по себе очень полезная, и следователи отнюдь не чураются компьютерной грамотности. Мы стараемся идти в ногу со временем. Например, в отделе есть «ящик» электронной почты, на который жители Ставрополя могут направить интересующие их вопросы о деятельности следственных органов СКП РФ и получить на них ответы. Адрес такой: antonenkosw@rambler.ru. Так что ждем писем.

Юлия ФИЛЬ

Автор детективов – жизнь / Газета «Ставропольская правда» / 16 июля 2010 г.