Андрей Вознесенский

Андрей Вознесенский был и останется одним из самых ярких поэтов и двадцатого, и двадцать первого веков. Вот что сказал в день его смерти известный писатель, критик, литературовед Лев Аннинский: «Бывают поэты, которые начинают с бог знает чего, с ученических стихов, потом набирают, набирают силу, а к финалу пишут даже великие стихи. С Вознесенским было иначе. Самое начало его потрясло всех.

Есть поэты, которые с помощью стихов пытаются мир перестроить. Например, Евтушенко. Но стихи и сами по себе ценность, они не созданы для чего-то другого. У Вознесенского стихи сами по себе ценность… Он подарил нам надежду, что энергия и благородство могут сочетаться. Мечтательность и сила. Благородные порывы к Рафаэлю и многомощные пассажи в духе Рубенса…

Он был мастером формы, это правда. Но это была форма не внешняя, а изнутри. Как мастер он не померкнет уже никогда. Но эта форма имеет самое прямое отношение к его отношениям с реальностью. Форма – это мучительная попытка вернуть мирозданию его смысл. Форма – это вопль о содержании, которое как бы выскальзывает из формы. Вот что такое Вознесенский…».

Кончина Андрея Андреевича потрясла многих поэтов и читателей все еще пишущей и все еще читающей России. Свой реквием, посвященный памяти Пророка Вознесения, выстрадал и наш земляк Сергей Сутулов-Катеринич, который никогда не скрывал любви к творчеству мастера. Кстати, год назад Андрей Вознесенский принял в дар от Сергея книгу его стихов «Русский рефрен», вобравший в себя мысли и чувства, накопившиеся у автора за сорок лет.

Вознесся? Пророк народился…

 

«Юнона» над Ютой кружит –

Кто лучше поет, кто хуже,

Кто громче поет, кто тише –

Резанов напев не слышит…

Крещендо. Кричи, Кончита!

Андрей Вознесенский. Кончина.

 

Над черной пучиной горя –

Распятый крылаткой Гойя…

Когда умирают поэты,

Одна половина планеты

Не верит, другая – рыдает.

Спросите у Джанни Родари,

Ругая венки и сонеты,

Сонеты венков поджигая.

 

Когда умирают поэты,

Ликуют уроды планеты,

Народы рыдают, не веря!

Спросите у деда Корнея,

Ночные смоля сигареты,

От утренней стопки трезвея.

 

*****

 

От рифмы азартной балдея,

Помянем поэта Андрея,

Вознесшего души выше,

Чем может представить лишний,

Прикинувшийся царевичем

На проводах в Новодевичьем.

 

По кладбищу бродит Никита:

Душа, как печенка, отбита!

Прости, московский пиита,

Хохла – отболит обида.

Василь угощает таранькою,

Василь навещает с Ваганьково…

И только Исаич ни слова –

Суровы обеты Донского.

 

Когда умирают поэты,

Уходят на дно атлантиды,

Срывая с орбиты планеты –

Сатурны, видавшие виды.

Доносится голос Бориса:

Вознесся? Пророк народился…

 

Когда умирает мессия,

В стихах воскресает Россия.

Попытка вернуть мирозданию смысл / Газета «Ставропольская правда» / 10 июля 2010 г.