«Весенняя ярмарка»

«Весенняя ярмарка»

© Фото из архива программы

«Весенняя ярмарка»

«Весенняя ярмарка»

© Фото из архива программы

«Весенняя ярмарка»

«Весенняя ярмарка»

© Фото из архива программы

«Русским шоу с человеческим лицом» назвал эту программу ее режиссер-постановщик Андрей Томский, давший эксклюзивное интервью «Ставропольской правде». Он один из лучших шоу-режиссеров в России, известный во многих странах мира как постановщик, хореограф, сценарист. В его творческой копилке постановки чемпионата Европы по художественной гимнастике в Баку, «Мировые звезды» на НТВ, 30-летия группы «Земляне», шоу открытия отеля Holliday Inn в Израиле, участие в постановке шоу для компании «Пьер Карден» и многое другое. Впрочем, в последние годы Томский шел с цирком как бы параллельно: кому-то из артистов помогал ставить номера, в Китае поставил церемонии Международного фестиваля циркового искусства, который одновременно смотрели 15 тысяч зрителей. Режиссировал второй и четвертый цирковые фестивали на Поклонной горе.

Но нынешняя работа совсем новый этап и в творчестве Томского, и, скажем, не боясь этих слов, в развитии циркового искусства. Чуть углубимся в теорию и практику. Так повелось, что испокон веков существуют два типа цирковых представлений: гала-варьете, где цирковые номера исполняются под оркестр или, грубо говоря, «под пластинку», и шапито, где все попроще – походным порядком. Особняком стоит цирк «Дю солей», но это, скорее, кабаре с вкраплением цирковых номеров. Короче, нигде в цирке не поют вживую.

В «Весенней ярмарке» поют. Хорошо. Талантливо и профессионально. Алексей Никонов и Ирина Пономарева – те самые самородки, которые не пробивались на московские подмостки, а пели в провинции, даже не ожидая никакого счастливого случая. Он тем не менее случился. Создатели программы искали исполнителей песен по всей России и нашли их в Нижнем Тагиле.

– Соблазн пригласить звезд эстрады, конечно, был, – рассказывает Андрей Томский. – Но здраво рассудили, что народ пойдет слушать звезд, а цирк останется на втором плане. Я же свою задачу видел в другом. Не просто проиллюстрировать цирковой номер и создать картинку на тему песни. А сделать так, чтобы номер ассоциировался с песней. Например, в программе есть номер с песней «К единственному нежному». Он под куполом цирка выполняет сложнейшие трюки. А Она поет Ему.

Была и другая опасность – уйти в «цирк со звездами», где с профессиональным цирковым артистом выступает звезда, которую научили одному-единственному трюку. По словам Томского, визуальное наполнение есть, а душа уходит. Он же и все артисты труппы хотели достучаться именно до души. Поэтому нынешнее представление в Ставропольском цирке одинаково интересно и детям, и взрослым. Дети восхищаются представлением, трюками, клоунами, а взрослые живым вокалом, ассоциациями, возможностью вспомнить «старые песни о главном» и спеть их вместе с артистами. Есть такая дурная привычка в нашей стране – уйти пораньше с финала, чтобы успеть без толпы в гардероб или на общественный транспорт. С этого представления зрители не уходят до последней ноты. И вдохновенно поют «А утки уже летят высоко…».

И эта пионерская программа – как ни покажется странным – удивительным образом связана с нынешней судьбой российского цирка вообще. Ни для кого не секрет, что положение в нем достаточно неровное и нервное. Есть отличные программы, которые показывают так называемые «стабильные коллективы», которые зрители в любом городе всегда принимают на ура. И есть «сборники», у которых и труба пониже, и дым пожиже. Секрета особого в таком раскладе нет. Для одних больше финансирования, для других меньше. Нынешний директор Росгосцирка, народный артист России Александр Калмыков, с именем которого уже связаны большие перемены в цирковом искусстве, поставил невероятную в условиях кризиса задачу: сделать все цирковые коллективы стабильными.

«Весенняя ярмарка» – первая ласточка. Особую привлекательность ей придает даже то, что программа еще не устоялась. В разных городах она пока идет под разными названиями, например, «Цирк «Шансон»... Но всем ее участникам, да и мне тоже, более симпатично первое название «Московские окна» – те самые, в которых тот самый негасимый свет, который так нужен всем нам. Симпатично и то, что в каждом городе программа разная. Томский не только шлифует уже идущие номера, но и ставит новые.

Свой вклад вносит и художественный руководитель программы заслуженный артист России Вадим Рзаев. Обладатель приза Итальянской ассоциации цирков на международном фестивале в Монте-Карло, легендарный спортсмен, пятикратный чемпиона СССР по акробатике, трюки которого могут повторить лишь немногие в мире. Уйдя из спорта, он стал своеобразным Кулибиным циркового искусства: придумывает и воплощает со своими партнерами то, что другие называют невозможным.

Так что группа акробатов под руководством Вадима Рзаева способна украсить любую цирковую программу. Оба номера – оригинальные шесты и акробатический батут – не имеют аналогов в мире. Например, на шаткой поверхности батута артисты исполняют весь набор сложных акробатических трюков, делая это на гигантских ходулях. Причем на двух – где центр равновесия разбалансирован по двум точкам.

И как же мы забыли о клоунах? Их в «Весенней ярмарке» трое. Денисы Банников и Ющенко и руководитель Юрий Банников, который учился у знаменитого Михаила Румянцева, которого все знают как Карандаша. А это, согласитесь, школа. Да еще какая. И хоть говорят, что хорошие клоунские группы нынче редкость, в Ставропольском цирке выступает именно такая.

Валентина ЛЕЗВИНА

Русское шоу / Газета «Ставропольская правда» / 2 апреля 2010 г.