Василий Иванович Книга

Василий Иванович Книга

© Фото из фондов Ставропольского краеведческого музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве

Михаил Гордеевич Дроздовский

Михаил Гордеевич Дроздовский

© Фото с сайта общественно-исторического клуба «Белая Россия» (www.belrussia.ru)

Затем, с началом перестройки, печать, радио и телевидение, энергично, а то и со знаком наоборот, начали смывать с полотна нашего не так уж далекого прошлого «белые пятна», но больше «черные». Все это напоминает то, как в книгах минувших десятилетий заляпывались намертво светлые имена и портреты.

Конечно, всегда были войны праведные и неправедные, но большое видится на расстоянии, а мир прошлого становится все более многоцветным. Именно поэтому есть необходимость решительно отходить от приглаживания фактов, не скрывая трагического всероссийского кровопролития со стороны белых и красных лагерей. У тех и у других были «пятна на одежде». И каждый по-своему понимал свой воинский долг.

Два абсолютно непохожих портрета, две непохожие судьбы белого генерала Михаила Гордеевича Дроздовского и красного генерала Василия Ивановича Книги неоспоримо отражают трагический расклад Гражданской войны на Северном Кавказе. По широко известному откровению генерала Антона Деникина, главнокомандующего Добровольческой армии, эти события наполняли «...новыми слезами и кровью чашу страдания народа». Но, несмотря на зигзаги истории, противоборствующие стороны всегда с подчеркнутой бережностью считали необходимым ценить и возвышать российскую воинскую доблесть.

Белый офицер М. Дроздовский, убежденный монархист, геройски сражался в Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войнах. Кавалер Георгиевского ордена, а также орденов Св. Анны с надписью «За храбрость», Св. Станислава, Св. Владимира с мечами и бантом. Стрелковый полк, с которым он участвовал в сражениях за Ляоян Шахэ и Мугден, получил Георгиевское знамя. При штурме горы Капуль в Карпатах он лично повел в атаку два полка, получил тяжелое ранение. В короткий срок вернулся на фронт, заняв должность начальника штаба пехотной дивизии.

Еще в мирное время за плечами Дроздовского была Академия Генерального штаба, которую вместе с ним блестяще окончили офицеры, сыгравшие впоследствии видную роль в Гражданской войне. Среди них сменивший Деникина на посту главнокомандующего Добровольческой армии генерал-лейтенант барон П. Врангель, главнокомандующий Вооруженными силами Советской республики И. Вацетис, начальник оперативного управления Полевого штаба Реввоенсовета Красной армии Б. Шапошников (впоследствии начальник Генерального штаба, маршал Советского Союза).

Наш легендарный земляк полный Георгиевский кавалер Василий Иванович Книга никаких «академиев», конечно же, не оканчивал, плоть от плоти народных низов; высокопарных речей о спасении гибнущей России не произносил, однако безумной храбростью и удалью в схватках с неприятелем отличался как на фронтах той германской войны, так и комбригом 6-й кавалерийской дивизии Первой конной армии.

О красном генерале Василии Книге немало написано и рассказано. Его не обошли вниманием советские военные историки, краеведы и писатели. В свое время мне довелось довольно близко общаться с ним. Он часто приходил в музей на встречу с однополчанами, которые страстно защищали свою революционную, красноармейскую правду, вспоминали былые походы. Помню, как с крестьянским юморком Василий Иванович рассказывал о том, как был принят самим государем императором Николаем II.

Вместе с прославленным донским казаком Кузьмой Крючковым был вызван с германского фронта в Ставку в Могилев и удостоен личного монаршего внимания. Представили к руке императора. Сердце замирало, не то, что в бою. Был несказанно обласкан челядью, возведен в прапорщики... Когда началась Великая Отечественная война, генерал-майору В. Книге было 59 лет. Увы. На безоглядной кавалерийской лихости в танковой войне далеко не уедешь... С огромными почестями в 1961 году ставропольцы проводили его в последний путь.

Когда знакомишься с новыми архивными и литературными источниками о Белом движении в гражданском противостоянии на Северном Кавказе, невольно приходит обостренное понимание личностной трагедии тех сумбурных лет. Достойный русский офицер Михаил Гордеевич Дроздовский со светлым отношением к Отечеству и воинскому долгу, сын генерал-майора Гордея Ивановича Дроздовского, участника Севастопольской обороны в Крымской войне, несомненно, впитал в себя и преклонение перед армией, силой ее духа. Открытый противник большевизма, но и отнюдь не угодливый служака деникинской военной администрации, любимец солдат и офицеров дивизии, он никогда не был «белогвардейским палачом». Окончательную трагедию Добровольческой армии, ее неминуемый распад Дроздовский не застал. В ноябре 1918 года, не щадя себя в бою под Ставрополем, он был ранен и умер от заражения крови. Сначала погребен в Екатеринодарском соборе, а при отступлении белых в марте 1920 года из Новороссийска прах тайно морским путем перевезли в Севастополь, где некогда сражался его отец. Место погребения до сих пор неизвестно...

Умышленно представил лишь два биографических фрагмента: даже только их вполне достаточно для непредвзятого взгляда на события 90-летней давности. И вообще, надо ли так спешно, со странным приспособленчеством менять «плюсы» и «минусы», уподобляясь личным пристрастиям некоторых наших историков и краеведов, кликушески умиляющихся несомненно яркими историческими фигурами Колчака, Деникина, Корнилова, многих, очень многих других преданных сынов России. Но истории нельзя мстить, ее нужно понять. Может быть, поэтому растет ценность объективно-честных и одновременно деликатных, исторических исследований, которые не приемлют картонно-карикатурного отображения и конъюнктурной «словесности» вокруг образов офицеров белой армии и красных командиров.

Два генерала / Газета «Ставропольская правда» / 18 декабря 2009 г.