Архиепископ Ставропольский и Владикавказский Феофан

– Владыка, думаю, всем ясно, что Победа советского народа над фашизмом была одержана не только силой оружия, но и силой духа. Как сегодня, с высоты прожитых десятилетий можно оценить, что такое Победа для нас, для страны? И для вас лично?

– Позвольте начать с исторической ретроспективы. Все мы знаем о Куликовом поле. Военные историки и специалисты едины во мнении: татаро-монгольское войско во много раз было сильнее (и по численности, и по накопленному военному искусству). В решающий момент Дмитрий Донской в тяжелейших раздумьях едет к преподобному Сергию Радонежскому, имевшему тогда непререкаемый духовный авторитет в народе. Сергий благословляет князя со словами: ты победишь! Что было дальше, мы знаем из истории. Когда мы учились в школе, нам говорили о стратегии и тактике, о засадном полку и т. д. Но это еще не вся истина. Сегодня мы понимаем: народ был глубоко верующим, и приезд Дмитрия Донского с напутственными словами Сергия «Победа будет за нами!» для русского войска имел огромную силу. Когда в известном поединке погибают и русский, и монгольский богатыри, это уже не могло принизить решимость русских ополченцев. С топорами, с вилами и косами в руках они идут на, казалось бы, неодолимую сечу с твердой убежденностью: мы победим, так сказал святой Сергий. И даже в те минуты, когда кругом гибнут десятки воинов и можно дрогнуть, побежать, но – нет, стоим до последнего, потому что мы – победители!

– Тут, наверное, следует добавить, что слово духовное совпало со всеми факторами, решившими исход битвы.

– Естественно. Стремление народа положить душу свою за Отечество, мудрость Дмитрия и его соратников, молитва великого подвижника к Богу – все это принесло известные исторические плоды. И если теперь оглянуться на историю, то можно увидеть, как в период Великой Отечественной войны ситуация почти повторилась. Большой перевес противника в оружии, уже вся Европа работает на военную машину фашизма, все ее человеческие ресурсы и экономика. И, чего тут скрывать, имела место едва ли не вековая патологическая ненависть к России, на тот момент – к Советскому Союзу.

– Казалось бы, даже моральный перевес тоже отнюдь не в нашу пользу…

– А как же! У пресловутого блицкрига, увы, было «идейное» основание – по Европе-то фашисты прошагали легко, парадным маршем. И наметили также пройти по России. Расчет на внезапность, на собственную оснащенность, превосходство в технике… Но что опять случилось с Россией? Всякий раз, размышляя об этом, снова и снова удивляюсь силе патриотизма! И силе духа народа. В тот важный для страны момент были забыты все предшествующие обиды на события послереволюционные, на то, как отнимали, расстреливали, загоняли в колхозы... Уже в первые часы войны звучит обращение местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Сергия: «Братья и сестры! Отечество в опасности!». И, заметьте: не случайно Сталин точно так же обращается к народу: «Братья и сестры!». Это ведь обращение к душе! Затронуты самые высокие патриотические струны. Наверное, меня будут критиковать за то, что я сейчас скажу, но мне думается, Сталин в тот момент стал тоже как бы духовным идеалом.

– Вообще возникает такое ощущение, что он словно вдруг вспомнил свою православную сущность.

– И он действительно делал все, чтобы народ отстоял Отечество и победил фашизм. Это делали и Александр Матросов, и Гастелло, и мой родной дядя, бросившийся в атаку: «Русские не сдаются!», потом подорвав себя гранатой. И многие, многие другие… Вот это уже не кулак сильный, а дух крепкий. Как проснулась душа России – великая загадка. И кто бы что ни говорил о неимоверных потерях, о цене Победы, мы должны исходить из главного исторического факта. Да, плохо, что много погибло, плохо, что вступили в войну неподготовленными, плохо, что расстреливали талантливых военачальников. Но! Хорошо, что сумели собрать и сплотить народ против ненавистного нового ига, которое могло быть похлеще татаро-монгольского, могло уничтожить Россию как государство. А для многих народов России это означало бы вообще конец нации. Вот что важно. Так что повторяю: и одно плохо, и другое, но есть основное «хорошо». И мы это хорошее должны всегда помнить. И не только мы, народы Советского Союза, России, но и всего мира.

– Четыре года назад мы с вами уже затрагивали этот вопрос, но сегодня приходится констатировать, к сожалению, что ситуация в отношении Запада к нашей Победе не меняется к лучшему. Почему так происходит? Зачем это нужно?

– Снова сошлюсь на весь наш исторический опыт, который свидетельствует: Россия всегда была нелюбима западным миром. А причина проста – в России во все времена видели потенциально мощного соперника. Ведь Россия росла – экономически, военно, культурно. Все рассуждения об отсталости – чушь. Почему же у нас, таких якобы отсталых, рождались Сикорский, Ломоносов, Пушкин, Бердяев, Достоевский, Толстой, а наши знаменитые художники, архитекторы! Лаборатория души и духа Достоевского – на все века мировой учебник. Эпохальные баталии, мастерски выписанные в «Войне и мире» Толстого, – признанный мировой шедевр. Вы напомнили про четыре последних года. А давайте посмотрим глубже. Чем мы занимались после перестройки? Только и делали, что всячески хаяли свое Отечество.

«Мы» в данном случае понятие широкое…

– Я имею в виду ту часть общества, которая получила возможность выражать от имени России свои мысли через средства массовой информации, в том числе государственные. Занимались мазохизмом, унижали свою историю, свою культуру, свой народ. С одной стороны, ругали коммунистов за их «все до основания», и тут же на эти же грабли становились. А, может быть, и умышленно кто-то это делал? Развенчивая, рас-че-ло-ве-чи-вая русского человека! Вспомните, как взахлеб кричали: русские бездарные, неумехи, пьяницы… И вот под это глумливое колесо попала и история Великой Отечественной войны.

– Но хотя бы благодарность-то должна оставаться у той же Европы, которую наш солдат освободил, полив собственной кровью.

– А зачем им, особенно нынешним прагматикам, благодарность? Это чувство возвышенное, дивидендов не приносящее.

– Владыка, я думаю, многие соотечественники разделяют наши с вами ощущения несправедливости происходящего. И многие понимают, что мириться с этим нельзя, унизительно, нечестно перед памятью Победы. Что же можно этому противопоставить?

– Только одно: мы сами должны понять – уважают сильных. Речь не о том, чтобы махать дубинкой военно-промышленного комплекса. Государство должно стать сильным экономически, а главное – единым духовным пространством на географической территории, имя которой – Великая Россия. Хватит нам плевать друг на друга. Посмотрите на тот же Запад. Они, бывает, между собой и «подерутся», но стоит лишь затронуть их образ, тут же объединяются и говорят, что это их «личное» дело, никого не касающееся, что они – развитые, цивилизованные… А что в России? Опять разговоры про свои исторические «вины» и про то, что надо учиться у Запада его демократии… Никто не спорит: надо перенимать лучшее и полезное. Но помнить и о своих сильных сторонах. У нас есть все – и ресурсы, и светлые умы. Если же будем и дальше ненавидеть друг друга, потеряем лицо окончательно.

– Прежде чем задавать следующий вопрос, подчеркну: я нормально отношусь к современной Германии. Да, мы не забудем и о фашистской Германии, но нынешняя Германия – другое государство. Однако смутило то, как в течение более месяца сплошняком шли передачи, посвященные 20-летию падения Берлинской стены. Складывалось впечатление, что отмечается какая-то «их» огромная победа. И на этом фоне о нашей Победе вообще молчок. У вас это не вызывает некоего внутреннего протеста?

– А хуже всего то, что мы сами сделали из этого факта. Ра-зумеется, объединение Германии – серьезное дело . Но не того эпохального уровня, как Великая Отечественная война. Кстати, сама Берлинская стена – не что иное, как плод все того же фашизма. Не будь фашизма и войны, не было бы и стены. Об этом сейчас почему-то помалкивают наши либералы-историки. Когда рушилась стена, все европейские соседи нам советовали не торопиться и были удивлены скороспелости, безалаберности и бездарности решения этого вопроса с нашей стороны. Немцы были готовы заплатить гораздо большую цену за вывод советских войск.

– И вот теперь сами немцы вроде бы «не помнят», что стена была результатом немецкого фашизма…

– Повторю: не будь агрессии фашистской Германии, мир был бы иным. И когда начинают обвинять в империализме Советский Союз, никак не хотят помнить: именно фашизм породил и соцлагерь, и современные западные демократии. Наш президент часто говорит о необходимости помнить о Победе, о ветеранах, ее завоевавших. Помнить всему обществу, а прежде всего той его части, которая называет себя элитой. А еще СМИ и интеллигенции, тем, кто в первую очередь формирует образ России. России, которая в Великую Отечественную войну спасла мир от коричневой чумы фашизма. Хватит бросать комья грязи в историческое прошлое нашего Отечества. Слишком многое уже измазали. Тем более, когда речь идет о каком-то «пересмотре» роли Советского Союза в деле Победы. Основная заслуга Победы принадлежит СССР и всем входившим в него народам.

– Пышные празднования в Германии воспринялись так остро еще и потому, наверное, что почти в эти же дни в Москве на Красной площади прошел парад в честь исторического парада 1941 года, но ни один официальный канал не вел трансляцию, отделались репортажиками, скороговоркой, словно мы чуть ли не стесняемся этого факта…

– Вот это и есть наша проблема: сами разрушаем фундамент патриотизма. А если бы показали эту акцию широко, да вспомнили, как солдаты в 41-м прямо с парада шли в бой, да сказали бы о силе духа народа, чтобы это запало в душу и малому ребенку, и седому ветерану! И этот ветеран со слезами на глазах смотрел на молодежь, слышал слова признания, благодарности – вот это было бы по-настоящему бережное отношение к своей истории.

– В постперестроечной ситуации, в той обстановке, о которой вы сказали – в обстановке сплошного негатива к своей истории, – выросло уже целое поколение. Получается, что у этой молодежи по определению и не может быть патриотизма.

– Как вообще рождается патриотизм? Образно говоря, впитывается с молоком матери. Мать учит ребенка не словами, а поступками. Ребенок очень внимательно смотрит: как мама одевается, как она готовит кушать, как прибирает дом. И все добрые качества ребенок впитывает, они становятся нормой его дальнейшей жизни. Так и молодежь: если не видит у старшего поколения бережного отношения, в частности, к памяти воинов Великой Отечественной, не слышит слов о том, какую беду принес фашизм человечеству, то и слова о патриотизме для нее пустой звук. И, наоборот, если бы молодежь более осознанно воспринимала уроки Великой Отечественной, в ней жил бы дух хорошей гордости за свой народ. Тут, кстати, молодежь винить нельзя. Вина – на нас! Что мы не даем доброго примера. Но никогда не поздно исправляться. Приближается год, объявленный Годом учителя, и хочется обратиться к педагогам: донесите до юношества славный дух нашего воина, победившего злейшего, сильнейшего врага. Это будет бесценный вклад учителя в воспитание нового поколения в духе патриотизма, любви к Отечеству, уважения подвига Солдата.

– Может быть, и шире сказать – не только учительство, но и вся наша интеллигенция, писатели, поэты, художники, режиссеры должны внести свою лепту.

– Абсолютно верно! Хватит уже снимать одни «Бригады». Давайте создавать светлые фильмы, добрые книги… В этой связи хочу поделиться впечатлением об удивительной встрече, состоявшейся у меня недавно. С необычным даром приехал ко мне житель Арзгирского района Анатолий Карнаух. В 1943 году сестра его отца, провожая на фронт брата, дала ему на листочке написанную ею от руки молитву. И вот эту молитву в потрепанном кожаном чехольчике он пронес через всю войну до Берлина и вернулся домой живым. Это девяностый псалом, считается, что эта молитва спасает человека от разных напастей. Тот солдат – отец моего гостя, Георгий Григорьевич Карнаух, передал эту реликвию сыну, и, как видите, столько лет хранили в семье эту молитву… Теперь это будет экспонат в нашем епархиальном музее. Бесценный экспонат – скромное свидетельство крепости и величия народного духа.

– Нельзя, пожалуй, сегодня не сказать о роли церкви и в период войны, и в наше время, когда сама Победа нуждается в духовной защите.

– Наверное, ни один из институтов государства не подвергался такому тотальному разрушению, как церковь в ХХ столетии. Уничтожали «как класс» духовенство. Но в грозный час церковь была вместе с народом, делала все для Победы. Священнослужители активно собирали средства на вооружение и посылки солдатам на фронт, а главное – поддерживали дух и веру в Победу. И недаром вчерашние коммунисты шли в бой, держа в нагрудных карманах гимнастерок такие вот молитвы. По сути, призван был сам наш православный дух. Появились танковые колонны и эскадрильи самолетов имени Дмитрия Донского, Александра Невского. Шла огромная духовная работа и на фронте, и в тылу. А сегодня задача церкви – активно и постоянно говорить об этом и в проповедях с амвона, и в общении с людьми вне стен храмов. В том числе с власть имущими, от коих немало зависит. Давайте защищать Победу всеми имеющимися средствами!

Наталья БЫКОВА

Как проснулась душа России / Газета «Ставропольская правда» / 4 декабря 2009 г.