Из приключенческой литературы и кинофильмов мы знаем о существовании пиратства на просторах Мирового океана. Сегодня хорошо известно, например, о «шалостях» сомалийских пиратов. Между тем разбойники на воде, бывало, творили свое черное дело и на Кавказе...

«Версты в полторы от берега, между промыслами Кумским и Никитским подъехала к рыбакам с моря лодка с вооруженными корсарами...» – так начинается описание необычного для Кавказской области события: это сообщение управляющего имением помещиков Всеволожских от 5 сентября 1833 года. Об этом же – довольно многочисленные документы (в составе двух архивных дел), весьма подробно представившие нам картину пиратских набегов на Каспийское море в первой половине XIX века.

В те времена территория нынешнего Ставропольского края именовалась Кавказской областью (с центром в г. Ставрополе) и включала в том числе и Кизлярский округ, где находились владения Всеволожских, развернувших рыбный промысел. В нем участвовали как их крепостные, так и крестьяне других населенных мест области, занимавшиеся сезонным рыболовством. Управляющий имением Всеволожских, минуя все инстанции, обратился к Вельяминову, главнокомандующему Кавказской линией, высказывая опасение, что «действия морских разбойников положат конец рыбным промыслам и транспортированию морем морских судов с продовольствием и товарами». Но не только управляющий в панике адресовался Вельяминову, ему писали о частых пиратских набегах и Кизлярский земский суд, и Кавказское областное правление. О принятых мерах рапортовал Астраханский военный губернатор, генерал-майор и кавалер Пяткин. В архивных документах описаны несколько случаев нападения пиратов в августе-сентябре 1833 года, в том числе о разбитом судне кизлярского купца Якова Шутова с пятью рыбаками, судьба которых осталась неизвестной.

Достаточно подробно описан поистине драматичный случай с рыболовами из имения Всеволожских. Крестьяне Милехин, Миронов и Корольков работали невдалеке от Кумского промысла. К ним приблизилась лодка с людьми на борту. Ничего не подозревающие рыбаки предположили, что это собратья по промыслу, как вдруг из лодки выскочили несколько человек с шашками и бросились к ним. Один из нападавших разбил шашкой руль, стал резать снасти, другой ударил ножом Королькова в левое плечо. «Батюшки, срубили!» – закричал рыбак. Тут его начали бить обухом от топора и связывать руки назад.

Тем временем Милехин и Миронов, спасаясь, бросились в воду, но доплыл до берега только Милехин, Миронова же успели схватить. Пиратское судно под парусом ушло в море, а разграбленную и разбитую лодку пострадавших позднее прибило к берегу без парусов, вёсел, якоря и всего остального. «В ней оставалась только окровавленная рогожка», – рассказывал очевидец страшного события. Астраханский военный губернатор лично послал в море «для истребления сих морских злодеев» вооруженный отряд из девяти казаков Кизлярского казачьего полка на особых лодках, в сопровождении двух урядников. Он направил приказ майору Кавказского казачьего полка Ходжаеву принять строгие меры предосторожности, обеспечивая безопасность судам, идущим с продовольствием, купеческими товарами из Астрахани, применяя при этом как холодное, так и огнестрельное оружие.

За два дня до приказа были захвачены еще шестеро рыбаков. Вообще же поступали сообщения о захвате пиратами во время набегов большого числа людей – до 260 человек! Ситуация подошла к критической. Многие уже боялись выходить в море.

Предпринятых Пяткиным мер оказалось недостаточно, так как действия разбойников и их появление невозможно было предугадать. Стала очевидной необходимость систематического патрулирования в местах промыслов. В рапорте Вельяминову о набегах предлагалось вооруженных людей разделить на партии, каждую из 10 человек.

Эти вооруженные люди (сегодня бы их, наверное, назвали инспекторами), встречающие «морских хищников», должны стараться их ловить вместе с судном и снаряжением. Разъезды снабжались особыми единообразными флагами, чтобы вышедшие в море рыбаки могли отличить их суда от пиратских. Были учреждены также специальные сигналы, а флаги поднимались только после выхода в море. Кроме того, вооруженных людей, не менее трех, подсаживали и в лодки к рыбакам.

С течением времени борьба с пиратами усиливалась. Были запрошены дополнительные суда из Астраханской флотилии «для прекращения разбоя». Предпринятые действия дали свои результаты – набеги наконец прекратились. Все это происходило летом-осенью 1833 года, а уже в следующем году в ведомостях о происшествиях по области сообщений о пиратских набегах не встречается.

Происходившие в первой половине XIX века события на Каспии подтверждают очевидное: конечно, технические возможности борьбы с таким явлением, как пиратство, были в разные времена различными, вот только нерешительность и бездействие не самые лучшие союзники в этой борьбе.

Валерия ВОДОЛАЖСКАЯ