Ближайшие год-два российская экономика вынуждена будет существовать в условиях мирового кризиса. Первой его ощутила банковская система, за последние месяцы уже скорректировавшая свою деятельность, начав выстраивать новые отношения с бизнесом. На днях крупнейший банк страны – Сбербанк России также обнародовал новую кредитную политику.
Виктор ГАВРИЛОВ

Виктор ГАВРИЛОВ

Чего ждать ставропольским предприятиям от этих новшеств и как изменились кредитные правила? На эти вопросы «СП» ответил председатель Северо-Кавказского банка Сбербанка России В. Гаврилов.

– Виктор Владимирович, какие из отраслей ставропольской экономики, на ваш взгляд, могут быть задеты кризисом? То есть можно ли назвать группы риска, не имеющие шансов получить кредитную поддержку?

– Судя по положительной динамике нашего кредитного портфеля, наиболее мощные волны кризиса до края еще не докатились. Да, деловая активность в целом немного снизилась, и представители практически всех направлений бизнеса испытывают нехватку оборотных средств. Спад может коснуться любых отраслей, и прежде всего производственных – машиностроения, автопрома, строительства, где в сложных хозяйственных цепочках задействовано много контрагентов. Один недобросовестный поставщик или смежник может подставить под удар весь проект. Поэтому не случайно сегодня говорят не только о кризисе ликвидности, но и о кризисе доверия.

Никаких «черных списков» нежелательных заемщиков мы не составляем. Кредитование – процесс индивидуальный, и в каждом конкретном случае решение о выдаче или отказе в кредите принимается отдельно.

– Тем не менее некоторые положения новой кредитной политики выглядят как некие «сигнальные флажки» для заемщиков?

– На самом деле этот документ не содержит ничего неожиданного. Речь идет о закономерной реакции рыночного финансово-кредитного института, которым является Сбербанк, на новые условия ведения бизнеса. Время доступных и относительно дешевых ресурсов, когда можно было легко кредитовать любые бизнес-проекты, закончилось еще полгода назад. Сейчас, в период финансового сжатия в мире и в стране, Сбербанк сосредоточился в первую очередь на кредитовании жизнеобеспечивающих отраслей экономики: сельского хозяйства, розничных торговых сетей, транспорта, ЖКХ, малого бизнеса. В данном случае банк выступает в русле государственной политики, поддерживая те сферы, которые позволят стране преодолеть предстоящие трудности.

– Вы, что немаловажно для нашего аграрного региона, упомянули сельское хозяйство. На что могут рассчитывать селяне?

– Да, вы правы, сельскохозяйственная отрасль – ключевая в экономике региона. И сегодня ей приходится нелегко. Вслед за дефицитом денежных ресурсов на мировых рынках снижаются цены на сырье, в том числе и на сельхозпродукцию. Реализовать зерно по хорошей цене трудно, а закупать ГСМ, удобрения, ремонтировать технику необходимо сегодня. Дилемма, известная, наверное, каждому крестьянину. Но в отличие от сложностей девяностых годов сегодня у банка и АПК есть наработанный опыт совместного решения проблем, мы стараемся его эффективно использовать.

С начала года вложения Северо-Кавказского банка в сельское хозяйство выросли с 7,5 до 15,2 млрд. рублей, то есть более чем в два раза. Темпы кредитования села мы старались не снижать даже в неспокойные осенние месяцы. Мы продолжаем реализовывать все начатые при финансовой поддержке Северо-Кавказского банка проекты. Кредитуем традиционные сезонные работы. Более того, на эти цели нами выделено средств даже больше, чем обычно. А в условиях низких цен на сельхозпродукцию, недавнего карантина и запрета на ее вывоз идем на реструктуризацию текущих долговых обязательств. Так, ряду хозяйств пролонгированы кредиты, перенесены графики погашения ссуд. Используя свои деловые связи, мы помогаем находить покупателей зерна по приемлемым ценам.

– А насколько зависима от кредитных ресурсов сфера ЖКХ, торговли, транспорта, которую государство также называет в числе приоритетных?

– Могу сказать, что сейчас в торговле, энергетике, транспорте задействовано почти 11 млрд. рублей кредитных ресурсов. Причем с начала года объем ссудной задолженности в энергетике вырос в три раза, в торговле и в сфере бытовых услуг – на 43%, транспорте – на 11%. Понятно, что, например, для торговли, аптечных сетей банковские кредиты – это естественный способ поддержки товарооборота, и в конечном счете, обеспечения наличия товара на полках. О социальной значимости стабильного функционирования сферы ЖКХ, транспорта также много говорить не надо. В этом смысле вопрос доступности заемных ресурсов для них особенно значим.

Мы поддерживаем эти предприятия. Так, совсем недавно Северо-Кавказский банк предоставил крупные кредиты энергетической компании ОГК-2, ГУП «Крайтеплоэнерго», «Кавминводыавиа», торговым сетям ООО «Тройка», ООО «Кавказ-Торг», ЗАО «Диск», ООО «Мелисса».

Что касается сферы бытовых услуг, то в ней, как правило, преобладают малые предприятия. Ежемесячно банк выделяет малому бизнесу более 2,3 млрд. рублей заемных средств, и наиболее сложные осенние месяцы не стали исключением.

– Одним из государственных приоритетов объявлена поддержка строительства. Между тем в новой кредитной политике Сбербанка строительная отрасль как основная не названа. Означает ли это свертывание кредитования застройщиков в крае, что повлечет и уменьшение предложений на рынке жилья?

– Конечно, нет. На финансовую поддержку Сбербанка могут рассчитывать не только жизнеобеспечивающие отрасли, но и все стабильные предприятия. Особенно – клиенты, ранее уже хорошо себя зарекомендовавшие. Сегодня Северо-Кавказский банк кредитует более 300 различных строительных проектов – от бизнес-центров до жилищных комплексов – на общую сумму 8,7 млрд. рублей. Это в два раза больше объема финансирования прошлого года. С использованием ресурсов банка возводится 45 многоквартирных домов общей жилой площадью более 410 тысяч квадратных метров.

Другое дело, что независимо от политики Сбербанка, который, кстати, не сворачивает своих ипотечных программ для населения, рынок первичного жилья сегодня серьезно затормозился. Потенциальные покупатели ждут снижения цен, а продавцы – их роста. Конечно, для самого банка риск работы со строительными компаниями вырос. И мы не можем этого не учитывать. Поэтому продолжаем кредитовать застройщиков, прежде всего вкладывающих свои средства в высокорентабельные проекты с небольшими сроками окупаемости. Строить с нуля, надеясь только на привлечение инвестиций, сейчас нереально.

– Государственные деньги должны дойти до реального сектора как можно скорее. Такую задачу ставят власти перед банками. Но в адрес последних часто звучит критика, дескать, деньги дошли не в полном объеме...

– Конечно, претендентов на скорую финансовую помощь сейчас много. Причем среди них есть и те, которые на фоне кризиса и заинтересованности власти минимизировать его негативные последствия хотели бы кредитами компенсировать свои хозяйственные просчеты, недальновидность или неоправданно рискованную политику. Разумеется, до таких участников рынка деньги и не дойдут.

Задача Сбербанка предельно ясная – обеспечить стабильную работу эффективных предприятий, сохранив при этом баланс интересов своих акционеров и вкладчиков, с одной стороны, и страны в целом – с другой. Поэтому мы не раздаем деньги по первому требованию, а очень тщательно изучаем каждую кредитную заявку, анализируем финансовые планы, устойчивость бизнеса заемщика в нынешних условиях, а не только вчерашние результаты работы. Надеюсь, наши партнеры, нынешние и потенциальные, понимают, что банк живет в тех же условиях, что и вся экономика. А значит, не может не заботиться об эффективности собственного бизнеса.

– Главная задача сегодня – помочь экономике пережить эти ближайшие два года без потерь. А есть ли шансы на развитие? Каковы перспективы инвестиционных проектов?

– Региональные власти уже предусматривают в бюджетах на следующий год сокращение затрат по ряду инвестиционных проектов. Не скрою, что и Сбербанк также призывает своих клиентов консервативно подходить к своим бизнес-планам, жестче оценивать все риски. Дальнейшее развитие ситуации в экономике пока спрогнозировать очень трудно, поэтому мы всем рекомендуем действовать максимально осторожно.

Однако шансы на развитие, конечно, есть. В первую очередь они у тех предприятий, которые обладают собственным финансовым потенциалом и строят реалистичные планы развития бизнеса. И мы их будем поддерживать. В этом смысле, я уверен, наша экономика сможет не просто преодолеть трудности, но и выявить новые возможности роста.

Юлия ПЛАТОНОВА