Тарифы

«СП» уже писала на этой неделе, что в связи с возникшим ажиотажем было принято решение об упрощении тарифного меню. В чем собственно суть смягчающих корректив, на пресс-конференции рассказал председатель региональной тарифной комиссии края Георгий Колягин.

В частности, изменения претерпят так называемые одноставочные тарифы: вместо семи изначальных групп потребителей теперь появятся три. Это, с одной стороны, позволяет несколько упростить расчеты, с другой – сохраняется принцип дифференциации тарифов в зависимости от количества часов использования заявленной мощности, напряжения. По идее, выиграют от этого прежде всего сельхозтоваропроизводители, предприятия переработки, транспорта и малого бизнеса края – то есть те потребители, у которых возникло наибольшее количество проблем при использовании полного тарифного меню.

А что, однако, делать с уже полученными счетами за январь, выставленными во многих случаях по максимальным расценкам? Очевидно, что оплачивать их для многих предприятий очень дорого. А вот игнорирование, понятное дело, приведет лишь к тому, что энергетики в ответ попросту «вырубят» свет… Как отметил Г. Колягин, вышеобозначенные изменения вступают в силу с первого февраля. Формально получается, что на перерасчет за прошлый месяц бизнесу края вряд ли стоит надеяться. Однако региональной тарифной комиссии вроде как удалось достичь с энергосбытовиками определенной договоренности. Им рекомендовано в ближайшее время разобраться в каждом проблемном случае и пересчитать затраты предприятий. Непослушных и строптивых в противном случае ждут самые серьезные меры – вплоть до исключения из списка гарантирующих поставщиков.

К слову, снова вспомнили журналисты и о 495 миллионах рублей, якобы потерянных энергетиками в прошлом году, когда рост тарифов был сдержан правительством края. Есть ли гарантия, что и нынешнее смягчение вновь не обернется аналогичными претензиями сбытовиков? Как оказалось, этого вполне можно ожидать. По предварительным подсчетам, отметил Г. Колягин, из девяти компаний-энергосбытовиков действительно две-три могут недополучить значительную часть прибыли. Соответственно эти потери нужно будет компенсировать в следующем году – естественно, через тариф.

Напомним также, что краевое управление ФАС недавно усмотрело в некоторых решениях региональной тарифной комиссии нарушение антимонопольного законодательства. Оно выразилось в том, что при установлении тарифов на электроэнергию из группы «Прочие потребители» были выделены производственные нужды сельхозпредприятий, предприятий «Водоканала», электрифицированного городского транспорта. Для них установлен отдельный – льготный – тариф по оплате электроэнергии. Региональной тарифной комиссии предписано эту разницу устранить. Г. Колягин с таким выводом в принципе согласился. Однако подчеркнул, что предписание краевого УФАС все же будет оспорено в суде. Практика по предоставлению подобных льгот применяется в России почти повсеместно. Это в первую очередь помогает сдерживать тарифы на воду, размер которых в наибольшей степени зависит именно от стоимости электроэнергии.

Кстати, о воде. Если тема тарифов на электроэнергию на время исчерпала себя, то повышение расценок на воду только ожидает ставропольчан. Мы уже писали о том, что органам местного самоуправления было рекомендовано заморозить тарифы до первого апреля. Подняли их с января лишь в Ставрополе и Невинномысске. Средний рост тарифов на воду, по прогнозам Г.Колягина, весной составит примерно 11,6 процента. Однако пока не уточнен один момент: нужно ли будет в тарифах учитывать убытки, которые сейчас в связи с «заморозкой» терпит «Крайводоканал».

Юлия ЮТКИНА

От электричества к воде / Газета «Ставропольская правда» / 1 февраля 2008 г.