Семен Ванетик

Поэт размышляет о наступающей старости, о смысле жизни и неотвратимости смерти:

 Все темнее  моя дорога,  Все опасней,  все круче спуск. 

Философская лирика перемежается тонкими пейзажными зарисовками. Вот картина ранней весны:

 Пока еще глубок природы белый сон, Но ледяной покров земли уже непрочен. Все лучезарней  звезд задумчивые очи, Все мелодичнее  сосулек перезвон. 

В его описаниях картин природы сказывается то обстоятельство, что И. Аксенов еще и художник. Книга проиллюстрирована изящной графикой самого автора.

Ивана Аксенова отличает высокая культура стиха. Около трети стихотворений, вошедших в книгу, составляют сонеты. Он прекрасно владеет этой формой, блестящие образцы которой нам дали не только Петрарка, Данте, Микеланджело, но и русские поэты XIX и XX веков. Не понаслышке знаком он с испанской и немецкой поэзией, выступал как их переводчик. Можно без всяких скидок говорить об изысканности поэзии крестьянского сына Ивана Аксенова. И в то же время он чуждается модной в определенных поэтических кругах невнятицы с ее ложной многозначительностью. К его стихам приложимы слова известного поэта: «Вот стихи, а все понятно, все на русском языке». Воспоминания автора о жизненных драмах не лишают его оптимизма, и концовка «Больничных элегий», вошедших в книгу, звучит следующим образом:

 Не хочу расставаться  с привычным неласковым миром, Чтоб на атомы  в мертвом пространстве распалась душа. Жить хочу, дорожа каждым жизненным мигом, Жить и верить, что жизнь, несмотря ни на что,  хороша. 

Книга выполнена на достойном полиграфическом уровне, характерном для новопавловского издательства «Кировская районная типография».

Семен ВАНЕТИК