Круглый стол, в котором принимали участие руководитель главного управления Федеральной службы судебных приставов по СК Геннадий Кутепов и уполномоченный по правам человека в Ставропольском крае Алексей Селюков, прошел в редакции Южного представительства «Российской газеты». Правовой тандем

Встреча была посвящена теме обеспечения прав человека в деятельности службы судебных приставов и взаимодействия их с институтом уполномоченного по правам человека.

– Между аппаратом уполномоченного по правам человека и службой судебных приставов заключено соглашение о взаимодействии и сотрудничестве. Это шаг, направленный на то, чтобы наиболее полно защищать права и свободы человека, – сказал Алексей Селюков. – Институт уполномоченного по правам человека в рамках данного соглашения призван указывать судебным приставам на их просчеты либо ошибки или, наоборот, в ходе исполнения судебных решений пристав может вскрыть нарушение прав человека, исправление которых не входит в его компетенцию. Тогда он будет информировать нас. Жалобы на неисполнение судебного решения занимают почти десять процентов от всех обращений в аппарат уполномоченного. Не все они, конечно, обоснованны, но все заслуживают самого пристального внимания, так как заявитель, не удовлетворенный действиями судебных приставов, подвергает сомнению не только репутацию службы судебных приставов, но и эффективность государственной власти в целом.

– Нынешнее соглашение – своеобразная правовая экспертиза нашей деятельности. За 2005-2006 годы мы получили по линии уполномоченного по правам человека 33 жалобы на действие наших сотрудников, – поведал Геннадий Кутепов. – По всем проведены служебные проверки, и факты, изложенные в них, не подтвердились. Наша ответная аргументация удовлетворила и уполномоченного по правам человека, и самих заявителей.

Как выяснилось, больше всего жалоб поступает по поводу того, что судебные приставы не взыскивают положенную, согласно решению суда, денежную сумму. Но, увы, бывает и так, что к моменту, когда судебному приставу попадает исполнительный лист, решение суда исполнить невозможно: на ранних стадиях разбирательства следователь, прокурор или судьи не приняли должных мер к отысканию и сохранению имущества ответчика, которое можно было бы взыскать в пользу истца.

Как сказал Геннадий Кутепов, по статистике, самыми злостными «уклонистами» являются ответчики по гражданским делам, особенно если дело касается имущественных споров.

– Судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок выносит постановление о возбуждении исполнительного производства, в котором устанавливается срок для добровольного исполнения требований: не более пяти дней со дня возбуждения исполнительного производства, – рассказал Кутепов. – Законом устанавливается двухмесячный срок исполнительного производства со дня поступления исполнительного документа к судебным приставам.

Но взыскать деньги с должника порой не так-то просто. К каким только уловкам и ухищрениям не прибегают граждане, чтобы уклониться от исполнения решения суда. Например, как взыскать в полном объеме алименты с горе-папаши, если он «по-белому» получает минимальный оклад, а остальные деньги – в конверте. Такая же практика, к сожалению, весьма популярна и среди юридических лиц. Например, до сих пор судебные приставы не могут исполнить решения судов в пользу обманутых дольщиков строительной компании «Алеф». Имущества, на которое можно было бы наложить арест и впоследствии реализовать в пользу истцов, просто нет. Судя по документам, «Алеф» гол как сокол: земельные участки в аренде, стройматериалы – подрядчика, автопарк тоже «одолженный».

Но к каким бы ухищрениям ни прибегали неплательщики, суровое око закона не оставит их без внимания. Испытывать судьбу на своем бюджете выйдет себе дороже. Гораздо разумнее добровольно исполнить решение суда.

К слову, вклад службы судебных приставов в государственную казну сравним с вкладом многих крупных производств в крае. За восемь месяцев 2006 года службой судебных приставов взыскано 800 миллионов рублей, из них около 300 млн. ушли в бюджеты всех уровней.

Как отметили участники круглого стола, эффективность «тандема» приставы – правозащитники налицо и с юридической, и с экономической, и общечеловеческой точки зрения. Подводя итог встречи, Алексей Селюков заметил, что нынешнее соглашение очень важно и его не постигнет судьба аналогичного соглашения, заключенного между институтом по правам человека и ГУВД СК.

– Подобный договор о сотрудничестве действовал ровно до событий, произошедших в селе Ивановском, – посетовал правозащитник. – Но, как только я выступил с резкой критикой противозаконных действий людей в погонах, наша дружба и взаимоуважение закончились. Можно сказать, ГУВД в одностороннем порядке прекратило действие договора.

Юлия ФИЛЬ