Дефицит порядочности

Эта удивительная и мужественная женщина в годы военного лихолетья с оружием в руках выстояла в 900-дневную блокаду родного Ленинграда. Более полувека она живет в Ставрополе. Не ее вина в том, что на склоне лет осталась она прозябать в хибарке, построенной еще в 1840 году. Обещанную несколько лет назад благоустроенную квартиру ей так и не дали, да еще и исключили из очереди на жилье не только саму Никольскую, но и сына – инвалида 2-й группы...А что же власти? К сожалению, после выхода публикации в вашей газете так никто из краевых и городских властей не посетил нашу боевую подругу, не попытался даже вникнуть в ее непростую ситуацию. Нам очень тревожно за Людмилу Дмитриевну. Когда были морозы, температура в комнатах не превышала десяти градусов тепла. Печка давно уже прохудилась, и есть реальная возможность угореть.Нам очень обидно, что так происходит. Неужели и дальше ветераны обречены на такое невнимание? Юбилейный год уже отгремел победными фанфарами, и теперь, видимо, не скоро обратят на таких, как мы, должное внимание».

Вот такое письмо. В этой ситуации поражает не отсутствие реальной помощи ветерану Людмиле Никольской (понятно, что ее трудный квартирный вопрос решить в одночасье нельзя), а то, что ни один представитель властных структур даже не посчитал нужным хотя бы позвонить старушке. А она ждет. Надеется. Верит в справедливость. Напомним еще раз суть дела.

Пять лет назад восьмидесятилетняя блокадница оказалась с сыном-инвалидом в квартире в так называемом доме ветеранов (на ул. Пирогова). И тут выяснилось, что в случае ее ухода из жизни сын подлежит выселению. Власти Ставрополя выделили Никольским другое жилье, пусть весьма «подержанное», но зато в центре города. Чтобы в перспективе, через год-полтора, они получили отдельную благоустроенную квартиру.

Хотели, как лучше, а получилось, как всегда – то есть хуже. Летом 2004 года Никольские (вначале сын Виктор, а потом Людмила Дмитриевна) получили уведомления из жилищного отдела администрации краевого центра. Их ставили в известность, что они оба… сняты с очереди, так как обеспечены необходимой жилплощадью. Этому они не придали особого значения, так как вскоре строительная фирма «Аспект» должна была начать снос нескольких домов, включая их развалюху, и приступить к расселению жильцов. Время шло, сроки постоянно передвигались, а в октябре 2005-го руководитель «Аспекта» ошарашил всех новостью, что не будет осваивать этот участок. Новость ударила по здоровью Людмилы Никольской – она ослепла на один глаз.

Только в 2006-м лед тронулся. В конце января пришел ответ от начальника жилищного управления администрации Ставрополя Олега Максименко на запрос «Ставрополки». После нескольких месяцев молчания городские власти оживились. Людмилу Никольскую пригласила на прием первый заместитель главы администрации Ставрополя Валентина Солонина, на нем присутствовал и Олег Максименко. Замглавы пообещала, что разберется со специалистами администрации в причинах того, почему должным образом на публикацию «Блокада» они не отреагировали.

– Мы не отрицаем, – подчеркнула Валентина Солонина, – нужно улучшить жилищные условия, но решить вопрос мгновенно не сможем…

Тут же было заявлено, что в первую неделю февраля Л. Никольскую известят о том, можно ли произвести в доме ремонт. Начальник отдела строительства комитета градостроительства администрации города Николай Ковтун, побывавший в хибарке Никольских, вынес вердикт о том, что ремонт производиться не будет. Он прав на сто процентов. Начни «тормошить» эту 165-летнюю завалюху, может и рухнуть…

С вердиктом Николая Ковтуна Людмила Никольская полностью согласна. А вот письмо из администрации Ленинского района Ставрополя, которое ей пришло незадолго до Дня защитника Отечества, вызвало недоумение.

Исполняющий обязанности заместителя главы районной администрации А. Попов пишет, что ее обращение (которого она, впрочем, не делала. – Прим. авт.) в администрацию города Ставрополя по вопросу проведения ремонтных работ в квартире рассмотрено, и объясняет, почему в ее доме нельзя выполнить работы капитального характера. Нет, не из-за ветхости хибарки, а в связи с тем, что согласно Жилищному кодексу Российской Федерации «капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном жилом доме производится за счет средств собственника жилищного фонда», и именно собственник жилого помещения при выборе способа управления многоквартирным домом заключает договоры на обслуживание и проведение капитального ремонта. В договорах определяются условия, объемы, сроки проведения, источник финансирования (средства жителей дома)».

Далее А. Попов уверяет Л. Никольскую, что по вопросу безопасной эксплуатации газового оборудования силами МУП «ЖЭУ-7» г. Ставрополя еще якобы в июле 2002 года была произведена полная перекладка отопительной печи и дымохода. А главное, «…на данный момент отопительная печь находится в исправном состоянии. Акт проверки прилагаем».

Неужели те, кто готовил письмо, уверены, что если человек вступил в солидный возраст, то он непременно поверит любой бумаге? Да нет же, Никольская в полном здравии и, как написали ее боевые друзья, ведет активную военно-патриотическую работу с подрастающим поколением. Поэтому она и недоумевает, почему чиновники хибарку на две семьи приравнивают к многоквартирному жилому дому и заставляют поверить в то, чего не было (это о «полной перекладке отопительной печи и дымохода»).

Людмила Никольская все надеется на долгожданное жилье, которое городские власти обещали ей выделить ровно три года назад. Она не требует непременного и сиюминутного улучшения своих жилищных условий. Старается не замечать, что печка снова вышла из строя. Вторая блокада, к сожалению, для нее пока еще продолжается.

Все это, на мой взгляд, говорит о дефиците порядочности чиновников, которые просто забыли о непреложной истине – участники Великой Отечественной войны, как никто другой, нуждаются в заботе и внимании не одну неделю или месяц в году, а постоянно!