Земельная тема на селе по-прежнему остается одной из самых болезненных. Зачастую заложниками процесса передела собственности становятся простые сельские труженики и ветераны-пайщики, проработавшие в хозяйствах не один десяток лет. Свидетельством тому – не прекращающийся поток писем в редакцию нашей газеты.

Одно из них к нам пришло из села Владимировка Левокумского района. «К вам обращается группа пенсионеров, владельцев земельных долей, находящихся в пользовании колхоза «Красный буденновец». Беды наши такие же, как, наверное, и во многих других сельхозпредприятиях. Некогда богатое хозяйство разорилось, и сейчас всеми правдами-неправдами передано инвестору в аренду на длительный срок со всем имуществом. Полным ходом идет скупка земли. Мы – часть пайщиков – не захотели сдавать свое добро в аренду и выделились в крестьянское хозяйство. Набралось нас 34 человека, 13 – пенсионеры. Стали мы требовать у руководства колхоза и свои имущественные паи. А нам в ответ: «Не положено». В уставе колхоза записано, что у каждого работника должна быть книжка, куда после составления годового отчета заносятся сведения об имущественном пае. Ничего этого не делается. Обидно, что живем по принципу: одним все – другим ничего. Очень просим на страницах «Ставропольской правды» дать ответ – как правильно выделить свой имущественный пай?».

Как пояснили в министерстве сельского хозяйства СК, эта процедура подробно описана в статье 18 закона «О сельскохозяйственной кооперации». Выходящему члену кооператива должна быть выплачена стоимость его паевого взноса, определенная на основании данных бухгалтерской отчетности хозяйства за финансовый год, в течение которого было подано заявление о выходе. Второй вариант – «выходцу» должно быть выдано имущество, соответствующее его паевому взносу, а также произведены другие причитающиеся ему выплаты в размерах, и на условиях, которые предусмотрены уставом кооператива.

Если же всего этого пайщикам не удастся добиться «по-хорошему», тогда дорога одна – в суд, советуют специалисты.

*******

А вот авторы коллективного письма – фермеры из Ипатовского района – бьются над другой бедой. О ней поведал председатель ассоциации КФХ И. Киреев. Все фермерские хозяйства были образованы в декабре 1992 года в основном по семейному признаку. Так было проще с точки зрения оформления необходимой документации. Тогда, к примеру, нынешнему главе одного из КФХ было 45 лет, отцу 76, матери 73, тестю 69, теще 68 лет. Кроме того, в состав фермерского хозяйства вошли дочь 23 лет, которая в 1995 году вышла замуж и уехала за пределы района, и жена-учительница. На деле получается, что в фермерском хозяйстве работает один глава, обрабатывая земельный участок площадью 62,6 га. Остальные родственники участия в производственной деятельности не принимают, хотя по документам и числятся членами КФХ. На основании этого Пенсионный фонд требует от престарелых родителей главы хозяйства, его тестя и тещи, а также жены и дочери уплаты фиксированных платежей по итогам года. Всем им, ни одного дня фактически не работавшим в «семейном» бизнесе, пришли из Пенсионного фонда требования об уплате фиксированных платежей и пени – 6800 рублей. «Пенсионный фонд грозит судебным разбирательством многим престарелым людям, которые, получив уведомления, потеряли сон и покой.

Разве обязаны пенсионеры, которые вошли со своим паем в КФХ, но сами в нем не работали и зарплату никогда не получали, платить неизвестно за что. На наши неоднократные обращения в ПФ получаем один и тот же ответ: престарелые люди, не получающие никаких доходов, кроме своей пенсии, обязаны ежегодно выкладывать по 1800 рублей. Только лишь за то, что в свое время отдали свой земельный пай в состав фермерского хозяйства» – сетует автор письма.

*******

В подобной истории оказалась и другая наша читательница Л. Ледовских из села Донского Труновского района. Проконсультировалась Любовь Кирилловна у юристов, они ее поддержали: в соответствии с законом «Об обязательном пенсионном страховании в РФ» страховые пенсионные взносы уплачивают индивидуальные предприниматели, выполняющие функции страхователей самих себя. Выходит, что Л. Ледовских, будучи главой КФХ, имеющего статус юридического лица, не является «индивидуалистом». Кроме того, она не выступает в роли работодателя, а значит, и плательщика заработной платы.

Имея на руках такие доводы, Любовь Кирилловна обратилась с иском в Арбитражный суд Ставропольского края к управлению Пенсионного фонда РФ по Труновскому району и – выиграла. Но вскоре «пенсионщики» подали апелляционную жалобу. В итоге суд признал ответчицу индивидуальным предпринимателем и потребовал с нее уплаты страховых взносов и набежавшей пени. Любовь Кирилловна категорически с таким положением дел не согласна и намерена дальше отстаивать свои права.

*******

По мнению пенсионеров села Томузловского Буденновского района, приславших в редакцию письмо, ущемляются и их права. Они сообщают, что местное хозяйство, которому сдают в аренду землю, не уплатило налог на нее, и им, пенсионерам, прислали требование о расчете. «Кто платит налог на землю – арендатор или арендодатель?» – спрашивают ветераны труда. В министерстве сельского хозяйства СК пояснили, что налог уплачивает собственник земли – арендодатель, а не арендатор. Правда, бывают случаи, что и наоборот. Все дело в том, каковы особенности договора аренды, который каждый пайщик должен знать назубок. Он же вправе диктовать его условия, поскольку является собственником земли.

Татьяна СЛИПЧЕНКО