в школе-интернате N 36

Не одну бессонную ночь провела Татьяна Захарина, когда ей предложили стать директором школы для глухих. Проблем было выше головы: помещение оказалось непригодным для учебного процесса – полы проваливались, крыша протекала, ободранные стены покрыты плесенью. Если называть вещи своими именами, то корпус школы нужно было выводить из аварийного состояния да еще и пристраивать новый. Сейчас в это верится с трудом: везде образцовый порядок, уют, множество цветов, аквариумы, картины детей на стенах.

Но главная трудность крылась все же не в бедности и материальной запущенности. Вот что вспоминает Татьяна Григорьевна:

– Когда я стала знакомиться с детьми, столкнулась с тем, что не понимаю их, а они, в свою очередь, не понимают ни меня, ни других людей. Многие боялись ходить в общественные места. И это меня, признаюсь, очень расстроило. Я понимала, что так быть не должно. И еще больше убедилась в этом во время директорской учебы в Москве, где познакомилась с замечательным сурдопедагогом, кандидатом педагогических наук Эмилией Леонгард. По ее методике неслышащие дети учатся понимать речь других людей по артикуляции губ, считывают слова. А значит, и сами говорят. Мы побывали в классе, где детей обучают подобным образом, и я услышала от них, например, рассказ о недавнем посещении театра, причем ребята смогли кратко пересказать содержание спектакля. Я чуть не заплакала: почему же наши ставропольские ребятишки общаются только жестами? Приехав домой, предложила изменить систему обучения наших воспитанников и нашла понимание в коллективе.

Общаясь с воспитанниками школы-интерната сегодня, я убедился, что они теперь не так уж сильно отличаются от слышащих сверстников. Понимают обращенную к ним речь, правильно отвечают на вопросы, а Максим Овчаренко прочитал мне даже свое стихотворение, посвященное учителям. Словом, дети вполне адаптированы к жизни в мире человеческой речи. А ведь как трудно было вначале преодолеть рутину. Даже некоторые родители были против новых методик – зачем, мол, мучить ребенка, пусть общается жестами. Сейчас же учащиеся школы с удовольствием посещают театральные спектакли. За этим и упорный труд учителей и воспитателей, и современное оснащение интерната: звукоусиливающее оборудование, индивидуальные слуховые аппараты, к которым дети привыкали трудно, пытались на первых порах их снимать, но педагоги настойчиво помогали справиться.

Учащиеся овладевают и компьютерной техникой, дружат со Ставропольским региональным интернет-центром. А теперь, когда школой получена официальная лицензия на профессиональное обучение, эти навыки и умения могут помочь ребятам получить очень нужные и востребованные профессии. Кроме того, старшие мальчики умело работают с деревом и металлом, а девочки прекрасно шьют.

В России известен опыт создания театра в Сергиевом Посаде на базе интерната для слепоглухонемых детей. Это, конечно, подвиг воспитателей, учащихся, энтузиастов театра. Но и в Ставропольской школе № 36 сумели преодолеть барьеры, которые вообще-то считаются непреодолимыми для глухих. Известно, что таких детей очень трудно обучать иностранным языкам – они не слышат мелодику речи. Что уж говорить о сложности обучения их пению и танцам! И вот представьте себе, что в школе в 1993 году был создан театр-студия «Вдохновение», которому Министерство образования РФ присвоило звание образцового детского коллектива. Мне довелось побывать на спектакле, который юные артисты подготовили к 60-летию Великой Победы. Танцоры, акробаты, певцы сменяли друг друга. У некоторых зрителей в зале, заметил, увлажнились глаза. Трудно было поверить, что перед нами дети, полностью или частично лишенные слуха.

Ребята много занимаются спортом. Летом приняли участие во Всероссийских легкоатлетических соревнованиях неслышащих детей, проходивших в Екатеринбурге, Воронеже и Москве. Кирилл Парахин вошел в сборную команду страны, победив в беге на 100 метров, выполнил норматив кандидата в мастера спорта. Золотую медаль получила в тройном прыжке Виктория Корчикова.

Все это поможет ребятам интегрироваться во взрослую жизнь после окончания школы. Но есть проблемы, которые ни директор, ни педагоги не могут решить в одиночку, своей волей. Как рассказывает Т. Захарина, в ряде регионов России в вузах открываются или уже открыты группы для неслышащих студентов, где они, несмотря на свои ограничения, могут получить полноценное высшее образование. В нашем крае ничего подобного нет. Поступить же в вузы хотели бы до половины нынешних учащихся школы-интерната. И верится, что им и здесь удастся преодолеть судьбу. С нашей помощью перестали видеть инвалидов, а видели полноценных людей с проблемами здоровья. Как известно, проблемы есть у всех…