На самом деле проблем еще «куча мала» и с льготными лекарствами, и размер ежемесячных денежных выплат (ЕДВ) устроил далеко не всех. А инвалиды, имеющие право на санаторное лечение, но не могущие по состоянию здоровья им воспользоваться, судятся за компенсации и т.д и т.п. Список претензий можно продолжить, но есть такие явления, которые мягко говоря попахивают уже не просчетами, а едва ли не политическими ошибками авторов «социальной революции».

Я сегодня не такой, как вчера

Как известно, русский сказочный Иван, он – дурак. Но если кто-то попытается его обдурить, то сам же и окажется в дураках. Это национальное качество обкатано не на одном российском законе, в справедливости которого народ усомнился. 122-й федеральный не избежал этой участи.

С первого января народ поделили на федеральных и региональных льготников. И вот уже несколько месяцев в рядах тех, кто имеют основания претендовать на то, чтобы относиться к любой из этих категорий, например, инвалид – ветеран труда, наблюдается интересное явление. Вчерашний инвалид, вдруг становится ветераном или наоборот. Чего же это он так мечется? А все просто: закон не позволяет получать одному человеку льготы сразу нескольких категорий. Так что приходится выбирать, кто ты будешь такой. Считаешься инвалидом второй группы получай 550 рублей и соцпакет, а ветераном труда – имей бесплатное зубопротезирование, 50 процентов абонплаты за телефон, 250 рублей ЕДВ, бесплатный проезд на автомобильном транспорте на междугородных маршрутах и иные краевые льготы.

Почесав затылок, льготник соображает: на 550 рублей не наездишься по городу и краю, не оплатишь телефон и прочее. А не «назваться» ли тогда ветераном труда ( что ему положено смотри выше). Но…а если нужны дорогие лекарства? Не-е, бог с ним с телефоном, обойдемся без зубов, но зато с соцпакетом. В общем, штормит бедолагу. Но потом его, наконец, осеняет: ведь ему, как на «златом крыльце», можно хоть сто раз выбрать кто он будет такой «король, королевич,сапожник, портной»! Так что нужны мне зубные протезы – буду ветераном, а потом – инвалидом и… поеду в санаторий. В общем, назовусь так и столько раз, сколько это выгодно. И все законно…

А вот уже другой ракурс этой же «миграции». И здесь, судя по данным, полученным в министерстве труда и социальной защиты населения края, картина получается занимательная… На первое января краевыми мерами социальной поддержки у нас пользовались 13 тысяч 352 труженика тыла, а сейчас всего 7196! Куда же «испарилась» чуть ли не половина? Ну как вы уже и догадались – в другие категории. Здесь убавилось, а где – то прибавилось. И хотя статистику «миграции» никто не отслеживает, но вот к слову – ветеранов труда пользующихся льготами в январе было 158 тысяч 390 , а нынче уже почти 183 с половиной тысячи, не факт, что все они «перебежчики», но явно таких тут тоже не малая доля... Оно и понятно – рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше.

Как теперь планировать бюджеты территорий? Такой вопрос уже не раз звучал на совещаниях, где обсуждалось выполнение 122-го закона. Мало того, что количество льготников и краевых, и федеральных растет, как грибы после дождя (по данным краевого отделения Пенсионного Фонда РФ в крае на начало года федеральных льготников было 240 тысяч, а сейчас 280 тысяч), так ведь еще никто не знает, сколько из них завтра предпочтет одну ипостась другой. И как предугадать, сколько окажется краевых льготников и федеральных? А, следовательно, сколько средств надо закладывать в краевой и федеральный бюджеты на меры их социальной поддержки? Сам черт ногу сломит…

Почет – по месту жительства

Представьте теперь себе другую ситуацию. Приходит к вам уважаемый пожилой человек. Вы его встречаете, усаживаете, оказываете всяческие знаки внимания. А потом этот же человек идет к вашему соседу. А там ему говорят, извините, но вам почет и уважение уже оказали, у нас поэтому не полагается.

Думаете, смеюсь? А как иначе расценить вот такое положение вещей… Петр Иванович Евстафьев, ветеран труда, вез из краевой больницы в поселок Затеречный свою внучку. И, естественно, пожилой человек, рассчитывал на льготный билет. Но то, что произошло с ним в этом путешествии свалило его в постель с давлением и побудило написать нам.

«…На автовокзале в Ставрополе кассир сказала, что в нашем направлении идет автобус Ставрополь – Дербент. Я попросил два билета до Затеречного, один из них льготный. Но кассир ответила, что есть билеты только до Нефтекумска (хотя автобус идет через Затеречный), а льгот нет. Собрав последнее из пенсии и не оставив себе даже на воду я приобрел два билета. Когда же уже в Благодарном я узнал, что автобус-то наш, родной, ставропольский, я обратился к экипажу, они мне ответили – льготы отменили. Когда на другой день я обратился в управление труда и социальной защиты населения Нефтекумска, его работница Мадина Шурдумова объяснила, что никакой отмены нет и меня просто надули. А я считаю, что меня подло, среди дня, нагло обокрали и посмеялись над моею седой головой. Они разве знают, как трудиться 45 лет…»

Вот такое горькие слова написал нам пожилой человек, прибавив, что надо гнать в шею и наказать кассира и водителя и чтобы выслали ему деньги за билет и за моральный ущерб и страховку.

Ну что тут скажешь, как объяснить человеку, что, конечно, надо бы гнать в шею, да не тех…. А льготный билет ему, действительно, могли дать только на междугородний автобус внутрикраевых маршрутов, как и оговорено в законе Ставропольского края «О мерах социальной поддержки ветеранов» А автобус «Ставрополь – Дербент», увы, это уже межреспубликанское или межрегиональное сообщение.

Неправда ли, парадокс…. Трудиться человек мог где угодно и заработать себе нынешний ветеранский статус и в Сибири, и на целине. И вовсе не значит, что он оттрубил все годы на благо Ставрополья. Но, выходит, что где бы ты ни работал, если живешь здесь, то край и предоставляет льготы, за твои за заслуги перед Родиной. Вроде как ты ветеран труда Ставропольского края, а не страны. А в итоге, теперь, поехав по какой-нибудь надобности в соседнюю республику, попробуй воспользоваться своим статусом. Нынче-то в «каждой избушке свои погремушки». В каких-то территориях все льготы монетизировали, а в каких-то, как у нас, только их часть. Так что если в нашем крае междугородными маршрутами ветеран может следовать бесплатно (опять же внутрикраевыми), поскольку у нас эта льгота осталась в натуральном выражении, то скажем в соседнем местный ветеран труда будет платить за такой проезд, потому что на эти цели ему выдано ЕДВ. Ну, а что же делать нашему ветерану путешествующему на автобусе за пределами Ставрополья ? Естественно – раскошеливаться.

Чудно – страна одна, звание ветеранское одно, а правила «игры» разные. И кем же в результате чувствует себя в этих «играх» человек? Гражданин большой державы, пользующийся льготами на территории всей страны оказался каким-то там региональным льготником, которому извините, но почет и уважение, полагаются только по месту жительства...

А мины взрываются…

Что же, собственно, из всего вышеизложенного следует? – Какая гадость, этот ваш 122-й? Ату его?! Да нет, вывод напрашивается другой. Если уж начали, то монетизировать надо все имеющиеся льготы и повсеместно и предоставить право выбора между деньгами в натуральном выражении. И только какие-то дополнительные привилегии каждый регион может «придумывать» сам. Тогда, с денежкой в кармане, человек в любом конце страны будет независим от любых местных льготных инициатив. И перестанет бегать из инвалидов в ветераны, из тружеников тыла в инвалиды и т.д. Только прежде следует вспомнить, почему люди себя так ведут и почему они в начале года вышли на площади. Потому, что почувствовали себя обманутыми и униженными. А «родители» 122-го закона изо всех сил делали хорошую мину при плохой игре, внушая народу, что те деньги, которые он получил вместо льгот действительно им равноценны. Если завтра и те льготы, что еще остались в натуральном выражении будут монетизированны так же, как те, что уже превратились в ЕДВ, то не избежать нам нового взрыва. Ведь «мины»,как известно, рано или поздно взрываются.

Ольга БОНДАРЕВА