Стартовали государственные закупочные интервенции на рынке зерна. В них намерены принять участие и ставропольские сельхозпроизводители

Проводятся они в четвертый раз. Стоит заметить, что в нынешнем году федеральный минсельхоз поторопился с их проведением, о чем все время просили селяне: провести торги сразу после окончания уборки урожая, как это делается в цивилизованных странах. Хотя в целом жатва еще не завершилась. По оперативным данным пресс-службы Министерства сельского хозяйства РФ, зерновые и зернобобовые культуры убраны на площади 26,8 млн. га, что составляет более 60 процентов. Намолочено более 60 млн. тонн зерна.

На торги из федерального бюджета выделено свыше шести миллиардов рублей, на которые, по предварительным подсчетам, будет закуплено более двух миллионов тонн. Конечно, это крайне ограниченный объем, учитывая, что только одно Ставрополье может выставить на продажу в два раза больше зерна. И все же, по мнению организаторов гос-интервенций – Минсельхоза РФ, главное в этом деле – политика: задать тон на рынке, поднять цену на зерно, о чем мечтают сегодня сельские производители. Определенных квот, своего рода государственного заказа для каждого региона нет.

Для регионов Урала и Сибири первоначальная цена тонны продовольственной пшеницы третьего класса в приказе министра сельского хозяйства РФ А. Гордеева составляла 3,3 тыс. руб., для регионов европейской части – 3,1 тыс. руб. Как пояснили в российском минсельхозе, такая дифференциация связана с различными условиями производства. К примеру, в южнороссийских хозяйствах, где урожайность достигает 60 центнеров с гектара, цена в три с небольшим тысячи рублей худо-бедно покроет все издержки производителей. Для хозяйств же, находящихся в Сибири, с более суровым климатом, где получают 20 с небольшим центнеров, цены на зерно, естественно, должны быть несколько выше.

Проведением торгов занимается Национальная товарная биржа. В регионах России работают семь специальных площадок и четыре так называемых центра отдаленного доступа. Создание точно такого же, пятого, планировалось и в Ставрополе, но один из банков, на который пал выбор в качестве площадки для проведения торгов, не успел подготовиться как надо. Но ничего страшного в этом нет, заверили в краевом минсельхозе. Ведь торги проходят в электронном режиме. Ставропольцы территориально отнесены к Ростову-на-Дону, где и проходит виртуальная купля-продажа. В первый день закупок минимальная цена тонны пшеницы третьего класса на этой площадке составляла 3050 руб., максимальная – 3090 руб.

По итогам первого дня во всех округах, по данным информационного агентства «Агрофакт», закуплено более 30 тыс. тонн пшеницы. Выставлялся, как говорят биржевики, только один базисный актив – пшеница третьего класса. Из 31 аккредитованного заявителя в первый день заявили о себе только 13. Заключено 7 сделок и продано 112 лотов пшеницы по 270 тонн каждый. Эксперты считают, что обсуждать влияние интервенций на рынок можно будет не ранее, чем через 3-4 дня. К этому времени к торгам подключится большее количество участников. Многие из них пока выжидают. В этом году хороший урожай пшеницы 4 класса, и поэтому с включением ее в интервенционный процесс торги станут более активными, прогнозируют биржевики.

Такие же предположения вы-сказывают и ряд руководителей крупных сельхозпредприятий края. Одни намереваются выставить пшеницу на продажу (по данным Ростовской биржи, от Ставрополья накануне интервенций поступило уже более десятка заявок), другие предпочитают выждать время – в надежде, что проводимые торги непременно поднимут цену на зерно и в последующем они смогут реализовать его самостоятельно, но уже на более выгодных условиях.

В то же время некоторые главы, в том числе и ведущих сельскохозяйственных предприятий, полагают, что расходы на до-ставку и хранение зерна при продаже его государству путем торгов попросту не окупятся. Один из них – председатель СХ ЗАО «Радуга» Новоалександровского района Владимир Суров. Заявку на участие в торгах он не подавал, а вот условиями их проведения все же поинтересовался.

– Государство, по сути, обманывает своих крестьян, – говорит он. – Объявляет цену за килограмм пшеницы третьего класса 3 руб. 10 коп. и при этом первое, что делает, – накрутку в 70 рублей за каждую заявленную тонну. Независимо от того, выиграю я или нет объявленный тендер по реализации зерна, обязательно должен заплатить. Затем я должен доставить проданную мною же пшеницу на элеватор, где будут определять ее качество. При этом за все мы будем платить из собственного хозяйственного кармана. Я считаю, для нашего сельхозпредприятия это неприемлемый вариант. Сейчас самостоятельно занимаемся реализацией зерна. Четвертый класс пшеницы отдали по 2300 за тонну. Нас это более-менее устраивает. Вообще же мы придерживаем зерно. В этом году мы собрали 35,5 тыс. тонн, из них 15 тыс. тонн будет лежать у нас дома, как говорится, до лучших времен. Остальное раздаем на паи, используем на другие внутрихозяйственные нужды.

Параллельно с формированием площадок и центров торгов шел и отбор элеваторов, которые примут на хранение закупленное государством зерно. От Ставрополья подали заявки десять предприятий, и многие из них успешно выдержали конкурс.

Какой бы объем зерна хозяйства края ни продали в ходе госзакупок, все же, по мнению первого заместителя председателя правительства, министра сельского хозяйства СК Владимира Гаркуши, государственные интервенции сыграют свою положительную роль, особенно накануне осенних полевых работ.

Сегодня состоится второй день интервенционных закупок. Торги будут идти в течение двух месяцев, три раза в неделю.

Татьяна СЛИПЧЕНКО