Многочасовые очереди в регистратуры поликлиник, столпотворения у дверей в кабинеты терапевтов, ругань и давка возле социальных аптек – о том, насколько тернист путь льготника на получение заветного лекарства, «СП» писала неоднократно. Как рассказывала и о том, что удовлетворить потребности в лекарственных средствах пока не удается.

– Проблема решаема, надо только подождать, – в один голос заявляют начальники краевых и федеральных ведомств, занимающихся внедрением в жизнь ставшего уже притчей во языцех закона о монетизации льгот.

Но одно из основных правил рыночной экономики гласит, что, как только появляется спрос, немедленно рождается и предложение. И, если законными методами восполнить дефицит не удается, на «сцену» вступает «черный рынок».

– На днях мне позвонила соседка, – рассказывает ставропольчанка Наталья Лысенко, пенсионерка, инвалид второй группы. – Зная, что здоровье не позволяет мне не только стоять в очередях, но даже выходить на улицу во время гололеда (после сложнейшего перелома ноги предпочитаю зимой сидеть дома), спросила, не нужны ли мне какие-нибудь лекарства по дешевке. И пояснила, что одна ее знакомая предлагает целый список препаратов за полцены. Я поинтересовалась, откуда такое богатство: может, лекарства просрочены или, что еще хуже, подделка? «Что ты, – возразила соседка, – она их по льготным рецептам получила, а теперь просто хочет подзаработать». Я перечислила соседке, в каких препаратах нуждаюсь, и на следующий день она занесла мне несколько упаковок таблеток. Посмотрела – все упаковки не тронуты, и цена в два раза ниже, чем в аптеках. Отдала ей деньги да поблагодарила за заботу.

– Мне восемьдесят лет, – говорит другая льготница, тоже жительница краевого центра Эльза Казик, пенсионерка, вдова погибшего воина. – Раньше по своей льготной категории я получала бесплатных лекарств ежемесячно на 600-700 рублей. Вот и сейчас не побоялась, отстояла громадную очередь в поликлинике. И что? Врач сказала, что нужного мне сердечного препарата в аптеке сейчас нет, а заведующая пояснила, что это лекарство, дескать, не жизненно необходимое. Мол, и без него обойтись смогу. Может, для заведующей оно и не жизненно необходимое, а мне жизнь продлевает, и раньше я без проблем на него рецепты получала. Но дело даже не в этом. Выписали мне рецепты на два других препарата со словами «берите то, что есть в наличии», пришла я с ними в аптеку, что на улице Артема, а ко мне там женщина подходит и предлагает предуктал за двести рублей у нее купить, хотя в других аптеках он рублей пятьсот стоит.

Но для меня и двести рублей – большие деньги. Решила я зайти сначала и узнать, что за препараты мне врач выписала. И обалдела: одно четыре рубля с копейками стоит, а другое – двенадцать, и список противопоказаний к ним такой, что мне проще сразу в гроб лечь, чем их принимать. Вот и пришлось мне предуктал покупать с рук.

Доверяй, но проверяй – гласит народная мудрость. Подхожу к социальной аптеке на улице Артема. У дверей пожилая женщина ежится от холода. Беру «быка за рога».

– Лекарства есть? – спрашиваю я.

– А какие тебе, деточка, нужны? – сразу оживляется бабушка.

Вспоминаю первый пришедший на ум предуктал, но женщина сразу «сникает».

– Нет, этот я уже продала. Остались только…

Далее следует перечисление десятка препаратов, о которых я в силу полубогатырского здоровья и не слышала. Мой вопрос, «Где взяли?», сразу вызывает подозрительность старушки. Убедившись, что клиент из меня никакой, женщина грубо отвечает:

– Не твое дело.

А вот соседка Натальи Лысенко согласилась сделать «чистосердечное признание». Но, по понятным причинам, не называя своего имени.

– Да, я торгую льготными лекарствами, – заявила она. – А что, спрашивается, делать остается? У меня пенсия – чуть больше тысячи рублей. А ну-ка, попробуй, проживи на эти деньги. И не думай, что мне эти таблетки «за просто так» достаются. Я, между прочим, не одну очередь отстояла, пока лекарства получила. Мне они самой нужны, но кушать хочется еще сильнее.

Глядя на скромную обстановку однокомнатной квартиры, возразить было нечего…

Получить комментарий правоохранительных структур стихийно возникшему в краевом центре (а, скорее всего, и во всей России) «черному рынку» лекарств оказалось непросто.

– Мы ничего не знаем об этой проблеме, – сказал начальник управления милиции по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и использования административного законодательства полковник Николай Попов. – Но, спасибо за информацию. Будем работать.

Однако начальник одного из территориальных ОВД в приватной беседе с корреспондентом «СП» был категоричен:

– Милиция не будет этим заниматься. Ловить старушек и составлять на них протоколы? Ни у одного нормального человека на это рука не поднимется. Но можно прогнозировать, что в самое ближайшее время появится другая категория торговцев: дилеров, которые будут скупать лекарственные препараты у льготников, а потом продавать их… в других аптеках. Но даже они, скорее всего, останутся безнаказанными, поскольку доказать факт покупки и перепродажи очень сложно. Зачем милиции лишние проблемы?

А раз так, то черный рынок лекарственных препаратов будет процветать. Нищету пенсионеров (а именно они – основные потребители льготных лекарств) пока никто не отменял. И когда выбор стоит между куском хлеба и дорогим (пусть и нужным) лекарством, не нужно быть провидцем, чтобы понять: предпочтение будет отдано хлебу. А там, глядишь, и вымрут старики и старушки, как класс. Вот тогда и проблем не будет.

Александра РАШИДОВА