На прошедшем в Москве VI Всероссийском съезде судей президент фактически объявил о старте третьего этапа судебной реформы. Напомним, первый отсчитывают от принятия в 1991 году Концепции развития судебной системы. Второй был начат в 2001 году. Символично, что на третью ступень мы переходим в год 140-летия судебной реформы Александра II. Не случайно высказывания царя-реформатора так часто звучали с трибуны. На высшем судейском форуме побывала и многочисленная ставропольская делегация. По нашей просьбе впечатлениями о работе съезда и о состоянии дел в третьей власти рассказывают его делегаты. Правосудие нуждается в поддержке Член Совета судей РФ, председатель Ставропольского краевого суда

Хорошо, что о настоящем и будущем судебной реформы на съезде говорили без лакировки и одновременно без излишней экзальтации.

Суды осуществляют свои полномочия самостоятельно. Тем не менее успешное решение поставленных перед ними задач зависит от слаженной работы всех трех ветвей власти. Только так можно прийти к созданию необходимых условий для практической реализации конституционной гарантии обеспечения каждому гражданину России судебной защиты прав и свобод. В связи с этим хочется особо отметить, что проводимая судебная реформа предполагает качественно новый уровень законодательства. Необходимость его совершенствования подчеркивалась как в Концепции судебной реформы, так и в постановлениях почти всех предыдущих всероссийских съездов судей. Однако приходится констатировать, что качество ряда принятых в последнее десятилетие законов, к сожалению, оставляет желать лучшего. Нормы многих из них Конституционным судом РФ признаны противоречащими Конституции России, не всегда предусматривается механизм их реализации, что порождает множество проблем в правоприменительной практике.

Съезд решил, что сообществу необходимо активнее защищать честь и достоинство несправедливо оклеветанных судей. Для создания условий для предотвращения коррупции в органах судебной власти и негативного общественного мнения о их работе целесообразно ввести практику представления судьями сведений о доходах и имуществе. Такие сведения в настоящее время представляют, в частности, лица, занимающие государственные должности.

Актуальной остается задача повышения авторитета судов. В последнее время СМИ активно публикуют различные материалы о коррупции в органах судебной власти. В них иногда произвольно толкуются обстоятельства рассмотренных дел и принятые по ним решения. В связи с этим съезд посчитал, что особое внимание надо уделить информационной сфере. В частности, в Ставропольском крае во всех судах работают пресс-службы. Результат взаимодействия со СМИ очевиден. Еще 1,5 года назад только 10% граждан верили в справедливость суда. Последние данные опроса показали, что доверие к судам в Ставропольском крае выросло до 60%. Суды стали открытыми и доступными для СМИ. Именно это, на мой взгляд, сыграло роль в формировании общественного мнения.

Надо вместе с тем признать, что в практике работы судов имелись случаи, когда судьи, допустившие серьезные нарушения закона, проявившие себя как неквалифицированные и не заслуживающие уважения специалисты, длительное время не лишались судейских полномочий, а иногда находили неоправданное сочувствие у своих коллег. Делегаты съезда решили, что судейский корпус должен решительно избавляться от тех, кто случайно оказался в судейской мантии, кто бросает тень на высокое звание российского судьи.

Только за последние 3 года мною в квалификационную коллегию Ставропольского края было внесено 21 представление о наложении дисциплинарного взыскания на судей края, 13 из них удовлетворены.

Отмечая общую тенденцию увеличения объемов финансирования судебной системы, следует вместе с тем констатировать, что на материально-техническое оснащение судов общей юрисдикции в России тратится только 50 % от потребности. В результате в настоящее время более 70 % судов занимают помещения, площади которых в 3-4 раза меньше нормативных. Значительная часть зданий нуждается в капитальном и текущем ремонте. Недостаточен уровень компьютеризации и информативного обеспечения: оснащенность судов общей юрисдикции автоматизированными рабочими местами по России составляет только 52 %. Да и финансирование по таким важным статьям, как обеспечение жильем, страхование имущества, медицинское обслуживание судей и членов их семей, также до настоящего времени осуществляется недостаточно. В частности, по данным на 2004 год 768 судей судов общей юрисдикции не имеют жилья, 2028 – нуждаются в улучшении жилищных условий. Вместе с тем выделенные в соответствии с федеральной целевой программой «Развитие судебной системы России» средства на 2002 – 2006 годы составляют всего 5,3% потребности.

Изучение кадровой динамики за последние несколько лет свидетельствует о наметившейся негативной тенденции к усилению текучести кадров, что вызвано высокой судебной нагрузкой, низким материальным обеспечением судей и работников аппаратов судов. Именно поэтому информация президента РФ о повышении денежного содержания судей на первом этапе в два, может быть, в три раза, а в ближайшем времени ещё на столько же, вызвала положительный отклик у всего судейского корпуса РФ.

Уровень обеспечения личной безопасности судей и охраны зданий судов, прежде всего в Южном федеральном округе Российской Федерации, не адекватен состоянию криминогенной обстановки и террористической опасности. Вспомните взрыв в Октябрьском районном суде Ставрополя в начале этого года. А также о том, что за последние три года в России убиты 7 судей и 4 члена их семей, свыше 100 судей стали жертвами разбоев, грабежей и хулиганств. Попал в этот печальный перечень и наш край. Мы все помним жестокое убийство судьи Георгиевского районного суда С. Шевченко, случаи нападения на других судей. Однако органы внутренних дел не планируют и не осуществляют профилактические, упреждающие меры по обеспечению их безопасности, а расследование такого рода преступлений нередко ведется пассивно и заканчивается безрезультатно.

Обязанность по обеспечению охраны зданий судов возложена на особое подразделение – судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Но… службу они несут в соответствии с Федеральным законом «О судебных приставах» лишь в рабочее время. А ведь зачастую судебные процессы продолжаются и по окончании рабочего дня. Кроме того, в целях выполнения требований статьи 108 УПК РФ (судья должен вынести судебное решение по ходатайству об избрании в качестве меры пресечения заключение под стражу не позднее чем через 8 часов с момента поступления материалов в суд) судьи работают даже в выходные и праздничные дни. Верховный суд РФ внес в Государственную Думу законопроект, предусматривающий передачу соответствующего подразделения судебных приставов в ведение Судебного департамента при Верховном суде РФ. Однако законопроект был отклонен.

Сергей КОРОВИНСКИХ