Мрачное, тягостное зрелище представляет из себя в эти дни интерьер Георгиевского городского историко-краеведческого музея. Никаких экспозиций практически не осталось, лишь их фрагменты виднеются по углам угрюмых залов. Повсюду – нагромождение картонных коробок с надписями от руки: "изобразительное искусство", "археология", "нумизматика" и т. д. Обстановка – полувоенная. Ощущение такое, что вот-вот раздастся команда к эвакуации, что-то вроде "по машинам!" или "по вагонам!"... Но команды все нет, и какая-то застоявшаяся, гнетущая тишина по-прежнему нависает под сводами потолков, прячется в темных закоулках хранилищ, растекается среди обезлюдевших, пылью пахнущих помещений. Несколько женских фигур просматриваются в ранних сумерках на фоне окон.

Музей закрыт. Официально: решением городских пожарных, признавших здание аварийным по ряду причин. Эти "причины" бросаются в глаза практически на каждом шагу, чаще всего имея вид жутких трещин в стенах, облупившихся дверных проемов, явно устаревшей электропроводки. Кстати, именно электропроводка явилась последней каплей в чаше "пожарного терпения". Впрочем, хочется все же сказать пожарным искреннее "спасибо", поскольку благодаря их протоколу о закрытии музея к объекту теперь обращено внимание разного рода ответственных ведомств, от краевого минкульта до администрации города. Нельзя сказать, что никто из них ранее вовсе не уделял музею внимания: все давным-давно знают, что старинный особняк 1911 года рождения, бывший дом купца Белоусова, нуждается в капитальном ремонте. Однако поскольку музей, выйдя из бывшего краевого объединения, подобно собратьям в других районах и городах края, уже несколько лет подчиняется местным властям, краевые все ждали решения на месте. И вот решение есть, да только вовсе не то.

Что касается "того" – ожидаемого – решения, боюсь, пойдет по известному присловью "обещанного три года ждут". Во всяком случае, на такую мысль наводит сам факт затянувшегося до пожарного варианта процесса. Директор Георгиевского музея Наталья Ильичева показывает распухшую от обилия бумаг папку, там – многолетняя переписка ее с всевозможными инстанциями. Шли годы, менялись начальники, а здание, как вы догадываетесь, отнюдь не хорошело. Настал момент, когда семеро музейных тружениц (коллектив-то чисто женский) со свойственной хозяйкам предприимчивостью придумали "украсить" интерьер этакими декоративными шторочками, маскирующими реальное убожество вверенного им очага культуры.

Между прочим, насчет очага никакого нет преувеличения. В небольшом городе Георгиевске выбор развлечений и культурных услуг сегодня весьма невелик. А музей вообще здесь единственный. Взваливший на себя роль не только экспозиционную, но и салонную, и клубную, и экскурсионную, в целом – просветительскую. И воспитательную тоже, учитывая возраст той категории населения, с которой приходится работать, – это прежде всего школьники и студенты. Богатейшие коллекции музея – в фондах насчитывается до 30 тысяч единиц хранения – позволяют вести работу последовательно, применительно к каждому возрасту, идя в ногу со школой и ее учебными программами. Наталья Владимировна поведала, например, о таком успешном местном эксперименте, когда учащимся начальных классов одной из школ предлагалось поэтапное усвоение музейных сокровищ, "по кусочкам", ведь малышам сразу все охватить трудно. А потом эти отдельные "кусочки", сложившись в общую мозаику наглядно представленной истории родного города, края, страны, как выяснилось, одновременно сформировали в ребятишках потребность узнавать историю дальше. Интересоваться музейными новинками. Приводить сюда бабушек и дедушек... Мальчики и девочки уже выросли в старшеклассников, а дорогу в музей не забывают. Потому что здесь всегда можно найти что-то еще незнаемое, а то и просто встретиться с уже знакомым, ставшим близким, почти родным.

Сейчас все это – и экспонаты, и сама полнокровная жизнь музея – оказалось упакованным в сотни коробок, нагроможденных повсюду. И при всей горечи сознания такой вот с виду застойной ситуации работы-то у музейщиков не убавилось! Им теперь надо успевать следить за состоянием каждой такой коробки, чтобы ее содержимое, не дай бог, не оказалось отсыревшим или, наоборот, не превратилось в труху в условиях такого хранения. Профессионалы скажут: музей – не склад, где можно штабелями укладывать экспонаты. Здесь каждая вещь, каждая бумажка любит бережное обращение. Каждой требуются особая влажность, температура среды, освещение. А до того ли, когда за ночь, бывает, приходится не раз по звонку сигнализации мчаться сюда, чтобы убедить себя и охрану, что ничего не рухнуло и не сгорело?

– Сигнализация давно устарела, специалисты говорят, что к ней даже запчастей уже не выпускают. Реагирует на все буквально, а тут стены трещат, вот и скачем по ночам, – Наталья Владимировна обводит грустным взглядом помещение, устало опускается на простую деревянную скамью – стульев почти не осталось, на всех тоже какие-то пакеты и свертки уложены...

В городских коридорах власти продолжают обсуждать возможные варианты переселения хотя бы музейной коллекции, поскольку на капитальный ремонт здания местный бюджет вряд ли найдет средства. Вариантов не так уж и много. По сути, все сводится сейчас к одному – бывшему Дому культуры арматурного завода, перешедшему в ведение города по причине того, что некогда успешное предприятие сегодня само находится в состоянии анабиоза, не до очагов культуры ему. Весь облик ДК – тому красноречивое свидетельство. Тут тоже требуется серьезный ремонт. Который, возможно, и будет осуществлен. Но когда еще это случится, а коллекции музея нужно немедленно вывозить из аварийного здания. И не только коллекции.

– Власти города берут на себя колоссальную ответственность за жизни людей, остающихся в помещении музея, – говорит Николай Охонько, директор Ставропольского краеведческого музея им. Г. Прозрителева и Г. Праве, побывавший здесь в составе специальной комиссии министерства культуры края. – К великому сожалению, городская администрация так и не смогла дать нам конкретного ответа, какова будет дальнейшая судьба коллекции и сотрудников музея. Члены комиссии предлагали свои варианты, но, конечно, слово здесь за местным руководством.

Достаточно пессимистично оценивают перспективы Георгиевского музея и двое других членов комиссии – ответственные специалисты министерства культуры края Татьяна Головкова и Владимир Кожевников. Их, как и меня, отнюдь не вдохновила встреча с главой города Виктором Губановым. Никто, разумеется, не спорит, что проблем в Георгиевске хватает, а бюджета – наоборот. Тревожит сама позиция, показавшаяся слишком неопределенной. В данной чрезвычайной ситуации и меры нужны чрезвычайные. Мы же в ходе встречи услышали от Виктора Ивановича, помимо сетований на объективные трудности, лишь показавшееся неубедительным заверение, что "вопрос будет решен". Как? Когда? Почему надо было ждать комиссии из Ставрополя, чтобы это хотя бы произнести? И почему местное руководство заняло позицию выжидания: а вот пусть край даст денег. Ни разу не услышала я от главы упоминаний о том, выходил ли, например, он сам, по своей инициативе, на министра культуры края или – почему бы и нет? – губернатора.

Впрочем, в чем с ним нельзя не согласиться, так это в том, что проблему надо решать общими силами. Краю – проявить реальное беспокойство об одном из крупнейших учреждений культуры. Обязательно с выходом на федеральный уровень, ибо коллекции любого государственного музея страны по закону включены в единый Российский музейный фонд. Это наше национальное достояние, и все мы за него ответственны. Значит, нашему краевому минкульту нужно найти убедительные доводы, чтобы активизировать своих московских коллег. Краевые власти не вправе игнорировать то, что здание Георгиевского музея включено в перечень памятников истории, архитектуры и культуры краевого значения. Так, со следующего года впервые в краевом бюджете планируются целевые средства на реставрацию памятников, и очень хотелось бы, чтобы Георгиевский музей одним из первых получил эту поддержку. Город, кстати, готов взять на себя финансирование проектных работ, необходимых для подготовки к капремонту здания музея, это примерно два-три миллиона рублей, а сам ремонт предположительно может стоить около десяти миллионов. Наверное, не должен остаться в стороне и район, поскольку музей в своей работе не замыкается в рамках города, обслуживая население всего района. Таким образом, "на паях" можно будет наконец что-то сделать. Но, мне представляется, "мотором" всего процесса должен стать прежде всего город, чья богатая история сосредоточена сейчас в грудах коробок среди потрескавшихся старых стен... И уж, конечно, именно отцам города следует незамедлительно провести экстренную эвакуацию музея. Они же к ней все еще не готовы...

На заре возникновения музея в этом хоть и провинциальном географически, но далеко не последнем для судеб России городе Георгиевске его основатели повели дело на самом высоком для того времени уровне. Даже будучи поначалу общественным, он уже тогда отличался качественным содержанием и оформлением экспозиций, глубоким и всесторонним подходом к подбору материалов. А став государственным (это случилось в 1980 году, году 200-летия знаменитого Георгиевского трактата о вхождении Грузии в Россию), музей развился в один из крупнейших в крае по богатству и разнообразию фондов. Они продолжают пополняться и сегодня! И как описать испытываемые при этом чувства музейщиков, когда профессионально надо бы только радоваться, но, увы, где все это хранить дальше? Вот принес давний друг музея инженер Г. Дорофеев поистине бесценное собрание археологических находок, сделанных им во время многочисленных экспедиций по району. Многое из его материалов использовано специалистами в научных работах, опубликованных и в России, и за рубежом. Тут предметы разных культур, бытовавших на Кавказе, – кабанской, аланской, сарматской, скифской... Коллекцию в тысячи (!) единиц передал недавно и В. Серкин: несколько лет назад он вел для школьников археологический кружок, водил ребят в походы, им удалось найти много интересного, теперь также ставшего музейным фондом. Щедрые дары земляков в лучшие для музея дни могли бы тут же стать новыми необычными экспозициями. Теперь забота "проще": куда положить, чтобы не капало, не подтекало, не пересыхало и т. д.

Если кто-то думает, что георгиевские музейщики заняты лишь хождением среди "чемоданов" и коридоров власти, он сильно ошибается. Сейчас, например, подготовили передвижную фотовыставку по истории города, которая вскоре поедет по школам. Скромно, конечно, всего лишь стенд-"раскладушка", но и его постарались подобрать со свойственными им тщательностью и вкусом. Пусть юные георгиевцы хотя бы в такой форме узнают славные страницы биографии родного города...

Наталья БЫКОВА

К эвакуации готовы. Но не все / Газета «Ставропольская правда» / 29 ноября 2002 г.